1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Узбекистан "выбрал" так же предсказуемо, как Киргизия, Россия, Казахстан и Туркмения

Западу сегодня можно выгодно "продать" две вещи - стабильность и некий демократический флер. Эта успешная "купля-продажа" накладывается на традиции, на менталитет: не власть на службе народа, а народ на службе у власти.

default

Мнение известного эксперта Аркадия Дубнова

Сегодня уже точно можно сказать, что сезон выборов подошел к концу. В уходящем году в Центральной Азии выбирали часто, хотя особых неожиданностей нигде зафиксировано не было. Прошли недавно выборы и в России, где, кстати, были отмечены схожие тенденции. О самих выборах и о том, демонстрацией чего они являются на сегодняшний день в России и Центральной Азии, мы побеседовали с известным российским журналистом и экспертом по Центральной Азии Аркадием Дубновым.

Немецкая волна: Итак, только что состоялись выборы. В России и Киргизии – парламентские, в Узбекистане – президентские. Какие бы Вы отметили общие тенденции в ходе всех трех предвыборных кампаний и в ходе самого голосования?

Аркадий Дубнов: Сюда можно также присовокупить выборы в Казахстане и Туркмении, которые тоже были в этом году. И вот эти все пять «волеизъявлений» объединены общим знаменателем: никакой интриги они не представляли, результаты были известны заранее. Административный ресурс на постсоветском пространстве применяется повсеместно. Ситуация контролируется полностью. А электорат чем дальше, тем больше теряет интерес к выборам.

- В России победила партия президента. Та же ситуация в Киргизии. В Узбекистане, согласно предварительным итогам, побеждает нынешний лидер Ислам Каримов. Что это? Признак стабильности? По крайней мере, так это чаще всего интерпретируют местные власти…

- Властям в Центральной Азии, да и в России сегодня по конъюнктурным соображениям очень выгодно подавать это как свидетельство стабильности, социальной и политической. Именно стабильность сегодня хорошо продается на Западе, где после 11 сентября 2001 года константность ценится больше всего. Успешная концепция накладывается на традиционность мышления населения, на менталитет жителей Центральной Азии: не власть на службе народа, а народ на службе у власти. Так было и так есть.

- Зачем нужны выборы? Это легитимация власти в глазах Запада? Или, может, просто игра, чтобы, простите, время скоротать?

- Нет, нет, дело в том, что авторитарные, даже диктаторские режимы в Центральной Азии и их вожди прекрасно осознают ущербность своего положения в мире. Они проигрывают в сравнении с венесуэльским лидером Уго Чавесом, который хотел легитимировать свою власть путем референдума, но ему не хватило для этого каких-то полпроцента. По сравнению с таким человеком, вожди центрально-азиатские смотрятся очень одиозно с точки зрения мирового сообщества.

Поэтому они постоянно пытаются демонстрировать свое желание соответствовать каким-то демократическим процедурам. Они хотят прикрыться каким-то демократическим флером, демократической фразеологией. Потому что они понимают, что сегодня демократия – это единственный товар, который вместе со стабильностью приносит какие-то дивиденды. Дежурная демократическая фразеология, не имеющая никакого сущностного содержания, необходима для того, чтобы утолить жажду мирового сообщества.

И тактика эта срабатывает. Евросоюз ведь примет к сведению, что выборы, скажем, в Узбекистане прошли. Евросоюз вряд ли поздравит Каримова с победой, как это сделал Владимир Путин, но и в Брюсселе, и в Вашингтоне примут к сведению, что Каримов остается у власти, что стабильность этого режима сохраняется. Стабильность вместе с демократической фразеологией вполне устроит еще на какое-то время западные столицы…

- Хотят ли люди альтернативы? Нужна ли простым гражданам оппозиция и альтернативное мнение?

- Больше всего нуждаются в сохранении за собой права выражать альтернативную точку зрения Россия и Киргизия, на мой взгляд. Очень развитая сеть неправительственных организаций в маленькой Киргизии не позволит стране вернуться к ситуации, когда все определялось только одним человеком.

Думаю, что и в России, несмотря на демагогию Кремля, люди начинают испытывать дискомфорт от ощущения того, что с их мнением реально никто не считается.

Другое дело – ситуация в Узбекистане. И другое дело – ситуация в Туркмении. Эти страны, мне кажется, ждет весьма проблемное будущее. В том, что касается выражения общественного мнения, эти страны зашли в такой глухой тупик, что скорый выход из него я сложно себе представляю. Нужны огромные усилия, нужна воля, нужно новое руководство, со свежими идеями. И главное, это руководство должно быть обеспечено хорошей экономической базой, которую новый руководитель сумеет продемонстрировать тем, кто опасается, что свобода волеизъявления или плюрализм мнений может привести к еще более тяжелому экономическому состоянию жизни, скажем так, простых людей.

- Не столкнется ли Каримов и Узбекистан с проблемой преемственности власти в стране?

- Каримов сегодня – самый пожилой правитель на пространстве СНГ. Ему скоро исполнится 70 лет. Но если вспомнить, Гейдар Алиев достаточно успешно правил. Но Алиев сумел воспитать видимого и стране, и миру преемника, своего сына. В Узбекистане этого нет. Ислам Каримов – самый одинокий правитель на пространстве СНГ. Проблема преемственности власти неизбежно встанет перед Каримовым, да и не только перед ним. Это будет проблемой и для Москвы, и для соседей по региону. Потому что Узбекистан с точки зрения стабильности является, пожалуй, ключевой страной региона.

Беседовала Дарья Брянцева

В ТЕМУ:

Аудио- и видеофайлы по теме