1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Умида Ниязова: "Очень страшно жить вне правового поля"

Узбекская правозащитница и журналистка Умида Ниязова, проведшая более трех месяцев в заключении в Узбекистане, сейчас работает в берлинском офисе "Хьюман Райтс Вотч".

Узбекская правозащитница и журналистка Умида Ниязова в Берлине

Узбекская правозащитница и журналистка Умида Ниязова в Берлине

После андижанских событий мая 2005 года, когда жертвами разгона демонстрации стали сотни невинных граждан, ситуация с правами человека в Узбекистане изменилась. Возможно, надолго. Может быть, навсегда. Страну покинули практически все международные организации и независимые журналисты. На скамье подсудимых, а затем и в заключении оказались известные правозащитники. Держать ответ перед судом пришлось и нашей сегодняшней героине – Умиде Ниязовой.

В этом году Умида Ниязова стала лауреатом правозащитной премии Human Rights Watch . Сейчас узбекская правозащитница и журналистка находится в Берлине, работает в местном бюро Human Rights Watch по приглашению организации:

Умида Ниязова: "Очень часто я была на судебных процессах, общалась с родственниками подсудимых. Я видела человеческие трагедии… как плачут матери, как плачут отцы… Очень эмоциональные истории! Я помню, был процесс, судили восьмерых молодых людей за ваххабизм. Пришла мать одного из подсудимых. У нее в руке все время был маленький кусок мяса… Иногда, под конец процесса, судья разрешает родителям подойти к клетке и обнять детей, ведь во время следствия свиданий нет…И эта мать держала в руке этот кусок мяса, чтобы потом, если разрешат подойти, положить сыну в рот этот кусочек, потому что они знают, как там голодно, в Таштюрьме…"

Узбекистан в эти дни также отмечает юбилей Всеобщей декларации прав человека:

УН: "Они проводят мероприятия, открытые уроки в школах по изучению Декларации… Я не знаю, для чего это делается?! Если в тюрьмах сидят правозащитники и политические заключенные, какое власть имеет моральное право говорить о правах человека, праздновать 60-летие Декларации, если она действует против тех ценностей, которые описаны в этой декларации?"

В начале 2007 года во время попытки пересечения узбекско-киргизской границы Умида Ниязова была арестована. Обвинение ей предъявили сразу по трем статьям уголовного кодекса Узбекистана: контрабанда, нелегальный переход границы и распространение материалов, содержащих угрозу безопасности и общественному порядку. По итогам короткого закрытого судебного процесса Ниязова была приговорена к семилетнему заключению в колонии общего режима. В ее рабочем компьютере были якобы найдены "опасные" материалы…

Более трех месяцев провела Умида Ниязова в камере в ожидании судебного процесса. Сначала – в Андижане. Потом – в Ташкентской тюрьме:

УН:"Самыми сложными для меня были первые три дня. Изолятор временного содержания ГУВД в городе Андижане. Это было подвальное помещение, очень холодное. Если Вы знаете, Андижан – это такой город, где никогда не топят. Там вообще нет тепла. Это было так холодно! Мне казалось, что я умираю!"

Камера. Четыре стены и безызвестность. Как пишет Умида о том времени: "В голове мелькали разные мысли, я задумалась об одном странном совпадении. В декабре, когда меня впервые арестовали, был день смерти Туркменбаши . 22 января, во время моего повторного ареста, был день окончания конституционных полномочий Каримова ":

УН:"Самые страшные моменты моей жизни – это то время, когда я была в тюрьме, в камере. Вы находитесь на территории произвола! Бесправия! Не имеет значения, есть ли доказательства Вашей вины. Не важно, о чем Вы будете говорить, хороший ли у Вас адвокат… Имеет значение только лишь воля тех людей, которые могут решить Вашу судьбу так, как они хотят. Это очень страшно – жить вне правового поля, жить в таком обществе, в неправовом государстве…"

Umida Nijazowa usbekische Menschenrechtlerin

После объявления приговора Умиде Ниязовой было рекомендовано обратиться за к "компетентным людям". Эти люди "посоветовали" ей выступить на апелляционном суде с покаянной речью, публично осудить деятельность международных правозащитных организаций, в частности, Human Rights Watch . Умиде, по ее словам, очень хотелось снова увидеть сына (на тот момент двухлетнего), и не через семь лет заключения, а прямо сейчас… И был показательный процесс, как в старые добрые времена. И было признание в совершении неправедных действий. И было помилование…

УН:"Конечно, это слабость. Я не смогла в себе найти силы, чтобы оставаться принципиальной… Но жизненная ситуация была такая, и я сделала свой выбор, плох он или хорош. Я согласилась публично критиковать международные правозащитные организации и признаю себя виновной. Это была цена моей свободы на тот момент… Это не было предательством, не было подлостью. И это ясно всем, особенно моим друзьям и коллегам…"

Деятельность Умиды Низяовой была направлена на помощь людям. Получается, что за это ее и осудили? Не возникает ли двоякого отношения к родине в этой связи? С одной стороны – любовь, с другой – ненависть… Для Умиды Ниязовой данной дилеммы не существует:

УН:"Не может быть двойного видения родины! Родина – это дом, страна, улица, родители… Просто есть правительство, есть люди, которые узурпировали власть и которые виновны в сложившейся ситуации, которые проводят репрессии… Это совершенно другое! Я обвиняю этих людей, но я однозначно люблю родину, ведь как можно не любить свой дом?"

Узбекистан сегодня – страна преимущественно мусульманская с традиционным общественным укладом. Почему так получается, что в обществе, где главенствуют мужчины, именно женщины зачастую занимаются правозащитной деятельностью?

УН:"Узбекистан – это страна, построенная мужчинами для мужчин. Это ясно. Но фактически самые смелые и самые активные представители гражданского общества – это женщины! Репрессии против мужчин всегда были сильнее. Самых активных либо посадили, либо они уехали из страны. А женщины часто приходят в правозащиту из личных побуждений, после сильных личных переживаний. Тамара Чикунова всю свою жизнь посвятила отмене смертной казни в Узбекистане, потому что ее сын единственный погиб из-за несправедливого суда. Вся судьба этой женщины изменилась таким образом! Другие женщины тоже начинали с помощи близким, родным, а потом это стало делом их жизни, они нашли себя в правозащитной деятельности".

С начала текущего года в Узбекистане отменена смертная казнь. На свободу из заключения вышли известные правозащитники. Данные факты подаются внутри страны исключительно как неоспоримое улучшение ситуации в правозащитной сфере. Такого же мнения придерживается и ряд зарубежных экспертов. Умида Ниязова видит в происходящем "очередной обман":

УН:"Нельзя говорить об улучшении ситуации в целом. Государство освобождает одних правозащитников, но арестовывает других! Те, кто вышел на свободу, уже, чаще всего, неактивны. Они прошли через эту репрессивную машину… Они боятся работать дальше… Но государство арестовывает других, активных, которые работали. Как можно говорить об улучшении?"

В нашем эфире была известная узбекская правозащитница и журналистка Умида Ниязова. Более трех месяцев провела она в Узбекистане в заключении, а в этом году стала лауреатом правозащитной премии Human Rights Watch .

Беседовала Дарья Брянцева

Контекст

Архив