1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Узбекистан

Узбекистан 2010: В ожидании позитивного баланса

2009 год Ташкент провел в активном противостоянии на разных политических фронтах - с Россией и с Западом. Соперничество принесло Узбекистану определенные успехи. Какое продолжение получит эта линия в 2010?

default

Ташкент

Власти Узбекистана находятся в поисках баланса в отношениях с "сильными мира сего", которые по тем или иным причинам нуждаются в поддержке Ташкента. В первую очередь к этим "сильным" относятся США и Россия. Как и с какими целями осуществляет этот поиск Узбекистан? На этот вопрос Deutsche Welle отвечает российский эксперт по Центральной Азии Аркадий Дубнов.

Deutsche Welle : Аркадий, какой Вы видите Узбекистан в большой политике 2010 года?

Аркадий Дубнов: Во-первых, Узбекистан сейчас председательствует в ШОС, и летом этого года в Ташкенте предстоит саммит ШОС. Узбекистан активно проводит подготовку к этому мероприятию, видя в этом серьезные основания для повышения своей роли в мире и набирания некоторых очков в неизбывном сражении за лидерство в центральноазиатском регионе с Казахстаном, который в этом же году председательствует в ОБСЕ. Можно утверждать, что Узбекистан будет укреплять отношения с Россией, поскольку в связке с Москвой Ташкент может добиться свидетельств успеха своей политики по направлению ШОС.

Ведутся активные консультации между Москвой и Ташкентом о главных темах, которые должны быть выдвинуты на саммите. Москва к этому относится весьма положительно. Не исключено, что произойдет определенное потепление и в экономических отношениях между Москвой и Ташкентом. Если говорить об этом, то, скорее всего, найдут свое решение старые проблемы, связанные с большим узбекским долгом 90-х годов по отношению к России. Он вместе со штрафами исчисляется миллиардом долларов. Возможно, будут решены некоторые проблемы, связанные с конвертацией сома в иностранную валюту, что до сих пор серьезно тормозило активность российского капитала в Узбекистане.

- Это, как я понимаю, одна сторона медали?

- Одновременно Ташкенту, видимо, удастся укрепить отношения с Западом, с НАТО, с ЕС и, в первую очередь, с США, поскольку он остается ключевым игроком в стремлении США и их союзников решить проблему в Афганистане. Он будет использовать свое значение логистического центра на транзитном маршруте в Афганистан. При этом он будет активно пытаться использовать эти плюсы для достижения своих целей в Афганистане, возвращая, а, может быть, наращивая свои заделы на севере Афганистана в стремлении создать некий буфер безопасности между южными и центральными районами Афганистана и своей территорией.

Запад по-прежнему будет смотреть сквозь пальцы на жесткую внутреннюю политику в Узбекистане, чему свидетельством служит снятие последних санкций в прошедшем году. Потому, если предположить, что у Узбекистана существует некий единый внешнеполитический курс, то Ташкенту в 2010 году удастся, может быть, впервые достичь баланса, причем позитивного баланса, в отношениях с Россией, с одной стороны, и с Западом, с другой.

- Как это отразится на региональной политике, которую ведет Узбекистан?

-

Zentralasien-Experte Arkadij Dubnow

Эксперт по Центральной Азии А. Дубнов

В регионе Узбекистану придется решать самые серьезные проблемы, связанные с соседями. В первую очередь они касаются проблем водно-энергетического комплекса. И здесь тоже Ташкент, наверное, будет использовать позитив, наработанный в отношениях с Западом и с Россией. В первую очередь, Ташкенту нужно будет получить поддержку со стороны Москвы в стремлении заставить Таджикистан и Киргизию провести международные экспертизы своих гидроэнергетических проектов. В Таджикистане это - Рогунская ГЭС, в Киргизии – Камбаратинская ГЭС-1.

В отношениях с Киргизией возможен определенный прогресс. Это связано со стремлением самого Бишкека нарастить внешнеполитические дивиденды в то время, как там назревает переход власти от одной генерации политиков к другой в рамках семейного управления. Что касается Таджикистана, то трудно предположить, что там удастся достичь серьезных сдвигов, поскольку там схлестываются амбиции как ташкентского, так и душанбинского руководства, и перспектив на какой-то компромисс не проглядывается.

- В прошедшем 2009 году власть в Узбекистане не испытывала серьезных проверок на прочность, как это было в 2005 году. Однако хорошо известно, что напряженной остается социальная обстановка в Ферганской долине , что между правящей элитой и населением существует пропасть. Учитывая этот фон, сохранит ли в 2010 году внутриполитическую устойчивость власть в Ташкенте?

- Если исходить из тезиса, согласно которому внутриполитическая ситуация в Узбекистане будет зависеть от социальной обстановки, то пик напряженности, скорее всего, позади. Если узбекскому руководству удалось сгладить влияние мирового кризиса в прошедшие полтора года, вряд ли серьезная опасность угрожает ему в 2010 году. Кроме того, жизненный уровень узбекского населения настолько низок, что всерьез изменить это состояние должны какие-то трагические обстоятельства, предсказать которые было бы сложно. Единственное, что, на мой взгляд, может серьезно повлиять на внутреннюю ситуацию с точки зрения возникновения нестабильности – это борьба за власть в окружении Каримова.

Но свидетельства этой борьбы возникают тогда, когда состояние здоровья президента дает к тому основания и может считаться непредсказуемым, но на сегодня для этого нет оснований. Другое дело, что в Узбекистане традиционно, когда возникают социальные проблемы, власть канализирует внутреннее социальное недовольство на внешнего врага или опасность. В последние годы таким образом служили либо ситуация в Афганистане, либо исламские экстремисты внутри.

В этом отношении, конечно, некие кланы и силовые структуры в Узбекистане будут пытаться создавать образ врага, фабрикуя уголовные дела в отношении лиц, которых будут обвинять в исламском экстремизме и религиозном фанатизме, будут создавать громкие процессы с десятками подозреваемых и обвиняемых. Но, как обычно это происходит в Узбекистане, уровень доказательной базы будет весьма низок, что нивелирует доверие к этим процессам со стороны внешнего мира.

Беседовал Виталий Волков
Редактор: Михаил Бушуев

архив

Контекст