1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Религия и церковь

Успение Пресвятой Богородицы

    «Не имамы иныя помощи, не имамы иныя надежды, разве Тебе, Владычице. Ты нам помози, на Тебе надеемся и Тобою хвалимся: Твои бо есмы рабы, да не постыдимся».

    У человека, далекого от христианства, может возникнуть представление, что христиане поклоняются не только Иисусу Христу, но и таинственному женскому божеству. Достаточно переступить порог православного храма, взглянуть на обилие образов, украшающих его стены, чтобы найти подтверждение возникшей догадке. Храм действительно полон мужских и женских ликов, в числе которых преобладающим является образ великой Девы-Матери с Божественным Младенцем на руках. В молитве Она именуется Владычицей. Ее, вознесенную на Небо ангелами, можно видеть на иконе Успения.

    Подобное восприятие христианства, столь характерное для невоцерковленного сознания, стремительно начинает меняться, если человек решается сделать шаг навстречу Богу. Как только в душе возникает желание познать тайны христианского мира, запечатленные в многочисленных образах, икона начинает говорить.

    При этом жестко ограниченное иконной доской пространство расширятся, выходя за рамки не только конкретного изображения, но и за пределы самого храма. Икона помогает преодолеть даже время. Переходя от изображения к изображению, человек имеет возможность совершить духовное путешествие к самым истокам христианской веры. Так, икона Успения Пресвятой Богородицы, замыкающего годичный круг церковных праздников, не только переносит человека в апостольское время, но и являет итог Божественного Домостроительства на земле.

    На иконе мы видим первую Иерусалимскую общину у смертного одра, на котором простерто тело умершей Богоматери. Апостолы, жены-мироносицы, первые святители Новозаветной церкви собрались вместе, чтобы проводить в последний путь ту, которая подарила миру Спасителя.

    Самый древний и самый чтимый в Русской Православной Церкви образ Успения приводит нас в Киев. В столичном граде Древней Руси он появился впервые в конце 11 века. В 1085 году четверо греческих зодчих принесли икону из Константинополя и передали в дар основателям русского монашества преподобным Антонию и Феодосию Печерским. Как свидетельствует Церковное Предание, образ вручила греческим мастерам в знаменитом Влахернском храме Сама Пресвятая Дева, благословив их на строительство храма в Печерской обители.

    Так, в первом русском монастыре греческими строителями и Печерскими иноками был возведен собор, названный Успенским в честь принесенного образа. Вскоре, по примеру Киева, во многих княжествах поднялись Успенские церкви: и в Ростове, и в Суздале, и во Владимире.

    После страшного разорения Киева в ходе монголо-татарского нашествия главная церковная кафедра была перенесена сначала во Владимирское, а затем в Московское княжество. В центре Москвы, по инициативе и при личном участии первого московского митрополита Петра, был возведен Успенский собор. Объединение удельных княжеств и усиление централизованного Московского царства происходило, как и предсказал святой Петр, вокруг храма, получившего в народе название «Дома Пресвятой Богородицы».

    Образ Успения для главного кремлевского собора написал сам святитель Петр. Второй чудотворной иконой храма стала икона Успения, написанная на гробовой доске его последователя и преемника святого митрополита Алексия.

    Не только московские иконы, но и все многочисленные чудотворные образы Успения Пресвятой Богородицы по своей иконографии восходят к Киево-Печерскому первоисточнику, сохранившемуся неповрежденным, несмотря на все бедствия, обрушившиеся на южные рубежи страны.

    Знаменитая Киево-Печерская икона имеет и второе название. Как и сам праздник Успения, она именуется «Взятием на небо Пресвятой Богородицы». Так за историческим пластом образа постепенно начинает открываться его глубинная вероучительная основа.

    Киево-Печерская икона выделяется среди всех известных икон Успения более позднего письма своей предельной лаконичностью. Подражая краткому по форме и бездонному по содержанию евангельскому повествованию, она сосредотачивает внимание на главном. На иконе мы видим двенадцать ближайших учеников Христа, собравшихся у одра Божией Матери. Пятеро из них изображены у изголовья Девы Марии, пятеро у Ее ног. Апостол Петр воздает честь усопшей каждением фимиама, апостол Павел благоговейно припадает к Ее стопам, а апостол Иоанн, в доме которого произошло успение Богородицы, изображен скорбящим у Ее груди.

    Рядом с одром - главная книга христиан, Евангелие, поведавшее людям о Спасителе, «о всем, что Иисус делал и чему учил». При этом апостолы сохранили и передали последующим поколениям лишь самое важное, самое необходимое в деле спасения человеческой души, ибо «если бы, по слову евангелиста Иоанна, писать о том подробно, то и самому миру не вместить бы написанных книг».

