1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Еуропа и Беларусь

Урок немецкого ... преодоления прошлого

21.04.2007

«История национал-социализма остается с нами и после смерти его очевидцев. И дискуссии на эту тему необходимо вести вновь и вновь.»

default

Так немецкий историк Пауль Нольте прокомментировал попытку выставить бывшего судью нацистского военного трибунала противником гитлеровского режима. Работа по преодолению тоталитарного прошлого Германии продолжается.

В Германии в очередной раз громыхнуло эхо нацистского прошлого. Разразился очередной скандал, связанный с различным отношением к этому самому прошлому и преодолению эпохи гитлеровской диктатуры, работа над чем, как выясняется, еще далеко не закончилась. В эпицентре скандала – доселе мало заметный на общефедеральном уровне, но оттого не менее влиятельный на местном – премьер-министр преуспевающей в экономическом отношении федеральной земли Баден-Вюртемберг Гюнтер Оттингер. Боком для него вышла церковная панихида по случаю кончины одного из его предшественников на посту главы земельного правительства Ханса Фильбингера. Фильбингер благополучно отправился в мир иной еще первого апреля в почтенном возрасте девяноста трёх лет. Двенадцать из них – с шестьдесят шестого до семьдесят восьмого был премьером в Баден-Вюртемберге. Если верить арифметике, родился он в тысяча девятьсот четырнадцатом и концу войны был уже вполне зрелым человеком. А служил он в то время - судьей нацистского военного трибунала, пачками выносившего дезертирам вермахта смертные приговоры. Это обстоятельство выяснилось не сразу, а когда выяснилось – в семьдесят восьмом году – Фильбингеру пришлось уйти в отставку с поста главы земельного правительства. Почти тридцать лет он вел жизнь добропорядочного пенсионера, умер, а на церковной панихиде слово взял Гюнтер Оттингер. Отметив заслуги покойника перед народом славной земли Баден-Вюртемберг, он затем сказал:

«Ханс Фильбингер не был национал-социалистом. Напротив, он был противником нацистского режима. Нет ни одного приговора, вынесенного им, в результате чего хоть один человек был бы лишен жизни.»

Строго говоря, Оттингер прав. Два из известных историкам смертных приговора, подписанных судьей Фильбингером, не были приведены в исполнение, поскольку осужденным удалось бежать. А под тем, что был приведен в исполнение в последние дни войны – в отношении двадцати двух летнего матроса Вальтера Грёгера – стоит другая судейская подпись. Ханс Фильбингер в том деле выступал не в качестве судьи, а в роли обвинителя и ... требовал именно смертного приговора дезертиру, которого и расстреляли. При этом немецкие историки считают, что настаивать на высшей мере было совсем не обязательно. Юрист и исследователь немецкой военной истории Манфред Мессершмидт:

«Есть примеры, когда судье, не оправдавшему ожидания начальства, ничего не было. Так, трижды отменялся приговор, в котором судьи вместо высшей меры выносили тюремное заключение вопреки тому, что командующий флотом адмирал Дениц требовал расстрела. К смертной казни в том случае дезертир был приговорен только с четвертого раза, и уже другим составом трибунала. Но тех судей, которые поначалу отказались выполнить требование руководства, так и не наказали.»

Следовательно, и у Ханса Фильбингера была возможность не настаивать на смертном приговоре. Но он настоял. Потому что был нацистом до мозга костей, фанатически преданным режиму, считает писатель Рольф Хоххут, который, собственно, и раскопал прошлое Фильбингера и тем самым инициировал его вынужденную отставку с поста премьер-министра Баден-Вюртемберга. По утверждению писателя, Фильбингер уже находился в английском плену, когда требовал расстрелять дезертира и даже внес свое собственное имя в графу приговора, где указывался офицер, отдающей расстрельной команде приказ «Огонь». Рольф Хоххут:

«Он был не просто одним из национал-социалистов – ими были половина немецкого народа, даже больше половины – он был садистским военным преступником».

Почему же Гюнтер Оттингер назвал его «противником гитлеровской диктатуры»? О покойнике только хорошее или воообще ничего? Примерно так объяснил свое выступление на панихиде сам премьер. В церкви были, мол, родные и близкие усопшего, хотелось сделать им приятное, утешить, тем более что на посту главы земельного правительство Фильбингер и в самом деле сделал немало хорошего для своих земляков. Но и когда разразился скандал, Оттингер поначалу стоял на своём:

«Я думаю, что Ханс Фильбингер был противником диктатуры. У него просто не было, как у других, силы для открытого сопротивления. Он вел себя как миллионы других, но по отношению к режиму занимал весьма критическую позицию.»

