1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мир

Узбекский хлопкороб: пан или пропал?

На "Немецкую волну" поступают сведения о преследованиях, которым на местах подвергаются крестьяне, воспользовавшиеся вышедшим в марте президентским указом о реформе в сельском хозяйстве и создающие фермерские хозяйства.

default

Хлопок – главный предмет узбекского экспорта.

Как передает из Ташкента наш корреспондент Юрий Черногаев:

"О том, что этот документ готовится, страна, ее зарубежные партнеры, а, главное, крестьяне, знали и ждали его уже два года. Хлопок – главный предмет узбекского экспорта. Ежегодно в стране производится до 1,2 миллиона тонн хлопкового волокна. Правда, в прошлом году из-за очень плохой погоды урожай был ниже. 75% волокна идет на экспорт и, по данным исполнительного директора Международного комитета по хлопку Терри Таунсенда, выручка Узбекистана от продажи хлопка превышает в среднем миллиард долларов. Это при том, что все хлопкосеющие страны СНГ имеют за хлопок в сезон всего 1,5 миллиарда. В нынешнем сезоне ожидается рост цен на хлопок, а, значит, Узбекистан получит дополнительный доход, так как увеличение мировых цен всего на 10 центов за фунт волокна увеличивает ВВП Узбекистана на 2%. Страна получит не менее 300 миллионов долларов. Страна-то получит, а крестьянин? А частный бизнесмен, работающий с хлопком? Они-то и ждали с таким нетерпением документ, подписанный Каримовым. Итак, правительство решило, что государство полностью уходит из сферы переработки хлопка. До 1 сентября, когда начнется сбор нового урожая, все хлопкоперерабатывающие заводы будут приватизированы. Те предприятия, которые из-за износа оборудования или по другим причинам никто не захочет купить, будут просто ликвидированы. Частные хлопкозаводы, как решило правительство, будут продавать внешнеторговым кампаниям волокно, исходя из мировых цен, причем внутри страны, совместным предприятия текстильной отрасли волокно продается за валюту, а не за узбекские сумы".

Как говорит живущий в Германии экономист Рашид Урмеев:

"Эта инициатива находится в правильном русле, если говорить о привлечении иностранных инвестиций, потому что хлопкоперерабатывающая отрасль остается одной из наиболее привлекательных для иностранных инвесторов. С другой стороны, пока трудно сказать, каковы будут правила и, самое главное, как они будут выполняться на местах. Что касается состояния хлопкоперерабатывающих предприятий, то я могу только заметить, что, скорее всего, большое число этих предприятий работают на старом советском оборудовании, а это означает, что именно эти предприятия совершенно не интересны. А это значит, что для отрасли и для страны было бы выгоднее не требовать искусственно завышенные суммы за приобретение устаревших заводов, а просто передать их в управление стратегическим инвесторам".

По мнению Рашида Урмеева, общая тенденция развития хлопковой отрасли в мире состоит в увеличении не количества, а качества хлопковолокна, а потому закрытие в Узбекистане некоторых заводов, доставшихся в наследство еще от советской экстенсивной системы, также не выпадает из этого русла.

Однако остается открытым вопрос, по какой цене будет покупаться хлопок у крестьян? Как сообщает Юрий Черногаев:

"Узбекистан видит свое будущее в развитии фермерства", - сказал Ислам Каримов в начале года и подтвердил это своим указом в марте. Тогда было постановлено, что прогноз по стране по урожаю делается так: суммируются договоры крестьян с хлопкозаводами и именно на это и может рассчитывать государство. Оговорено особо: в договоре приоритет имеет крестьянин. Личной собственности на землю по-прежнему нет, но с будущего года фермеры могут арендовать землю на 50 лет, причем с правом наследования.

Президент ЕББР Жан Лемьер на своей последней встрече с журналистами в Ташкенте во время ежегодного заседания совета управляющих сказал, что ЕБРР дал год Узбекистану на решение трех проблем: конвертацию узбекского сума, права человека и приведение закупочных цен на хлопок в соответствие с мировыми. Еще в прошлом году крестьяне получали за свой урожай едва ли одну десятую от его мировой цены. Поскольку ЕБРР вложил в экономику Узбекистана 723 миллиона долларов и привлек еще столько же, эксперты думают, что следует ждать еще одного правительственного документа, который сделает и земледельцев хозяевами своего собственного урожая. Не ссориться же из-за этого с ЕБРР...".

Впрочем, пока, увы, на "Немецкую волну" поступают сведения о преследованиях, которым на местах подвергаются крестьяне, решившие воспользоваться на деле вышедшим в марте президентским указом о реформе в сельском хозяйстве и постаравшиеся создать фермерские хозяйства.

Контекст