1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия из первых рук

Уехало из Бонна правительство. Жить стало просторней и веселей!

13.07.2006

Как живётся городу, который лишился статуса пусть и временной, но столицы, из которого уехало правительство и большая часть министерств и ведомств?

default

Речь, понятное дело, о Бонне, где находится и штаб-квартира «Немецкой волны». Ну, а, кроме того, мы прощаемся с тренером немецкой сборной по футболу Юргеном Клинсманном. На кого он нас покинул и почему? Но давайте начнём с Бонна. В городе чуть больше 300.000 жителей. Так что же такое Бонн сегодня - это захолустный провинциальный городок или важный экономический и культурный центр? А петь для нас будут звёзды, которые этим летом уже выступали или будут выступать в Бонне. Всех даже и не перечислишь, поэтому я набрался нахальства, и выбрал только тех исполнителей, которые мне самому нравятся. Вот, например, 2-го июля в Бонне выступал солист группы «Криденс» Джон Фогерти:

Во вторник, 11-го июля в Бонн съехались высокопоставленные лица: Генеральный секретарь ООН Кофи Аннан, канцлер Германии Ангела Меркель и их свиты. Город этого практически не заметил. Пробки были не больше, чем обычно. А зачем приезжали эти очень и очень важные персоны? Они открывали новое здание, где разместились 11 различных специализированных учреждений ООН. Кофи Аннан был в восторге:

«Из Бонна ООН будет направлять свои усилия на предотвращение перемены климата. Из Бонна будет осуществляться защита редких видов животных, которым грозит вымирание. Отсюда, из Бонна, мы будем координировать помощь одному миллиарду людей на планете, которые страдают от распространения пустынь».

В частности, на 22-ом этаже 30-этажного здания расположился отдел по защите европейских летучих мышей. В нём целых 4 сотрудника. А всего в новом центре ООН уже работает 640 человек. Впрочем, новое это здание только для сотрудников ООН. А для коренных боннцев - это всё тот же «Лангер Ойген», что в переводе означает «Длинный Ойген». Название возникло так: здание было построено 40 лет тому назад для депутатов Бундестага. А президентом Бундестага в те годы был Ойген Герстенмайер, человек большого темперамента, но маленького роста. Вот в его честь насмешливые боннцы и окрестили высотку «Длинный Ойген». История этого здания типична для Бонна, который был, хоть и временной, но всё же столицей Западной Германии. Многие опасались, что после переезда правительства в Берлин Бонн захиреет и скатится до уровня глубокой провинции. Решение о переезде правительства было принято 20-го июня 1991-го года минимальным большинством голосов. Тогдашний президент Бундестага Рита Зюссмут объявляет итоги:

«За предложение о сохранении статуса Бонна, как города федерального значения - 320 голосов. За предложение о переводе органов федерального управления и парламента страны в Берлин в связи с завершением воссоединения Германии - 337 голосов».

При пересчёте оказалось, что за переезд правительства в Берлин было подано даже на один голос больше. Возобладало мнение, что раз уж Германия воссоединилась, то и правительство должно находиться в столице Германии - Берлине. Но жителей Бонна соображения государственного резона не интересовали. Им тогда казалось, что перевод правительства в Берлин равносилен смертельному приговору для их города. Ведь речь шла об отъезде от 20 до 27 тысяч политиков, сотрудников министерств и ведомств и членов их семей. Вслед за министерствами и ведомствами потянулись в Берлин и посольства разных стран, сотрудники информационных и рекламных агентств. Для города с 300.000 населением это была катастрофа. В Бонне и сегодня практически нет крупных промышленных предприятий. Вся инфраструктура города была завязана на обслуживание высокооплачиваемых политиков, министерских чиновников и государственных служащих. Иоганна Хольх в то время возглавляла в Бонне гражданскую инициативу против переезда:

«Мы тогда опасались, что здесь просто погаснет свет. Резко упадут цены на недвижимость, разорятся все магазины, рестораны парикмахерские, вся сфера услуг. К счастью, эти опасения не оправдались».

Переезд начался в 1999-ом году, и не завершен и по сей день. В Бонне официально сохранились штаб-квартиры 6 министерств. Здесь до сих пор работают около 10.000 чиновников и служащих федеральных министерств и ведомств. Да и многие политики до сих пор не хотят окончательно перебираться из маленького уютного Бонна в большой и сумасшедший Берлин. Вот, например, министерство образования так и поделено надвое. Референт министерства Франк Петриковски рассказывает, как это отражается на повседневной работе:

«Даже совещания нам зачастую приходится проводить в режиме видеоконференций. Хотя, когда затрагиваются спорные темы, когда вскипают эмоции, трудно вот так, на расстоянии прийти к компромиссу».