    Многое из того, что запечатлелось с апостольских времен в человеческой памяти и что не вошло в Священную Книгу, вот уже более 20 веков хранит Церковь в своем Предании. Из Священного Писания и Предания современный человек черпает богатейшую информацию о земной жизни Девы Марии, особое почитание Которой восходит к первой Иерусалимской общине. Именно в те годы мать Иисуса Христа стали именовать «Богородицей».

    Спустя столетия, когда в Церкви вспыхнули богословские споры, касавшиеся личности Спасителя, когда появилось направление в христианстве, пытавшееся разорвать единство двух природ во Христе, человеческой и Божественной, константинопольский архиепископ Несторий вслух озвучил мысли богословов Антиохийской школы, будто Деву Марию надо называть не «Богородицей», а «Христородицей» или «Человекородицей», ибо Она родила не Бога, а человека, который только в момент Крещения Святым Духом был усыновлен Небесным Отцом.

    Подобное высказывание вызвало бурю протестов в среде верующих, привыкших к богослужебному почитанию Богоматери. Нестроения в Константинопольской Церкви заставили иерархов внимательно разобраться с культом Девы Марии. В 431 году в Эфесе, в древнем богородичном храме, состоялся Третий Вселенский Собор, на котором достоинство Девы Марии как Матери Спасителя мира было подтверждено и высокое Ее имя «Богородицы» догматически закреплено.

    С того момента культ Божией Матери вступил в новую фазу: в Ее честь повсеместно стали возводить храмы, которые наполнялись богородичными иконами, восходившими к древним первоисточникам, написанным, по свидетельству Церкви, апостолом Лукой. Время многое разрушило и предало забвению, но почитание Девы Марии не только не ослабло, но с каждым веком набирало силу, раскрывая все новые грани Ее духовного подвига. На иконах великая Дева-Мать изображалась рядом со своим Божественным Сыном Иисусом Христом, что зримо подтверждало Ее высокое достоинство.

    «Отдав Свою плоть Христу, Божия Матерь стала Ему «единокровной». Нерасторжимое единство земной Матери и Божественного Младенца икона передавала символическим языком красок. Марию и Иисуса изображали в одеяниях двух цветов, красного и синего, символизирующих неслиянное, но и нераздельное соединение земного и Небесного, человеческого и Божественного.

    При этом Младенца Христа писали в синем гиматии и нижнем хитоне красного цвета, ибо Он Бог, пришедший на землю и ставший человеком. Фигуру же Марии с головы до ног покрывал красный мафорий, накинутый поверх одежд синего цвета, что характеризовало Ее как земную женщину, достигшую высшей ступени святости.

    Неслучайно на иконе у смертного одра Богоматери возвышается в сиянии Cлавы, окруженный ангелами Господь, принявший в Свои руки преображенную душу Марии в образе Младенца. То, о чем мечтали люди на протяжении тысячелетий; то, ради чего Господь шагнул на Крест, свершилось. Человек вновь стал гражданином Царства Небесного. Пройдя через страдания, распятие и воскресение, Богочеловек Иисус очистил и преобразил человеческую плоть, открыв каждому человеку возможность обожения.

    Так, Успение Пресвятой Богородицы на наших глазах превращается в великий и радостный праздник, именуемый в христианстве «Второй Пасхой», а Церковь воспевает Деву Марию как первого человека, победившего смерть.

    Восхождение в Царство Божие начинается для каждого христианина уже на земле, в тот момент, когда, подражая Деве Марии, человек говорит Богу «да». На иконе Успения мы видим тех, кто пошел за Христом и Его Пречистой Матерью. Даже мученическая смерть не могла отвратить апостолов от любви и преданности Господу. Они стали основой христианской Церкви; новым родом людей, способным не на словах, а в сердце своем сохранять и преумножать Божественную любовь.

    Для каждого из них Дева Мария была духовной Матерью, олицетворением земного совершенства и святости. Смертный одр Богоматери превратился в Божественном мире в величественный трон, на котором Она торжественно восседает как Всесвятая Царица небесной и земной Церкви. Находясь на вершине славы у престола Своего Божественного Сына, окруженная не только учениками Господа, но и ангельскими чинами, великая Дева-Мать продолжает Свое служение, неустанно вознося молитвы к Богу о спасении всего человеческого рода, а каждый Ее образ, неподвижно лежащий в центре храма на аналое, приобретает поразительную способность приводить в движение человеческий дух.

    Вглядываясь в икону Успения, вопрошающий человек открывает для себя глубины христианского мировосприятия, ищет и постепенно находит ответы на волнующие его вопросы. Сиротливо и робко переступив порог храма, человек обретает опору в опыте тех, кто шел впереди; входит в семью единомышленников. Для него Богоматерь становится духовной Матерью. И тогда, почувствовав в сердце умиление, нежность, благоговение, человек присоединяет свой голос к Церковному славословию:

      «В рождестве девство сохранила еси, во успении мира не оставила еси, Богородице, преставилася еси к животу, Мати сущи Живота, и молитвами Твоими избавляеши от смерти души наши».