1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Культура и стиль жизни

Украинская львица приручает европейских маэстро

Оксана Лынив - редкий случай. Молодая украинка чувствует себя уверенно за пультом дирижера, который все еще властно удерживают мужчины.

38-летняя украинка Оксана Лынив получила образование дирижера в родном Львове и Дрездене. Сегодня она работает в одном из лучших оперных театров Европы - Баварской государственной опере.

DW: Оксана, признайтесь: действительно ли мужчины и женщины дирижируют по-разному?

Оксана Лынив: В мире вообще нет двух одинаковых дирижеров, как нет двух одинаковых людей. Техника дирижирования напрямую связана с темпераментом, с телом, с физическим сложением. И, конечно, женщины отличаются от мужчин: это и другое мировоззрение, и другие физические данные.

- И все-таки это не дает ответа на вопрос, почему женщин-дирижеров так мало: "женская квота" составляет в этой профессии около 5 процентов...

- Это связано с отсутствием традиции. Даже если есть талантливые женщины, они не всегда готовы вступить на этот непростой путь. Кроме таланта тут нужен еще очень крепкий характер.

- С какими сложностями вам лично пришлось столкнуться?

- Многим в моем окружении сначала казалось, что я придумала что-то странное. Я и сама думала, что на дирижерский факультет берут только мужчин - как в армию. Отсутствуют образцы для подражания: все дирижеры - мужчины, все профессора - мужчины. Некоторые из них относятся скептически к желанию женщины стать дирижером. Если у начинающего мужчины-дирижера что-то не получается, ему говорят: "Попробуй еще раз". Если у тебя что-то не получается, раздается: "Ах, это же женщина". Бывает обидно. Это такая ревность мужского мира, который не хочет открывать тебе двери.

С первом взмахом палочки я погружаюсь в другое пространство: Оксана Лынив за пультом в Мюнхене

"С первом взмахом палочки я погружаюсь в другое пространство": Оксана Лынив за пультом в Мюнхене

Кроме того, на Украине просто нет этого открытого рынка музыкальных вакансий, как в Германии, и сразу после учебы у тебя нет никаких шансов вступить в профессиональную жизнь и заявить о себе. Помню, когда я дирижировала на своем выпускном экзамене, я даже заплакала от мысли, когда же мне снова будет суждено встать перед оркестром? Когда я узнала о дирижерском конкурсе имени Густава Малера (Gustav Mahler) в Бамберге, я решила, что это мой шанс. Когда пришло приглашение на конкурс, у меня чуть не выпрыгнуло сердце из груди.

- После приза на этом конкурсе ваша карьера стала развиваться и в Германии, и на Украине. Вы четыре года работали в Одесском оперном театре. Как вы попали из Одессы в Мюнхен?

- На один мой спектакль случайно пришел, находясь в Одессе, Илья Коновалов, концертмейстер Израильского филармонического оркестра. Ему понравилось, что я делаю Благодаря его рекомендации диск с моими записями посмотрел Кирилл Петренко, который как раз готовился возглавить Баварскую оперу. Кирилл пригласил меня стать его ассистенткой. Работать с таким музыкантом, как он, в одной из лучших опер мира - бесценный для меня опыт.

- Возвращаясь к "гендерной" теме, в последние годы появилась целая плеяда ярких молодых дирижеров - настоящих львиц: Алондра де ла Парра, Ану Тали, Карен Камензек, вы… Почему именно сейчас женщины "пошли штурмом" на этот бастион?

- Мне кажется, социальная ситуация в целом меняется: общество становится более открытым, демократичным, глобальным. Меняется и ситуация в оркестрах: если раньше считалось, что дирижером может быть только седовласый мэтр за шестьдесят, то в последнее десятилетие появилось много интересных и совсем молодых людей, которые принесли за пульт новые идеи, энергичный темперамент. Они принципиально отличаются от того, к чему мы привыкли в прошлых поколениях. Все эти тенденции привели к тому, что открывается дорога и для женщин.

- Некоторые из ваших коллег - та же Алондра де ла Парра - очень подчеркивают свою женственность и артистизм. Даже не знаешь, что надо делать: смотреть или слушать…

- Я представляю другую позицию. Я хочу, чтобы меня оценивали не по тому, как я выгляжу, а по качеству моей работы. Классическая музыка для меня - очень серьезное искусство. Я даже боюсь, что могу кому-то показаться слишком женственной или кокетливый. Из-за этого у меня иногда такой строгий вид.

- Украина пережила в последние годы немало драматических событий, в частности, сразу после вашего отъезда из Одессы в городе произошла страшная трагедия…

- Самым ужасным моментом было, когда в марте 2014 года, накануне светлого праздника Пасхи, вдруг прошла новость, что Россия чуть ли не объявляет войну Украине. Казалось, что это какой-то страшный сон, это не может быть правдой. Понимать, что мои друзья и коллеги, мой оперный театр могут оказаться за чертой опасности, а я тут - в этом чудесном, безопасном, наполненной культурой и гуманными ценностями мире - было ужасно.

Контекст

Сам контраст: тут - счастливые люди, музыка, неограниченные возможности реализовывать творческие идеи, там - какое-то средневековье, политический беспредел, когда человеческая жизнь опять не стоит ничего, а все решает не закон, а грубая сила! А еще мы одновременно работали над постановкой "Солдатами" Бернда Алоиза Циммермана (Bernd Alois Zimmermann), в которой тоже речь идет о войне, о насилии. И вот после восьми часов репетиций приходишь домой, включаешь интернет, а там те же новости. Хотелось, чтобы это все закончилось как страшный сон. Но, конечно, мы все несем ответственность за происходящее.

- Вы продолжаете выступать на Украине и стараетесь играть украинскую музыку в Германии. Это миссия?

- В Евангелии есть притча о талантах: их, как известно, нельзя зарывать, они должны служить. Талант - это то, что человеку не принадлежит. Если он у тебя есть, ты должен его развить и вернуть другим. Ведь талант - тоже генетика, то, что мне дала моя страна, моя земля...

Поэтому я всегда стараюсь рассказывать о традициях, об интересных композиторах, просто о моей стране. Важно, чтобы Украина ассоциировалась не только с негативной информацией о коррупции и конфликтах.

- Болели за Джамалу не "Евровидении"?

- Болела, хоть и не голосовала: у меня как раз было свое турне. Было очень приятно, что многие немецкие коллеги мне сразу прислали сообщение, что они тоже переживали за Украину. Это была не просто песня. Это было гениально сделано: Джамала не только потрясла своим голосом, вокалом, она приоткрыла за эти несколько минут драматические страницы в истории Украины. Все это сразу связали с событиями последних лет и решили ее поддержать - и поддержать Украину.

Смотрите также:

Контекст