1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Тема

Убийство право-радикального нидерландского политика Пима Фортёйна

07.05.2002

Вплоть до вчерашнего инцидента в городе Хилверзум, Нидерланды были единственной страной в Европе, где политики и даже сам премьер-министр могли безопасно передвигаться без охраны. Убийство право-радикального нидерландского политика Пима Фортёйна выстрелами в упор у бензоколонки в Хилверзуме вызвало в Европе настоящий шок. Европейские политики самых разных направлений восприняли это покушение, как атаку на свободу слова и демократические ценности. Сторонники Фортёйна отреагировали на убийство своего лидера митингами и столкновениями с полицией. Выходцы из Северной Африки в рабочих пригородах Роттердама, против которых Фортёйн вёл агитацию, напротив, бурно праздновали его гибель. О том, чего добивался Пим Фортёйн и какие последствия для нидерландской политики может иметь его гибель – сегодня в «Теме дня».

Фортёйн был прирождённым политиком-популистом. Он очень любил выступать по радио и телевидению. Смерть настигла его, когда он вопреки обыкновению отправился один, без охраны в город Хилверзум для участия в радиопередаче станции «3FM”. Вчера вечером лидер голландских правых скончался в больнице от огнестрельных ранений. Большинство предположений относительно причины убийства строятся вокруг политических взглядов Пима Фортёйна. Он вел абсолютно не типичную для Нидерландов ксенофобскую пропаганду и агитировал за возвращение к традиционным протестантским ценностям:

«Почему Голландия не может быть страной иммиграции? Потому что она переполнена до отказа. Нас 16 миллионов. Мы живём на небольшом клочке земли. Скоро нас будет уже 17 миллионов».

Центральным объектом его нападок были иммигранты-мусульмане и рост преступности, связанный, по его мнению, именно с этой волной иммиграции.

«Ислам – немного отсталое явление», - беспардонно заявлял Фортёйн в ходе предвыборной кампании.

Эта риторика имела большой успех. На недавних муниципальных выборах в Роттердаме, где находится бюро «Списка Пима Фортёйна» - новоиспечённые борцы за порядок и голландские ценности получили аж 35 % голосов избирателей. На 15-ое мая в Нидерландах намечены парламентские выборы на которых, согласно опросам общественного мнения, «Список Фортёйна» ожидал не меньший успех. Незадолго до выборов лидера «Списка» ликвидировали физически. Совпадение? Следствие пока что никаких подробностей не сообщает. Известно лишь, что задержанный по подозрению в убийстве – белый, голландец, 33 лет. Подробнее о ходе следствия из Амстердама наш корреспондент Феликс Каплан:

По всей видимости, убийство было делом рук непрофессионала, потому что убийца не сумел даже избавиться от пистолета, из которого было выпущено пять пуль. По первым сообщениям полиции города Хилверзума, в котором произошло убийство, и министерства внутренних дел, у убийцы не было приводов и он, по всей видимости, действовал в одиночку. Жил он с женой и ребенком и был замечен только в действиях, направленных на защиту окружающей среды. Парадоксально то, что Пим Фортёйн в своих предвыборных выступлениях меньше всего говорил о проблемах окружающей среды. Так что представитель голландской прокуратуры, выступивший в специальном выпуске голландских телевизионных новостей, так и не смог назвать мотива преступления, хотя и было сообщено, что в доме подозреваемого был произведен тщательный обыск, в результате которого были найдены патроны калибра, совпадающего с калибром пистолета, из которого были произведены роковые выстрелы. Правда, полицейские чины сочли нужным позволить голландскому телевидению показать фотографии, запечатлевшие сцену задержания подозреваемого в преступлении: трое полицейских ведут к машине коротко стриженого человека в джинсах и темной куртке, явно голландской внешности. Голландия вздохнула с облегчением. Пим Фортёйн был известен своими антиисламскими высказываниями и призывами радикально ограничить эмиграцию в Голландию. Если бы убийца являлся представителем именно этих слоев, то Голландия была бы ввергнута в пучину межэтнического кризиса. Поэтому вчера представители Исламского сообщества Нидерландов поспешили в выступлении по телевидению заявить, что не несут ответственность за действия отдельных экстремистов. Так что следующей проблемой стал розыгрыш финала кубка УЕФА между роттердамским Феенордом и Баруссией Дортмунд, назначенные на среду в родном городе Фортёйна в Роттердаме. Однако и в этом вопросе все склоняются к тому, что футбольный матч должен обязательно состоятся в назначенный срок, и что убийство пользовавшегося особой популярностью именно в этом портовом городе политика никакого отрицательного влияния на безопасность зрителя не окажет.

