1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

Увековечение памяти жертв репрессий: господдержка на бумаге?

Правительство РФ утвердило концепцию увековечения памяти жертв политических репрессий. Правозащитники реагируют сдержанно - они сомневаются в практической значимости этого шага.

мемориальный музей истории политических репрессий Пермь-36

Мемориальный музей истории политических репрессий "Пермь-36"

Во вторник, 18 августа, на сайте российского правительства была опубликована "Концепция государственной политики по увековечению памяти жертв политических репрессий" на срок с 2015 по 2019 годы, утвержденная премьер-министром РФ Дмитрием Медведевым. В документе утверждается, что "Россия не может в полной мере стать правовым государством и занять ведущую роль в мировом сообществе, не увековечив память многих миллионов своих граждан, ставших жертвами политических репрессий".

В тексте концепции сказано, что в России до сих пор не завершен процесс реабилитации репрессированных лиц, нет общенационального памятника жертвам политических репрессий и не проведена необходимая работа по выявлению их мест захоронения. "Недопустимыми являются продолжающиеся попытки оправдать репрессии особенностями времени или вообще отрицать их как факт нашей истории", - подчеркивается в документе.

Планы по реализации

В рамках реализации концепции предполагается создание условий для свободного доступа граждан к архивным документам по данной проблематике, формирование мемориальных памятников в местах массовых захоронений жертв политических репрессий, создание соответствующих образовательных и познавательных программ.

ГУЛАГ в Воркуте

Лагерь в Воркуте (фото из архива)

Авторы документа объясняют, что особенно важно реализовать данную концепцию в связи с тем, что "на 2017 год приходятся сразу две памятные даты - 100-летие революционных трансформаций 1917 года, повлекших за собой раскол общества и огромные потери населения страны, и 80-летие событий 1937 года, на который приходился пик политических репрессий в отношении гражданского населения". Наконец, успешное претворение в жизнь концепции должно способствовать развитию партнерского взаимодействия государства и гражданского общества.

Двойственные чувства

Однако представители гражданского общества, занимающиеся этой проблематикой, восприняли утвержденный правительством РФ документ со смешанными чувствами. "Отношение немного двойственное. Хорошо, что концепция появилась, но жаль, что не появилось ничего более конкретного", - заявил в интервью DW сопредседатель московского отделения общественной организации "Мемориал" Ян Рачинский.

Вторит ему и руководитель проекта "Последний адрес" Сергей Пархоменко. "С одной стороны, с очень большим удовлетворением читаешь эти правильные слова, написанные на бумаге и подписанные премьер-министром страны, - объяснил он в беседе с DW. - Но с другой, это крайне непрактичный документ, из которого не следует никакого прямого действия и предстоит еще очень большая работа, чтобы на его основе добиться реальных шагов от разного рода чиновников".

"Всего лишь" концепция

Разочарование правозащитников объясняется тем, что данной концепции предшествовал аналогичный проект Федеральной целевой программы, одобренный в 2011 году тогдашним президентом России Дмитрием Медведевым, а затем и сменившим его на этом посту Владимиром Путиным. Однако в июне 2014 года работа над этой федеральной программой была прервана по инициативе министерства культуры РФ. Позднее она была возобновлена и вылилась в итоге в нынешнюю концепцию. "Эта концепция гораздо менее ценный документ, потому что совершенно декларативна. В ней нет ни одного рубля, ни одной даты, ни одной фамилии ответственных за ее исполнение. В ней только общие направления деятельности", - отметил Пархоменко.

"Особенно жаль, что ничего нет о социальной помощи бывшим узникам", - рассуждает Рачинский. По его словам, этот пункт вычеркнули еще в рамках работы над проектом федеральной программы, которую уменьшили "раз в пять", прежде чем отложили в сторону. Сопредседатель московского отделения "Мемориала" считает, что поддержка бывших узников не стала бы для бюджета страны существенной нагрузкой даже в нынешних экономических условиях, так как сейчас таких людей осталось лишь несколько тысяч во всей России. "Несколько странно, что с точки зрения чиновников, забота о бывших узниках не имеет отношения к увековечению памяти жертв репрессий", - заключил Рачинский.

Есть и плюсы

При этом, по мнению правозащитников, есть в принятии данной концепции и положительные моменты. "В документе есть несколько очень важных заявлений, которые никогда ранее на официальном уровне, на уровне премьер-министра в России сделаны не были. В частности, о недопустимости объяснять репрессии особенностями времени или отрицать их", - пояснил Сергей Пархоменко.

Положительно оценивает он и широкую трактовку политических репрессий, данную в концепции. Согласно ей, к этому понятию относятся не только массовые репрессии сталинских времен, но и гонения на представителей религиозных конфессий, вынужденная послереволюционная эмиграция наиболее образованной части населения, многолетняя дискриминация оставшейся в России дореволюционной элиты, коллективизация, повлекшая жертвы среди высланных и раскулаченных, вызванный насильственной коллективизацией голод.

"Так что там есть некоторые декларации, которые очень важны и могут помочь тем правозащитникам и историкам, которые сегодня занимаются восстановлением исторической справедливости и исторической памяти", - резюмировал руководитель проекта "Последний адрес", добавив, однако, что в своей деятельности практической помощи от этого документа он особенно не ждет. Вот и Рачинский, говоря о перспективах применения концепции на практике, заявил: "Надежда есть, уверенности нет".

Смотреть видео 03:00

"Пермь-36": "репрессирован" музей политических репрессий (06.03.2015)

Аудио- и видеофайлы по теме