1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Политика и общество

Утратившие корни, или Жертвы заблуждений

Многие лидеры национального немецкого движения в России утратили поддержку / Больше коммерции, меньше политики / Российские немцы будут стремиться на Запад.

default

Куда расходовалась помощь из Германии?

ЧАСТЬ II

Профессор академии государственной службы при президенте России Татьяна Иларионова, более двух десятилетий исследующая проблемы российских немцев, в интервью с корреспондентом "Немецкой волны" анализирует сегодняшнее состояние общественных организаций, представляющих в России интересы этого этнического меньшинства.

- Германия пытается инвестировать деньги в Россию для живущих здесь немцев. Россия не может финансировать проекты для того, чтобы сохранить какую-то национальную жизнь российских немцев. Какая роль в этой ситуации отводится общественным организациям? Как они выполняют эти функции, помогают ли они российским немцам сохранить свою национальную самобытность в этих непростых условиях?

- Помощь Германии стала восприниматься лидерами национальных организаций, по моим наблюдениям, может быть, я и заблуждаюсь, как помощь лично им в проведении именно их мероприятий. Мне кажется, что давным-давно многие из этих лидеров утратили свои корни. То, что сегодня мы видим в Москве в виде представительств всероссийских организаций - это группа лидеров, когда-то заявивших о себе. У них, если и есть поддержка в регионах, то она очень слабая. Все эти перемены происходили в контексте общих политических перемен в России. Из-за отпущенных цен, инфляционных процессов мы утратили вкус к политике. Мы хотим быть экономическими людьми. Мы хотим зарабатывать и жить нормально, и перенос этих смыслов тоже сказался на немецком движении.

Коммерция лучше, чем политика?

- Насколько я понимаю, Вы хотите сказать, что лидеры национального немецкого движения вошли во вкус и захотели политикой заниматься меньше, чем коммерцией. Другими словами, деньги, которые выделяла германская сторона, они тратили больше на собственные нужды, чем на нужды людей, которые в этом нуждались?

- Я не стала бы обвинять таким образом эти организации. Я думаю, что они сами были жертвами собственных заблуждений. Им казалось, что ими сформулированные цели, есть цели всего народа. Из-за того, что они пребывали в этих заблуждениях, сами люди в регионах может быть вообще ничего не получали. Тогда как под проекты, которые, может быть, и не стоило финансировать, выделялись огромные средства. Мне сразу пришли на память несколько таких проектов. Помните, в начале 90-х годов германская сторона была воодушевлена строительством контейнерных поселков, созданием сыроварен, мелких предприятий хлебобулочного направления. Было множество иллюзий не только в России, не только у российских немцев, но и у германской стороны. Тогда всем казалось, что так просто инертную социальную машину повернуть и сделать ее более мобильной. Выяснилось, что общество имеет свои законы развития. И даже на примере такого ограниченного в масштабах Вселенной движения, каким стало движение российских немцев, это дало о себе знать.

- В каком смысле дало о себе знать? Сыроварни и хлебобулочные предприятия, которые, например, в Омской области созданы, и сегодня еще кормят людей.

- Тогда всем казалось, что так просто – дай нищему сыроварню, и он тут же начнет организовывать собственное дело и никуда не поедет.

Дорога ведет на Запад

- Извините, а выяснилось, пока в Германии жизнь будет лучше, цивилизованнее, пока немцы будут богаче, чем россияне, российские немцы, имея даже одну треть немецкого происхождения, все равно будут стремиться на Запад.

- Вы правы, когда мы рассматриваем эту систему в виде такой схемы: страна, которая отпускает, страна, которая принимает и люди, которые хотят переселиться из одной страны в другую, то мы должны принимать в расчет многие факторы, и экономические в том числе.

Виктор Вайц, НЕМЕЦКАЯ ВОЛНА

Контекст