1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа

Убедительной модели новой Европы пока нет

Что расширение ЕС - предприятие рискованное, - понимают все. Однако экономические трудности пугают Евросоюз даже меньше, чем политические последствия и риски.

default

С 1 января 2004 по всей Европе будут одинаково маркировать яйца...

Евросоюз перешёл от слов к делу. Сделан большой шаг на пути реализации исторического проекта: расширения ЕС. Десять стран получили право до 2004 года стать членами Евросоюза. Такова рекомендация комиссии ЕС. Латвия, Литва, Эстония, Польша, Чехия, Словакия, Венгрия, Словения, Кипр и Мальта. Никогда ещё за всю свою историю Евросоюз не принимал в свои ряды такого большого количества новых членов. А на очереди Румыния и Болгария, которые могут рассчитывать на присоединение к ЕС до 2007 года. Давно уже ждёт своей очереди и Турция. Таким образом, численный состав ЕС - а в Евросоюз сегодня входят 15 государств - может в ближайшие годы почти удвоиться. Не надо забывать, что новички - в большинстве своём относительно бедные страны.

Что это предприятие рискованное, понимают все. Однако экономические трудности пугают Евросоюз даже меньше, чем политические последствия и риски. Признание готовности этих стран к вступлению в ЕС - не более, чем формальный, бюрократический акт. В результате многолетних усилий эти страны, в основном из Восточной и Юго-Восточной Европы, сумели более или менее приблизиться к европейским стандартам. Во всяком случае есть оправданная надежда, что они сумеют преодолеть оставшиеся преграды до 2004 года. Но надо учитывать тот факт, что среди критериев, которые будут учитываться - качество питьевой воды, санитарные нормы на скотобойнях, состояние административной системы, уровень коррупции, роль судопроизводства.

Главная проблема - менталитет

Практически ничего не известно о том, насколько сопоставим менталитет граждан старых и новых государств-членов ЕС, как изменится так называемый «европейский дух», самоощущение европейцев под влиянием новых сограждан с Востока. Ведь большинство европейцев, как среди старожилов ЕС, так и среди кандидатов, до сих пор так и не осознали, что объединение континента становится реальностью.

Кто возьмётся сегодня предсказать, какой частью своего государственного суверенитета готовы будут пожертвовать в пользу Европейского Союза страны, которые этого самого суверенитета всего лишь десять лет назад добились? И как отреагируют на расширение граждане стран-основательниц ЕС, когда оно станет свершившимся фактом?

Опросы с неутешительным постоянством свидетельствуют, что европейцы со скепсисом и даже с опаской относятся к этому проекту. И чиновники ЕС в Брюсселе прекрасно это знают.

Почему комиссар ЕС по вопросам расширения отказался от национальных референдумов?

Günter Verheugen

Гюнтер Ферхойген.

Ещё два года тому назад Комиссар ЕС по вопросам расширения Союза немец Гюнтер Ферхойген предлагал проводить референдумы по этому вопросу. Сегодня правительства как стран ЕС, так и стран-кандидатов с неподдельным ужасом отвергают эту идею.

Ирландцы год тому назад убедительно продемонстрировали, к чему эта самая идея может привести. По результатам референдума подавляющее большинство ирландцев отвергло заключенный в Ницце договор, который должен был подготовить структуры ЕС к принятию новых членов. Через неделю должен пройти повторный референдум. И официальный Брюссель с содроганием ждёт его результатов. Ведь если ирландцы во второй раз скажут «нет», то это поставит под угрозу все сроки расширения. Хуже того, это продемонстрирует, как мало популярна идея единой Европы среди населения.

В ближайшие месяцы многое будет зависеть от того, насколько удастся убедить простых граждан в разумности и необходимости проекта. Начинать надо на уровне отдельных государств, ведь решение о расширении Евросоюза должно быть в течение будущего года ратифицировано парламентами всех стран. Но разбираться надо и на уровне Евросоюза. Конвент Евросоюза вот уже более полугода готовит проект кардинальных реформ европейских структур. Удастся ли ему предложить убедительную модель новой, единой Европы? Пока ясно только одно: пора красивых и ни к чему не обязывающих фраз миновала. Надо переходить к конкретным делам.

Контекст