1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа

"Угол" Лукашенко и независимость Белоруссии

Страсти вокруг объединения России с Белоруссией не утихают. В последние дни президент Лукашенко высказал в адрес Кремля столько резких заявлений, сколько не делал, пожалуй, за все годы своего пребывания у власти.

default

И если ранее многие - как в Минске, так и в Москве - считали именно его локомотивом объединения обеих стран, то сейчас Лукашенко приобрёл прямо противоположную репутацию - тормоза этого процесса.

Лукашенко не согласен

Белорусский президент Александр Лукашенко не согласился ни с одной из моделей нового союза России и Белоруссии, предложенных Владимиром Путиным во время их личной встречи. Первая модель не устраивает Лукашенко потому, что предполагает общее государство, органы власти которого будут созданы в соответствии с Конституцией Российской Федерации. Такую постановку вопроса белорусский лидер расценил как идею фактического вхождения его республики в состав России. Второй путь, предусматривающий развитие отношений обеих государств по образцу Евросоюза, Лукашенко не приемлет потому, что, по его же словам, не может «разрушить федеративный договор», стоивший ему «больших пота и крови».

Путин загнал Лукашенко в угол, из которого очень трудно выйти

Между тем эксперт немецкого фонда «Наука и политика » Хайнц Тиммерман охарактеризовал предложения Владимира Путина как удачный тактический ход:

- Я считаю, что Владимир Путин находится в выгодном положении, поскольку Александр Лукашенко во многом экономически зависит от Москвы. Путин, если можно так выразиться, сделал очень удачный шахматный ход, ибо достоверно знал: Лукашенко не может принять его предложение. Одновременно Путин пользуется в России хорошей репутацией, поскольку обладает имиджем человека, активно выступающего за воссоединение Белоруссии с Россией. Словом, он загнал Лукашенко в тот угол, из которого очень трудно выйти. Может получиться так, - не обязательно сейчас, а по истечении определённого времени - что Белоруссия начнёт испытывать большие экономические трудности - скажем, с нефтью или газом - и ей придётся согласиться с условиями, которые поставил Путин. Например, с общим эмиссионным центром как следствием введения единой валюты.

Несмотря на разногласия Минска и Москвы, процесс интеграции по сути не только начался, но и набирает темпы. Не вынудит ли это Россию, осуществляя не только политическое, но и экономическое давление, заставить Белоруссию пойти на уступки?

- Не думаю, что здесь будет использовано принуждение. Такой шаг плохо сказался бы на имидже и России, и Путина. Однако имеются объективные факторы, например цены на энергоносители, кредит, предоставленный Россией Белоруссии, торговля между обеими странами. Белоруссия в немалой степени ориентируется на Россию. А в торговле она ориентируется на Западную Европу меньше, нежели Россия, и значит, очень зависит от торговых отношений с Россией, в частности в настоящее время от бартерной торговли. Всё это - рычаги, находящиеся в распоряжении Путина.

Это не означает, что Путин применит силовой метод, но всё же у него есть эти рычаги, с помощью которых он может воплотить в жизнь собственную концепцию воссоединения Белоруссии с Россией. Альтернативным вариантом явился бы тот, который существует в рамках Европейского союза и который тоже был предложен Путиным. Правда, и Путин, и Лукашенко игнорируют то обстоятельство, что страны ЕС отказались от суверенитета при решении многих вопросов, прежде всего вопросов экономической политики. Я не верю в то, что Путину удастся соединить экономики России и Белоруссии в единую суперэкономику. Но можно представить себе некую разновидность конфедерации в качестве альтернативы. Но Путину этого не хочется, а для Лукашенко этого слишком мало, поскольку он желает получить доступ к рычагам власти и в России как равноправный государственный деятель.

Что думают в Белоруссии?

Российские СМИ, рассказывая о нынешних отношениях между Москвой и Минском, изображают ситуацию так, словно белорусы заранее согласны с любым объединением с россиянами, на любых условиях. Однако эту точку зрения оспаривает белорусская оппозиция. Вот что заявил в интервью «Немецкой волне» пресс-секретарь оппозиционной «Хартии 97» Олег Бебенин:

- Могу заявить, что большинство белорусских граждан не желает никакого вхождения в состав Российской Федерации. Со всей уверенностью могу заявить о том, что граждане Белоруссии видят свою страну независимой, свободной страной, интегрированной в Европу. Как бы ни подавала государственная пропаганда с обеих сторон якобы имеющееся желание белорусов войти в состав России, - это не так. К сожалению, мы с трудом можем донести это мнение до остального мира, но все последние опросы, проводимые сейчас и в Минске, и по всей республике, говорят только об этом. За суверенитет республики, за её большую интеграцию в европейское сообщество высказывается уже не только молодёжь, не только среднее поколение, но и те, кого считали раньше электоратом Лукашенко.

Каким представляется белорусской оппозиции дальнейшее развитие событий? Олег Бебенин полагает, что перспектива только одна – существование двух суверенных государств:

- Просто две страны, которые существуют рядом. Мы не будем терпеть никаких имперских замахов на независимость нашей родины. Я ещё раз это подчёркиваю. Сейчас молодёжь республики уже начала активно бороться за это. Сейчас уже в тюрьме сидят четыре человека, трое из которых голодают, - сидят за то, что они провели в последнюю неделю в Минске акции в защиту независимости Белоруссии. Это молодёжь из белорусского движения «Зубр». И пока действует только молодёжь. Все белорусские демократические политики высказываются исключительно в этом направлении – только в направлении независимости Белоруссии.

Контекст