1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Узбекистан и Туркмения - теневые интриги саммита НАТО

"Запад перестает считать Узбекистан изгоем и интересуется Туркменией, чтобы взять на себя новые функции гаранта энергобезопасности", - анализирует ход саммита НАТО российский эксперт Аркадий Дубнов.

default

Общее фото лидеров стран НАТО на саммите в Бухаресте

В пятницу в столице Румынии Бухаресте завершается саммит НАТО, в котором принимали участие главы 26 стран - членов Альянса, а также государств-партнеров. В их числе Россия и пять центрально-азиатских республик, которые сотрудничают с НАТО в рамках программы "Партнерство во имя мира ". В ходе саммита обсуждалось два важных вопроса. Расширение НАТО на восток и дальнейшие действия сил коалиции в Афганистане.

И та, и другая темы активно обсуждались еще накануне саммита. В частности, всех интересовал вопрос, войдут ли две постсоветские республики Украина и Грузия в состав НАТО. На членство в Альянсе претендовали также Хорватия, Албания, республика Македония. По итогам саммита Грузия и Украина так же, как и республика Македония, не получили Программу действий (MAP), которая фактически является окончательным этапом подготовки стран, претендующих на членство в этой организации. Но Украина и Грузия приобрели гарантии того, что в будущем войдут в состав Альянса.

Для обсуждения ситуации в Афганистане и дальнейших действий вооруженных сил Альянса в этой стране в Бухарест по приглашению генерального секретаря НАТО Яапа де Хооп Схеффера прибыли президенты Туркмении и Узбекистана. Кстати, Гурбангулы Бердымухаммедов принимал участие в саммите НАТО впервые. Но у президента Туркмении были и другие цели. Какие именно? И каковы интересы НАТО по отношению к этой республике? Аркадий Дубнов, российский эксперт по Центральной Азии, который сейчас находится в Бухаресте, считает:

Аркадий Дубнов: Туркмения сегодня интересна Североатлантическому Альянсу, который готовится осуществлять новые для себя функции, взять на себя функции гаранта энергетической безопасности, снабжения энергетическими ресурсами страны, входящие в этот альянс. Речь идет о том, что Туркмения на индивидуальных основах привлекается под зонтик безопасности НАТО, поскольку Туркмения собирается осуществлять потоки больших объемов туркменского газа, в частности в Европу. Цели Бердымухаммедова тоже достаточно прозрачны, он видит в НАТО источник определенных гарантий, которые НАТО предлагает Туркмении как государству, заинтересованному в независимом статусе, в том числе независимом от России и от других держав азиатского региона. В этом смысле, Туркмения, конечно, сегодня заинтересована в таком новом мощном для себя партнере. Здесь можно говорить не только о НАТО, как таковом, но и ЕС. То есть НАТО здесь выступает как военный аспект гарантирования интересов Туркмении, как поставщика ресурсов.

Аркадий, как можно расценивать участие в саммите НАТО президента Узбекистана Ислама Каримова?

А.Д.: Во-первых, я предполагаю, Каримову весьма льстит приглашение поучаствовать в мероприятиях в рамках саммита НАТО. Это является подтверждением того, что Запад изменил свою риторику в отношении Ташкента и перестает считать Узбекистан изгоем, которым он стал после событий в Андижане. В этом отношении Запад пришел к выводу, что режим Каримова фактически не изменяем, он может лишь смягчаться.

В эти дни генеральный секретарь НАТО Яап де Хооп Схеффер заявил о том, что операция НАТО в Афганистане в нынешнем виде будет продолжаться до 2012 года, то Узбекистан, имеющий серьезное структурное значение для этой операции, играет важную роль. Поэтому Узбекистан очень важен для НАТО и Каримов пытается использовать в своих интересах и делает очередной разворот в сторону Запада.

Говоря об интересах Каримова, каковы основные приоритеты: стабилизация ситуации в Афганистане, обеспечение безопасности в Узбекистане или очередное изменение внешнеполитического курса?

А.Д.: Я думаю, что Каримова, в первую очередь, должна волновать стабильность собственного режима в Узбекистане. Гарантии этой стабильности, в первую очередь, со стороны Запада. С Россией в этом отношении проблем нет, со стороны России гарантии всегда были, и не могло быть иначе. Что касается Афганистана, мне, почему-то кажется, что все разговоры о том, что Каримов опасается " импорта" исламского экстремизма из Афганистана в Центральную Азию и в Узбекистан, скорее всего, политтехнологические уловки, которыми он постоянно стращает весь мир, и достиг в этом серьезных результатов. Естественно, Каримов дает понять, что Ташкент готов, по-прежнему, быть надежным партнером и союзником, в первую очередь, Запада для предотвращения этой так называемой исламской угрозы. И такая угроза действительно есть, но нужно лишь реально оценивать ее масштабы.

Каких действий со стороны НАТО следует ожидать в самом Афганистане после проведения саммита в Бухаресте и изменятся ли подходы к решению проблемы безопасности в этой стране?

А.Д.: Афганистан – это сегодня, то называется лакмусовая бумажка, по которой проверяется способность НАТО противостоять мировым угрозам, таким как терроризм и исламский экстремизм. И если источником этих угроз, как мы знаем, исторически определен стать Афганистан, то если НАТО не способна с этим справиться, то тогда эффективность НАТО, как системы, как структуры безопасности - под сомнением, тогда и непривлекательна эта организация для новых членов. Естественно, что сегодня есть стремление интенсифицировать все усилия на афганском тренде, привлечь страны, пограничные с Афганистаном, не входящие в Альянс, но не только с такой политической задачей, но и я бы сказал технологической задачей будущих поколений руководителей и правящих элит. Потому что если удастся найти или создать такую схему сотрудничества между различными политическим режимами, как например, Западная Европа – Узбекистан, то это во многом может определить устойчивость мировой системы, в частности, сотрудничество цивилизаций, диалог цивилизаций.

Беседовала Наталья Позднякова

Аудио- и видеофайлы по теме