Прошло несколько дней прежде чем Оттингер понял, что совершил ошибку. Пришлось вмешаться даже канцлеру Ангеле Меркель, которая поговорила с ним по душам. В конце концов премьер извинился, но так, что страсти разгорелись с новой силой. В интервью бульварной газете «Бильд» Оттингер заявил, что вовсе не хотел ранить чувства жертв нацистского режима, а если это произошло, то сожалеет об этом и просит прощения. Большинство немецких политиков такое извинение премьер-министра Баден-Вюртемберга не приняли. Председатель фракции «зеленых» в бундестаге Фритц Кун:

«Я не считаю, что тем самым подведена черта. Жидковатое извинение. Прося прощение, как правило, знаешь, в чем провинился. Я бы предложил Оттингеру пару дней подумать и недвусмысленно объявить, считает ли он Фильбингера по-прежнему противником национал-социализма, да или нет, и извиниться за то, что назвал его им.»

Оттингер думал не пару дней, а всего пару часов. В тот же день, после выволочки на заседании президиума Христианско-демократического союза он заявил, что отказывается от своих слов, произнесенных на церковной панихиде:

«Через газету «Бильд» я извинился – публично и прежде всего перед родными и близкими жертв нацизма. Прошу прощения еще раз, а кроме того, я больше не настаиваю на своих формулировках и отказываюсь от них. Думаю, что этим всё сказано.»

Скандал исчерпан? Этот конкретный, наверное, да. Но сама тема преодоления прошлого остается для Германии актуальной, жаль что не для всех стран, имеющих тоталитарное прошлое. Вот как оценивает ситуацию писатель Ральф Джордано:

«Одно видно совершенно отчетливо: Гитлер и всё что связано с его именем, хоть и потерпело военное поражение, но духовно, точнее – бездушно – он еще не повержен, и одно это пугает. Наряду с этим в Германии в прошлом году совершены восемнадцать тысяч насильственных правонарушений с праворадикальной мотивировкой. Что же происходит в этой Германии через шестьдесят два года после краха Германии гитлеровской? Нет, нет. Германия еще не на чистоту со своим прошлым».

А вот как оценил последний скандал немецкий историк Пауль Нольте:

«Всё это просто-напросто означает, что история национал-социализма – и выступление на панихиде в этом отношении симптоматично – остается с нами и после смерти его очевидцев. И дискуссии на эту тему необходимо вести вновь и вновь.»

И дискуссии о нацистском прошлом в Германии ведутся, причем, как показывает скандал с Гюнтером Оттингером, весьма острые и невзирая на лица. Кому-то это может показаться ковырянием немцев в их собственных исторических ранах, своего рода национальным садомазохизмом. Но уж лучше так, чем просто, как это сделано в России, попытаться закрыть главу с тоталитарным прошлым. Проблема в том, что не прочитав и не поняв трагические, преступные страницы собственной истории, книга современности будет всякий раз открываться на том же самом месте. Или иначе говоря, не выучив уроки прошлого, придеться снова наступать на те же самые грабли. При Ельцине вроде бы начали, но дальше процесс преодоления сталинского прошлого в России так и не пошел. Сами знаете, почему.

Новости «Русского Берлина»

На сцене знаменитого берлинского театра «Фольксбюне» прошло необычное представление под названием «Внуки Достоевского». Трудно определить его жанр. Скорее всего – литературные чтения в сопровождении фортепьяно. Художник и писатель Харлампий Орошаков представил публике свою новую книгу об истории «восточного вопроса»

«История западно-восточного вопроса... куда он хочет и почему» (аудиофайл)

Со времен бурных дискуссий между русскими западниками и славянофилами прошло почти полтораста лет. Но, как уверен Орошаков, без прошлого нельзя понять настоящее. Ведь Запад и Восток должны в конце концов сойтись и понять друг друга.

Музыкальную концепцию вечера разработал живущий в Берлине пианист и композитор Ильдар Харисов.

«Харлампий начинает рассуждения... многие считали западником» (аудиофайл)

Западники и славянофилы, Тургенев и Достоевский, балканские войны, пан-славизм. Может показаться, что все это в прошлом. Но в Германии внезапно проснулся интерес к полузабытой теме. Интервью с Харлампием Орошаковым напечатал журнал «Шпигель». А на вечер в «Фольксбюне» приехали радио- и тележурналисты.

В Доме российской науки и культуры в Берлина открылась выставка, на которой представлены работы 400 украинских художников. Эту масштабную экспозицию привез в немецкую столицу киевский продюсер Валерий Бойко.

«Нужно искать таланты... дает качественный скачок» (аудиофайл)

Распад прежней советской системы финансирования и опеки художественного творчества многие переживали нелегко.

«Были большие проблемы у художников... умирают от этого» (аудиофайл)

Но молодежь активно пробивает себе дорогу. По словам Бойко, современное украинское искусство востребовано и на родине, и за рубежом. Картины некоторых художников, представленных на выставке в Берлине, уже нашли свой путь в немецкие картинные галереи...