1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Узбекский неоандеграунд

Свободомыслящие художники Узбекистана стали общественными изгоями. Бывший руководитель объединения "Центр Нового Искусства ", художник и писатель Вячеслав Ахунов о современном искусстве Узбекистана.

В Узбекистане прекратила свою деятельность неправительственная организация "Центр Нового Искусства "Визуально-Пластическая Антропология". Как рассказал корреспонденту «Немецкой Волны» бывший руководитель общественного объединения Вячеслав Ахунов, за три года работы Центра было сделано немало. Члены художественного объединения отсняли семь игровых фильмов в жанре видео-арта, провели множество презентаций неигровых фильмов узбекских документалистов, издали два литературных альманаха. Работы представителей объединения приняли участие на международных выставках и фестивалях в Германии, Швейцарии, Италии, Бельгии, Казахстане и Киргизии. Был даже создан прецедент: впервые в истории Биеннале в Венеции там в прошлом году были представлены работы и трех художников из Узбекистана:

« После того, как наша организация была закрыта, некоторые из художников уехали, но в основном наш костяк остался и продолжает свою работу. Главное, что мы показали, что есть общественный институт, который может конкурировать с Академией художеств Узбекистана, с другими официальными структурами, которые неповоротливы и не занимаются актуальным искусством. Почему не занимаются? Потому что само слово актуальное их уже страшит, ведь речь идет о том, что происходит в обществе».

По словам Вячеслава Ахунова, современное искусство – это искусство актуальное, и художники отображают в своих работах те проблемы, которые их волнуют в данный момент, в том числе - проблемы социального и политического характера, существующие в обществе:

«Наша позиция состояла в том, чтобы на самом деле видеть искусство совершенно свободным от какого-либо давления и выражать именно свои мысли без всякого нажима и без всяких купюр. Например, если Академия художеств берет на себя роль цензора, и, так сказать, чистит свои ряды от неугодных, это ее позиция. А в нашей структуре этого не происходит. Хочешь защищать режим – защищай, хочешь противостоять ему – пожайлуста»!

Конфликт с официальными структурами у Центра Нового искусства назревал давно. К примеру, как рассказал Вячеслав Ахунов, в прошлом году, когда в Узбекистане в Центральном выставочном зале Академии художеств была организована выставка узбекских художников, работы Ахунова были сняты с экспозиции за два часа до ее открытия по личному указанию председателя Академии Турсунали Кузиева. И дело тут не в самих работах, поделился художник, а в том, что он открыто высказывал свое видение ситуации в стране международным СМИ. Вячеслав Ахунов вспомнил и такой курьезный случай:

«Еще в 2000-ом году на одной из международных выставок в Ташкенте, куда меня пригласили, я выставил композицию в стиле «реди-мейд» ( ready - made ). Это такая скульптура, сделанная из готовых вещей. Я выставил клетку, в которой было полистироловых 250 бюстов Ленина. Композиция называлась клетка для вождей. За полчаса до открытия выставки ее приказали убрать. Почему? Да потому что задолго до этого была выпущена книга « Ислам Каримов – вождь узбекского народа». Председатель Академии – чиновник и он боялся, как бы чего не вышло. Страшила не композиция, а само название! А я тогда не знал, что такая книга вышла! Это было просто совпадение».

Лишившись работы в Центре, говорит Вячеслав Ахунов, художники лишись и финансирования своих творческих проектов со стороны западных фондов, ранее их поддерживавших:

«Сейчас это невозможно, потому то правительство, представители власти думают, что эти деньги пойдут на бархатную революцию, на революционную деятельность и из нас сделают революционеров. И, естественно, никакой помощи мы теперь не можем получить. А поэтому, мы и не можем продвигать свое искусство, а, значит и искусство Узбекистана, национальное искусство. Сейчас национальное искусство в застое. Те деньги, которые выделяются для работы Академии художеств, не достаточны для того, чтобы заниматься современными проектами. Им тоже нужны грантовые вливания. Но они тоже не могут получить этих денег, потому что, скорее всего председатель академии откажется от этого, чтобы тоже не выглядеть тоже готовящимся к революции. Он же чиновник. В этой ситуации, я думаю, что коллапсирующее искусство Узбекистана будет и дальше продолжать коллапсировать».

А потому после ликвидации общественного объединения, говорит Вячеслав Ахунов, единственный выход для его бывших членов - стать художниками андеграунда, уйти в подполье:

«Советская тоталитарная система в Узбекистане не демонтировалась, она так и продолжает существовать. Поэтому, единственное, что остается сделать художникам, не согласным с официальной политикой – это снова, как в старые времена стать художниками андеграунда, уйти в подполье, в подвал, работать, что называется, «в стол». Слава богу, сейчас можно выезжать. Самое главное, делать интересные работы, чтобы приглашали на выставки за рубеж показывать Западу, что делает художник в условиях андеграунда. Например, уже сейчас у нас есть приглашения на выставку и в Германию, в Польшу».

Впрочем, на сегодняшние условия работы альтернативных художников в Узбекистане Вячеслав Ахунов смотрит с юмором: «Нам, странным людям, творцам современного искусства, стоит вспомнить прошлое, когда непризнанные советской системой художники устраивали конспиративные выставки на частных квартирах».

«Собираться на квартирные выставки под видом дня рождения или чего-нибудь еще. С другой стороны, это нормальное явление. Почему бы и нет? Неоандеграунд – это интересно, мы как бы снова попадаем все в прошлое. Помните фильм «День сурка», когда один и тот же день повторялся множество раз? Очень похожая ситуация.

К сожалению, на сегодняшний день те художники, которые хотят творить, имея собственное видение, становятся общественными изгоями. То есть, власть старается их устранить, не допустить к выставочным площадкам. Не дай бог, чтобы их проект прорвался бы на всеобщее обозрение. Этим художникам остается искать новые, альтернативные пути, чтобы показать свое искусство зрителю. Но все это художники делают вынужденно. Художники не хотят быть изгоями, но их делает такими сама власть, сам режим». - рассказал в интервью «Немецкой Волне» художник Вячеслав Ахунов, руководивший недавно закрытым Центром Нового искусства в Ташкенте.