1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Узбекистан. Дело не только в Андижане

Баходыр Мусаев: "Мы все стоим на четвереньках перед властью…"

default

Kак изменился Узбекистан за прошедший год? Как изменил его Андижан? Можно ли все беды теперь связывать с теми волнениями и их исходом? Или те проблемы, которые актуальны для страны, были и до мая? Своей точкой зрения о ситуации в республике поделился социолог, кандидат философских наук Баходыр Мусаев, с которым встретилась наш корреспондент Наталья Бушуева:

Баходыр Мусаев считает, что кризис в стране назревал уже давно, обстановка «накалилась» еще задолго до волнений в Ферганской долине, а события 13 мая в Андижане – это всего лишь показатель, подтверждение того, что кризис наступил:

«Надлом, коллапс экономический, социальный, а также кризис власти… все это происходит уже давно. Противоречия между властью и обществом все углубляются, уровень жизни из года в год падает, люди живут все хуже и хуже, хотя внешняя видимость такая, что зарплата повышается, пенсии растут. Но намного обгоняет их инфляция. Фактически мы наблюдаем обесценивание национальной валюты, мы стоим перед угрозой дефолта и окончательного финансового кризиса в стране. А социальную катастрофу и кризис власти мы могли наблюдать на примере Андижана. Андижан показал нам, что в Узбекистане уже давно произошел надлом".

По версии Баходыра Мусаева, основная причина событий 13 - 14 мая в Андижане скрывается в столкновении местных экономических элит с ташкентскими олигархами. И расстрел андижанцев, по его мнению, это как бы знак олигархов от власти местным региональным элитам, мол, не лезьте за границы дозволенного:

"Употребляя современную терминологию, можно сказать, что власть в нашей стране держат олигархи. Люди из первого эшелона власти и являются олигархами. То есть, капитал и власть здесь соединились в одно. Верхушка не подпускает к этому общественному пирогу никого. Конечно, кланы всегда могут между собой договориться, но они разделили сферы влияния. Вообще, я сейчас склоняюсь к версии, что в Андижане произошло столкновение между новыми узбеками местного уровня и ташкентскими олигархами. Но Ташкент их поставил на место. А народ был использован, как всегда. Андижан показал, что есть здесь зачатки мелкого и среднего бизнеса, и там, где этот бизнес поднимает голову в лице конкретной группы людей на местах, и где они хотят закрепить свои позиции, их сразу одергивают и ставят на место. И в то же время, используя момент, наша власть показала народу, что она будет жесткой и не потерпит никаких выступлений против нее".

Впрочем, уверен социолог, события, если это невыученный или плохо усвоенный урок, имеют склонность повторяться. И в этом смысле, "второй Андижан", по словам Баходыра Мусаева, в недалеком будущем вполне возможен:

"Власть, политический режим держится с помощью насилия. Хотя он провозглашает, что для страны один из главных приоритетов стабильность и безопасность, но на самом деле мы видим, что эта так называемая стабильность и безопасность держится на резиновых дубинках, милиции и на всеобщем страхе. Впрочем, на страхе той части населения, которая кое-как еще выживает. Горько за свой народ, за то, что какая-то кучка людей поставила всех на четвереньки. Метафорически выражаясь, мы все стоим на четвереньках перед этой властью. Ну а те, которые потеряли все и чувствуют на себе беспощадную эксплуатацию властей, особенно дехкане, то им уже и терять-то особенно нечего. Их сдерживает терпеливость и миролюбие. Но когда происходит такое наступление на основные жизненные инстинкты человека, когда он теряет веру в свое будущее и в будущее своих детей, конечно, он будет бунтовать. Я думаю, что страна уже вступила в полосу смут. Белее или менее успешно властям удается подавить волнения, обмануть массы, но такая волна, как в Андижане, повторится через несколько лет опять. И от этого не спасет никакая Россия и никакой союзнический договор с ней".

Социолог Баходыр Мусаев считает, что ничего плохого в сближении Узбекистана с Россией нет. Однако в контексте андижанских событий усматривает в этом определенную политическую подоплеку:

"Наш более сильный северный сосед, реализуя свои исторические задачи по воплощению в жизнь своих геополитических интересов, снова стремится вернуть свою опеку над этим регионом. И начинают с Узбекистана. И наша слабая власть уступает ему. И сегодня мы заключили союзнический договор с Россией. И получается, что право делать в своей стране – в Узбекистане - все, что хочешь, выкуплено теперь у России.

Для изменения ситуации в стране очень большую роль может сыграть внешний фактор. Но Россия сейчас ведет очень недальновидную политику в отношении этого режима власти. Если так будет продолжаться, это обернется против России".

Решить многие проблемы в Узбекистане, по мнению социолога, можно, легализовав в стране светскую оппозицию. Именно она, считает Баходыр Мусаев, способна будет направить в нужный момент в адекватное русло протестный потенциал населения страны. То есть, оппозиции не надо бояться, с ней надо сотрудничать:

"Оппозиция слаба. Во-первых, она разрозненная. А, во-вторых, она испытывает большое давление со стороны властей. А ведь оппозиция может направить протест народа в русло политических акций. А если оппозиция будет оставаться такой же слабой, не обретет легитимность в этой стране и не будет адекватно работать с массами, то это чревато большими последствиями. Вплоть до того, что народ могут использовать внешние силы, в том числе – экстремисты религиозного толка. И социальное недовольство перейдет в русло межнационального конфликта.

Если такая политика будет продолжаться, мы получим очередную «горячую точку» на земном шаре, и это будет Центральная Азия. Потому что Узбекистан взорвется со временем". Это было мнение Баходыра Мусаева – известного эксперта, социолога, кандидата философских наук.