1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Узбекистан: справедливость лишь на небесах?

Во вторник правозащитная организация «Международная амнистия» обнародовала доклад по проблеме применения смертной казни в Узбекистане.

Во вторник правозащитная организация «Международная амнистия» обнародовала доклад по проблеме применения смертной казни в Узбекистане – более чем пятидесятистраничный (в русском переводе) документ озаглавлен так: «Справедливость лишь на небесах». В нем говорится о многочисленных нарушениях фундаментальных прав человека, допускаемых в Узбекистане в сфере правосудия – как то приведение в исполнение смертных приговоров, «вынесенных в результате судебных процессов, не отвечающих стандартам справедливого суда», обычная практика использования в суде в качестве доказательств признаний, полученных под пытками, завеса секретности, окружающая процедуру как самой казни, так и помилования, преследования со стороны властей родственников лиц, подозреваемых в преступлениях, караемых смертной казнью и так далее. В сегодняшней передаче на вопросы программы «Фокус» отвечает эксперт «МА» по Центральной Азии Анна Зундер-Плассман. Почему в центре внимания Вашей организации оказался именно Узбекистан? Ведь смертная казнь существует во многих других странах, скажем, в США?

АЗ: «МА» борется против применения смертной казни во всем мире, и мы усиленно работаем и по теме смертной казни в США – мы видим, что это очень большая проблема. В Центральной Азии мы, кроме Узбекистана, также работаем по Казахстану, Киргизии и Таджикистану. Сейчас мы ведем усиленную работу по Узбекистану по определенным причинам. Первая состоит в том, что особый докладчик ООН по применению пыток, который ездил в Узбекистан в прошлом году, привлек внимание мировой общественности к смертной казни. По его мнению, отмена смертной казни в Узбекистане была бы правильным шагом для того, чтобы решать вопрос о систематическом применении пыток. Также он привлек внимание к обращению с семьями смертников и сказал, что с ними обращаются негуманно. Наш отчет является продолжением его работы и основывается как на ней, так и на наших собственных исследованиях. Кроме того, в этом году исполняющий обязанности Верховного комиссара по правам человека ООН и ООНовский комитет по правам человека выражали серьезную озабоченность тем, что Узбекистан казнил нескольких заключенных, несмотря на то, что комитет по правам человека ООН выступал за то, чтобы их не казнили в то время, когда комитет еще рассматривает эти дела. И, конечно, для нас важная причина того, что мы сосредоточили внимание на Узбекистане – это срочность проблемы. В Узбекистане велика возможность судебной ошибки из-за того, что в стране пытки употребляются систематически, и что во многих делах имеется большой элемент коррупции. Коррупция встречается на каждом шагу.

Были ли случаи, когда вмешательство «МА» приводило к улучшению ситуации с правами человека в той или иной стране?

АЗ: Мы видим, что наши публикации, отчеты и акции вызывают резонанс. Например, мы проводили ряд срочных акций по смертным приговорам в Узбекистане в течение нескольких прошедших лет, и видели, что после выступлений мирового сообщества за смягчение приговоров были некоторые смягчения по ним. Кроме того, в прошлом году, например, мы издали отчет о смертной казни в Таджикистане, и в этом году в Таджикистане отменили некоторые статьи уголовного кодекса, связанные со смертной казнью, а также отменили смертную казнь для женщин. Это, конечно, не все, что мы хотели бы увидеть в Таджикистане, это маленький шаг, но мы продолжаем бороться за большие изменения и уже после наших публикаций мы видели, что освобождали, например, узников совести. Хотя, конечно, наивно было бы считать, что это только «МА» и что дело тут только в одном отчете. Наши отчеты обычно сопровождаются большими акциями членов «МА» – а их по всему миру около миллиона человек, и они пишут петиции, ведут работу со СМИ и с государственными структурами.

Не могли бы Вы привести конкретный пример дел по осужденному на смертную казнь в Узбекистане, которые послужили поводом для тех выводов, которые были сделаны в докладе «МА» – а именно что Узбекистан не выполняет свои международные обязательства по правам человека и что система правосудия в республике порочна.

АЗ: У нас есть десятки, если не сотни дел, содержащих проблемы, которые повторяются во всех этих делах. Например, сейчас есть дело 19-летнего молодого человека А. Исаева, он сидит в камере смертников. В прошлом году он пошел в милицию в качестве свидетеля по делу об убийстве двух человек. Его вскоре после этого обвинили и были сообщения о том, что его пытали для того, чтобы он признался. Он сейчас несколько месяцев сидит в ташкентской тюрьме в камере смертников, и когда его мать посещала его в апреле этого года, он сказал ей, что думал, что его вели на расстрел. А через месяц после этого его мать поняла, что он потерял разум, он уже не узнал мать и когда она двигала нитку перед его глазами, он не мог за ней следить и с тех пор не разговаривал. Даже для тех стран, которые не отменили смертную казнь в мире, есть определенные стандарты, касающиеся того, чего им нельзя делать. Например, что нельзя казнить душевно больных. И в Узбекистане есть такое запрещение. Но все равно, в этом, и не только в этом деле власти не уделяли этому должного внимания и он все еще сидит в камере смертников и может быть казнен в любую минуту.