Узбекское кино в Москве | Центральная Азия - события и оценки | DW | 27.06.2005
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Узбекское кино в Москве

Несмотря на оригинальность и ярко выраженный национальный колорит, картина режиссёра Юсуфа Разыкова "Девичий пастух" осталась на ММКФ без призов

default

Вчера вечером победой фильма "Космос как предчувствие" российского режиссёра Алексея Учителя завершился Московский международный кинофестиваль. Эта картина обошла ленту из Узбекистана – "Девичий пастух" Юсуфа Разыкова, - которая была единственным представителем Центральной Азии в конкурсной программе. Тему продолжит наш корреспондент Оксана Евдокимова.

Для показа на Московском международном кинофестивале фильм был отобран при участии директора Госфильмофонда России Владимира Дмитриева, который был покорен поэтичностью и свежестью киноязыка молодого узбекского режиссера.

- "В настоящее время интерес зрителей смещается с юго-восточной Азии и Китая (потому что новые картины часто повторяют друг друга, и посмотрев их пять минут, понимаешь, что будешь дальше) в сторону Средней Азии. И от этого кино мы должны в ближайшее время ждать много интересного".

Действие фильма «Девичий пастух» происходит в узбекском кишлаке, который со своими необыкновенными пейзажами выглядит как райское место, но на самом деле таковым не является. Главная героиня Мастура ждёт возвращения своего мужа - он уехал на заработки в Россию. Её участь разделяют и другие женщины горной деревушки. Время здесь будто застыло в тревожном и вечном ожидании. И единственное утешение –девичий источник, который, согласно легенде, облегчает страдания. В этом источнике пытается найти спасение и главная героиня фильма. Она решает наказать себя после того, как в автобусе на неё засматривается водитель. Посчитав столь интенсивный обмен взглядами изменой, Мастура уходит к магическому источнику, желая больше никогда не возвращаться к мирской жизни. В этой мистической картине режиссер Юсуф Разыков хотел воспеть чистоту женщин Средней Азии и противопоставить её грубости и продажности жизни:

- Мне нравится здесь как раз то , что люди живут между легендами и мифами, они настолько срослись с ними, что отделить их как какое-то движение я не брался бы. Эта тема важна для меня еще и тем, что человек не нашел свое место в жизни, такая определенная покинутость, определенное смирение только потому, что как раз существуют такие легенды, обман, убаюкивание. Мне кажется, что как раз в этом и заключается цель искусства. И это помогает жить " .

В то, что искусство помогает решать социальные проблемы, участник кинофестиваля из Ташкента не верит. В своей картине Разыков намеренно не хотел выдвигать на первый план экономические и политические проблемы своего региона, хотя без этого все равно не обошлось. «Девичий пастух» выхватывает судьбы отдельных персонажей, которые по своей сути являются собирательными образами. И мы видим мужчину, который так редко бывает дома, что даже не знает имена всех своих детей. Молодую женщину, которую не признает маленький сын, потому что большую часть своего времени она проводит в Дубае, куда ездит за товаром. Видим стариков, впадающих в ностальгию по старому времени. И таким образом, героем нынешнего времени в глазах Разыкова становится человек, который пока так и не смог найти свое место. Юсуф Разыков является сегодня одним из самых успешных режиссеров Центральной Азии. За особую манеру киноповествования кинокритики прозвали его даже узбекским Кустурицей без балканского темперамента. Любимый его метод – это т.н. "метод паранджы": показывать то, что скрыто. У себя на родине Разыков еще известен как директор Узбекской киностудии, где он последние пять лет активно занимался развитием местной киноиндустрии. В Узбекистане, в отличие от других стран Центральной Азии, кинематограф поддерживается на государственном уровне. За этот год на «Узбекфильме» сняли уже десять фильмов. И даже если большинство из них сделаны по индийскому образцу и должны только лишь «развлекать», тем не менее Юсуф Разыков не сомневается, что настанет тот день, когда о возрождении центрально-азиатского кинематографа заговорят как о массовом явлении. Для этого, подытоживает режиссер, нужно делать ставку на национальные особенности киноязыка и богатые традиции прошлого.