В экономическом отношении Нидерланды считаются одной из самых стабильных стран в Европе. Безработица едва превышает 3%. Если верить предвыборным заявлениям покойного Пима Фортёйна – правящие социал-демократы способствовали небывалому росту инфляции и совсем запустили социальные программы. В политике Фортёйн не новичок, он пробовал найти себя в разных партиях, в том числе и в рядах социал-демократов. Ни никто не воспринимал всерьёз ни его самого, ни политический тезис Фортёйна о “Leefbar Nederland” – «Уютных Нидерландах», стране в которой должно быть приятно и удобно жить. После успеха на выборах в Роттердаме, Фортёйн почувствовал реальный шанс выйти в большую политику. Предвкушая получить, как минимум 25 мест в парламенте из 150, «Список Фортёйна» заигрывал с оппозиционными христианскими демократами, надеясь вовлечь их в будущую коалицию. Однако Фортёйн категорически отвергал сравнения с другими европейскими правыми популистами - Ле Пеном или Хайдером. Он считал себя традиционалистом, указывал на родство взглядов с кандидатом в канцлеры ФРГ от Христианского Социального Союза, махровым консерватором – Эдмундом Штойбером. Правда, отмечал, Фортёйн, взгляды на моральные ценности и нормы Эдмунда Штойбера могли бы быть и либеральнее. Лидер голландских правых вёл открытый гомосексуальный образ жизни, на что в Голландии уже давно никто не обращает внимания. Штойбер, как известно, ярый противник легализации гомосексуальных браков и выступает за отмену соответствующего закона, принятого нынешним правительством ФРГ. О частной жизни Фортёйна известно мало, но, судя по всему, никакой взаимосвязи между гибелью политика и его сексуальной ориентацией нет. Фортёйн был убит за свои взгляды. Традиции и культуру нидерландской политики я попросил прокомментировать политолога, доктора наук Бернда Мюллера. Господин Мюллер - консультант по странам Бенилюкса при Министре по делам Европы федеральной земли Северный-Рейн-Вестфалия. В Германии правые популисты часто прибегают к специфическому термину, который можно перевести, как «Культурное отчуждение, вызванное обилием иностранцев» (“Überfremdung”). Это ли имел в виду Фортёйн?

«В Нидерландах никто не говорит о «культурном отчуждении», столь широко вопрос не ставится. Фортёйн избрал объектом своей ксенофобской риторики лишь одну группу живущих в Нидерландах иностранцев и систематически её дискриминировал. Это - мусульмане, выходцы из стран Северной Африки. Политическая культура страны отличается большой открытостью. Здесь действительно происходит деловой обмен аргументами, практика политических интриг, парламентских атак и ответных ударов, имеющая место в Великобритании или даже в германском Бундестаге, абсолютно нехарактерна для Нидерландов. Столь широкий успех Пима Фортейна – нечто совершенно новое. В Нидерландах есть одна правая, расистская партия «Демократы Центра», которая ведёт пропаганду против иммигрантов. В Нидерландах существуют разные группы пришлого населения: выходцы из бывших колоний, рабочие-мигранты из Турции и стран Северной Африки, политбеженцы из разных стран мира. «Демократы центра» ведут кампании против этих пришлых групп населения, опираясь главным образом на поддержку низов, безработных, получателей социальной помощи. Политическая концепция Пима Фортёйна совершенно иного рода. Он – персонаж масс-медиа, «телевизионный политик». Он ставит простые вопросы и сам даёт на них простые ответы, нарушая при этом негласный политический консенсус. Нидерланды считают себя толерантной, открытой страной, открытой в том числе и для иммиграции. Вести пропаганду против иностранцев не принято, это просто неприлично. Это табу Фортёйн систематически нарушал. И, как выяснилось, ему внимало множество людей. В Роттердаме, где существуют настоящие гетто мигрантов и высока преступность, Фортёйну удалось получить почти 35 % голосов на муниципальных выборах Для Нидерландов это – настоящая катастрофа. Её продолжением, как ожидалось, станут парламентские выборы 15-го мая».

То есть ксенофобская риторика для Голландии явление нетипичное.

Правые радикалы, скинхеды – маргинальные группы?

«Это действительно маргинальные группы. Пим Фортёйн был, напротив фигурой респектабельной. Не обладая никакой чёткой программой, он апеллировал не к насилию, а к сентиментальности избирателей, рисовал идиллический мир Голландии 50-ых годов. Всё должно снова стать, как прежде, как в его детстве. Люди должны снова стать добрее и проще, как в голландской провинции. Женщины должны заботиться о семье, подавать детишкам, вернувшимся из школы, чай с булочками. Разумеется, что мама – не работает, а посвящает себя мужу и детям. Речь шла о обращении к голландским традициям, сформировавшимся в кальвинистских деревнях. Конечно, это псевдоидиллия. Но возможно на подсознательном уровне она вызывает у голландцев тёплые чувства, это тоска по старым добрым временам. Эту сентиментальность очень умело озвучил Пим Фортёйн, сочетая её с ксенофобскими высказываниями против тех, кто не вписывается в эту картину. Эта смесь расизма, с одной стороны, и «голландской идиллии», с другой – рецепт успеха Пима Фортёйна».

По статистике в Нидерландах лишь около 5 % населения – иностранцы. Выходцы из бывших колоний, обладают нидерландскими паспортами.

Они тоже оказались «козлами отпущения»?

«В Нидерландах граждане и неграждане официально различаются даже не по паспорту. Говорят о «коренных жителях» и «пришлых» – «автохтонном» и «аллохтонном» населении. Аллохтоны – пришлые, это иммигранты из Индонезии – прибывшие после достижения страной независимости, то есть в конце 40-х, начале 50-х, вторая волна последовала в 73-м году, после того, как получил независимость Суринам. Кроме того, в стране не мало выходцев с Нидерландских Антильских островов. С начала 60-х годов, как и в другие страны Западной Европы – шла миграция рабочей силы, прибывали беженцы. Лучше всего в общество интегрированы индонезийцы. Остальные группы включая суринамцев часто образуют гетто в крупных городах - Роттердаме, Амстердаме. Точно, так же как и в других европейских странах, мигранты, отчасти уже в третьем поколении образуют – параллельные, закрытые сообщества, которые часто действительно игнорируют наличие законов и правопорядка. В результате в гетто растёт преступность и это в последние годы вызывает всё большее беспокойство в самых широких слоях общественности. Это чувство неуверенности Фортёйн облекал в незамысловатые, но очень доходчивые формулировки».