Поэтому до сих пор многие политики и чиновники регулярно курсируют между Берлином и Бонном. В месяц набирается до 5.000 таких полётов, что обходится налогоплательщикам в 10 миллионов евро. Федеральная счётная палата заверяет, что это, в конечном итоге, всё-таки дешевле, чем окончательный переезд всех правительственных учреждений в Берлин. Но пусть политики и чиновники сами решают свои проблемы - им за это деньги платят, и немалые. Как же город Бонн справляется с кризисом? Во-первых, городскому управлению удалось выторговать у федерального правительства компенсацию в размере 1 миллиарда 400 миллионов евро. Эти гигантские деньги были брошены на развитие инфраструктуры и на привлечение в город немецких и международных фирм и учреждений. Простая арифметика убеждает в успехе этих усилий: в результате переезда правительства город потерял 14.000 рабочих мест. Зато за последние годы создано 20.000 новых. Возникло несколько научных центров, в Бонне обосновались штаб-квартиры таких гигантских концернов как «Телеком» и «Дойче пост АГ», то есть, «Немецкая почта». Штаб-квартира «Почты» на левом берегу Рейна - это 46-этажная стеклянная башня высотой в 162 с половиной метра. Она на пять метров выше даже знаменитого Кёльнского собора. И тут мы возвращаемся к новоселью ООН. На перестройку здания «Длинного Ойгена» городские власти потратили 55 миллионов евро и предоставили его ООН в безвозмездное пользование. 2 года длился капитальный ремонт. Два года нам, сотрудникам «Немецкой волны» приходилось мириться с пылью и грохотом. Потому что именно между этими двумя высотными башнями - «Почтой» и «Длинным Ойгеном» и расположились невысокие стеклянные корпуса «Немецкой волны». Здание, построенное по проекту архитектора Шюрманна, тоже изначально предназначалось для парламента. Но теперь парламент заседает в здании Рейхстага в Берлине. А в освободившееся здание перевели из Кёльна штаб-квартиру «Немецкой волны». Так что не только щедрые субсидии городских властей, но и концентрация в одном месте различных учреждений и привлекает в Бонн новые фирмы. Вот, как менеджер отдела международной политики и защиты окружающей среды концерна «Бойче пост АГ» Моника Вульф-Маттис объясняет, почему именно в Бонне концерн расположил свою штаб-квартиру:

«Для нас, конечно же, было очень важно, что рядом расположены «Немецкая волна» и филиал ООН. Возник такой международный центр и это повышает привлекательность рабочих мест. Мы ведь привлекаем менеджеров со всего света, и они спрашивают: вы что, нас в провинцию хотите отправить или в город, где работают высококвалифицированные специалисты из разных стран? Город, где для этих людей есть соответствующая инфраструктура?»

Соответствующая инфраструктура - это, надо понимать, прежде всего, культура. Это университет города Бонна, это ежегодный Бетховенский фестиваль, это городской и несколько частных театров, это выставочные залы и музеи. Например, в выставочном зале 21-го июля откроется экспозиция произведений искусства из нью-йоркского музея Соломона Гуггенхейма. А 20-го июля на площади музеев состоится концерт под открытым небом Лайзы Минелли:

Оказывается, есть жизнь и после чемпионата мира по футболу. Хотя отголоски чемпионата всё ещё не смолкают. Например, немцы испытали изрядный шок: тренер немецкой сборной Юрген Клинсманн отказался продлить контракт с Немецким союзом футбола. Почему?

Ах, Юрген, Юрген. Ну, не стала немецкая сборная чемпионом мира, но ведь и третье место - это ничего себе! А главное, какую игру показали молодые игроки, совершенно новую, которой как раз от немцев-то никто не ожидал! Да что там игроки, всю Германию Юрген Клинсман поставил на уши своим оптимизмом, своей верой в то, что всё возможно. Прямо-таки великая американская мечта в немецком исполнении. Вот, казалось бы, и доводи мечту до победного конца, выводи команду в чемпионы сначала Европы, а в 2010-ом году и мира! А Клинсманн взял и отказался, мол, хочу домой, к жене, в Калифорнию:

«Ещё одна, очень важная причина, это то, что я сейчас, на финише этих двух лет работы, потратил очень много сил. Я не в состоянии с той же энергией, с таким же напряжением продолжать эту работу. У меня такое чувство, что я просто выгорел».

Это так говорит Юрген Клинсманн. Но верится с трудом. Во-первых, Клинсманну всего-то 41 год, он в блестящей спортивной форме. А во-вторых, новым тренером немецкой сборной назначен ассистент Клинсманна Йоахим Лёв. А он, что не горел на работе, что ли? Так что решение Клинсманна вызвало целый ураган домыслов, подозрений и рассуждений. Надо полагать, что в точку попали даже не всезнающие спортивные комментаторы, а вот этот простой болельщик:

«Да ясно ведь, что уже после следующей игры, если что-то не так пойдёт, весь восторг тут же улетучится, и снова на него начнут всех собак вешать. Припомнят и то, что он слишком много денег тратил на всякие новшества. Его же до чемпионата только ленивый не ругал».

Наш болельщик не одинок. Вот, например, что пишет издающаяся в Веймаре газета «Тюрингише ландесцайтунг»: Какой бы бурной ни была эйфория последнего месяца, Клинсманн не забыл, какими препятствиями был уставлен путь к чемпионату в самой Германии. То его донимали попрёками в том, что он живёт в солнечной Калифорнии, и слишком редко бывает в Германии, то прямо критиковали за подбор игроков и тренеров, который действительно был зачастую неожиданным. А как высмеивали его самозваные эксперты, когда он ввёл на тренировках новые, упражнения и методы. Конец цитаты. А ведь так оно, наверное, и есть. Клинсманн просто устал от бесконечных стычек с чиновниками от футбола, заседающими в Немецком футбольном союзе. Он хотел как лучше, а они хотели как всегда. Вот он и ушёл на гребне славы. Подождите, он немножко отдохнёт, и ещё объявится на следующем чемпионате мира с новой командой и преподнесёт всем новый сюрприз. А немцам только и остаётся, что вместе с Канцлером Ангелой Меркель сказать Юргену Клинсманну на прощание:

«Мы должны быть ему благодарны, благодарны за то, что он два года был тренером национальной сборной, за то, что он создал немецкую команду, которая играла в такой свежий и открытый футбол, за то, что вся Германия была просто очарована, и все мы увидели такой прекрасный чемпионат мира по футболу».

Это поёт Билли Айдол. Его концерт в Бонне состоится 23-го июля. Завидуйте, и я там буду. А на сегодня я прощаюсь с Вами.