Уроки истории: что принесла России первая Крымская война | Культура и стиль жизни в Германии и Европе | DW | 25.02.2016
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Культура и стиль жизни

Уроки истории: что принесла России первая Крымская война

160 лет назад открылся Парижский конгресс, который подвел черту под Крымской войной, столь бесславной для Российской империи. Оценим его с высоты сегодняшнего дня.

Уильям Симпсон. Раненые ждут эвакуации из Балаклавы, 1855 год

Уильям Симпсон. "Раненые ждут эвакуации из Балаклавы", 1855 год

160 лет назад, 25 февраля 1856 года открылся Парижский конгресс, который подвел черту под Крымской войной, столь бесславной для Российской империи. И проигранная война, и сам конгресс, и подписанный в Париже в марте мирный договор существенно изменили соотношение сил на континенте, отодвинув Россию на второй план. Вместе с тем, противоречия между ее оппонентами - Францией, Англией, Австрией, Оттоманской империей и Пруссией - и то, что политические интересы перечисленных стран отчасти сталкивались, позволило России меньше заплатить за поражение в Крымской войне, чем этого можно было бы ожидать.

Четыре условия

Прежде чем согласиться на мирные переговоры, противники России в войне еще в июле 1854 года, меньше чем через год после ее начала, поставили ей четыре условия: нейтрализация (сегодня мы сказали бы: демилитаризация) Черного моря, отказ от исключительного российского протектората над дунайскими княжествами Молдавией и Валахией, гарантия свободного судоходства по Дунаю (что было связано с потерей части Бессарабии), а также общеевропейская защита немусульманского меньшинства в Оттоманской империи. Александр II категорически отверг эти ультимативные требования.

Контекст

Не мудрено, ведь как раз оккупация подчиненных турецкому султану дунайских княжеств Россией в 1853 году и претензии царя Николая I на то, чтобы стать единственным "официальным" патроном православных верующих в Оттоманской империи, привели, среди прочего, к Крымской войне. Николай и его советники были уверены в том, что турки слишком заняты внутренними проблемами, а Запад слишком слаб, чтобы решиться на войну. Они просчитались. Христианско-мусульманский альянс состоялся, и Россия потерпела чувствительное поражение.

В марте 1855 года Николай I умер и на престол взошел его сын Александр II . В сентябре французские и английские войска взяли Севастополь. Русские войска сдали также Керчь и Евпаторию, крепости Еникале на берегу Керченского пролива и Кинбурн в устье Днепра. Австрия, долгое время остававшаяся нейтральной и безуспешно пытавшаяся убедить Россию принять условия мирных переговоров, ввела войска на территорию дунайских княжеств, оставленных русскими. В боевых действиях против России австрийцы по-прежнему участия не принимали, но потенциальная угроза того, что терпение Австрии лопнет окончательно, связывало значительные военные силы России на границе.

В общем, ситуация была безнадежной, надежд на победу не оставалось. Кроме того, немало людей в царском окружении считали, что продолжение войны могло привести к волнениям в среде крепостных крестьян. И император Александр собрал в Зимнем дворце своих ближайших советников. Их мнение было практически однозначным: хотя предварительные условия мира тягостны для России, неприятие их лишь ухудшит ее положение. Князь Воронцов, например, прямо сказал, что продолжение войны приведет к финансовому истощению страны, потребует огромных жертв, может быть, даже к потере Польши и Финляндии. Граф Орлов, которого царь позже назначил представителем России на Парижском конгрессе, предостерег от того, чтобы ориентироваться на настроения ура-патриотов, которые требуют продолжения войны: "Власть не должна заботиться о разглагольствованиях и истерических криках публики".

"Патриоты" - против

Истерика действительно была, как только "публика" узнала о решении царя принять условия союзников и начать мирные переговоры. Известный советский историк Евгений Тарле приводит в своей двухтомной монографии "Крымская война" такой эпизод. В театре шла драма "Дмитрий Донской", и после слов "Ах, лучше смерть в бою, чем мир принять бесчестный!" зал разразился громом оваций. Дело было только в том, что на севастопольской Черной речке, в крымской грязи, умирали вовсе не те люди, который сидели в театральном зале. Война не делала их беднее, не обрекала на нищету и полуголодное существование их семьи. Придворной аристократии легко было проявлять патриотические восторги и патриотический гнев: война ничем ей не угрожала.

Сражение на Черной речке. Картина Пауля Леверта, 1855 год

"Сражение на Черной речке". Картина Пауля Леверта, 1855 год

Дипломатическая борьба на Парижском конгрессе была трудной. Впрочем, то, что Россия приняла предварительные условия, облегчило задачу и самого графа Орлова, и его оппонентов. Россия вернула захваченную ею турецкую крепость Карс, французы и англичане вывели свои войска из Севастополя, Керчи и Евпатории. Валахия, Молдавия и Сербия были окончательно потеряны Россией, кроме того, ей пришлось отдать часть Бессарабии.

Самым болезненным для национального самолюбия России была статья договора о нейтрализации Черного моря. Всем черноморским державам запрещалось иметь здесь военные флоты, крепости и арсеналы. Особенно резкие споры вызвал вопрос о городе Николаеве. Англичане требовали уничтожить его военные арсеналы и верфи, русские настаивали на том, чтобы исключить Николаев из поля действия договора, так он находится не на море, а на реке Буг. Однако именно Николаев был во время Крымской войны главной тыловой базой Черноморского флота, возражали англичане.

Луи-Эдуард Дюбюф Участники Парижского конгресса, 1856 год

Луи-Эдуард Дюбюф "Участники Парижского конгресса", 1856 год

В конце концов, был достигнут компромисс: никто ничего уничтожать не стал, но город демилитаризовали. Его открыли для иностранных судов, он стал крупным коммерческим портом. В конце XIX века Николаев занимал третье место в России по объемам заграничной торговли - после Санкт-Петербурга и Одессы. Вот что дал Николаеву мир.

Россия после войны

Севастополь ждала другая судьба. В 1870 году, воспользовавшись тем, что шла франко-прусская война, Российская империя дезавуировала часть парижских договоренностей. Севастополь снова стал базой военно-морского флота.

Все это, однако, - вовсе не причина для того, чтобы считать результаты начатой и проигранной Россией Крымской войны не столь уж страшными для нее. Политические ее последствия были гораздо более серьезными, и в какой-то мере мы ощущаем их даже сегодня, спустя 160 лет.

Как писал еще академик Тарле, "война глубоко изменила прежние отношения России". Она перестала играть ведущую роль в Европе, роль уважаемого политического арбитра, которую получила после победы над Наполеоном. В политические лидеры вышла Франция, позже - Пруссия и Австрия, которые до Крымской войны входили вместе с Россией в "Священный союз". Окончательно были испорчены отношения с Англией, взаимное недоверие определяет отношения России и Великобритании до сих пор. Врагом на долгие десятилетия стала и Турция, с которой Россия постоянно воевала. Друзей и союзников Крымская война России не принесла.

Культура и стиль жизни