1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мир

"Туркменская проблема" - на повестке дня в ООН

Вопросы нарушения прав человека и применения пыток правоохранительными органами Туркменистана стоят в повестке дня ООН. В среду обсуждением этой проблемы займется Комиссия ООН по правам человека.

Какие шаги должны предпринять международные организации, если Туркменистан на официальном уровне до сих пор не реагирует на доклад спецпредставителя ОБСЕ о массовых нарушениях прав человека в стране, как будто этого документа не было вообще?

Этот вопрос задал исполнительный директор Международной Хельсинской федерации по правам человека Аарон Роудс после того, как Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе обсудила в Вене составленный комиссией ОБСЕ доклад о ситуации в Туркменистане, сложившейся после событий 25 ноября прошлого года, то есть после покушения на Туркменбаши.

Теперь вопросы нарушения прав человека и применения пыток правоохранительными органами Туркменистана стоят в повестке дня Организации Объединенных Наций. В среду обсуждением этой проблемы займется Комиссия ООН по правам человека.

Представители Международной Хельсинской Федерации, Международной Лиги по правам человека, "Международной амнистии" и других правозащитных организаций, а также ОБСЕ отправились в Женеву для того, чтобы привлечь к "туркменской проблеме" как можно большее внимание. На вопросы программы "Фокус" отвечает сотрудница правозащитной организации "Международная амнистия" Анна Сундер-Плассманн:

"Мы будем обсуждать проблемы прав человека в Туркменистане. Мы хотим пригласить делегации государств, которые участвуют в сессии ООН, чтобы они приняли резолюцию по Туркменистану, по правам человека. Главная часть этой сессии – презентация отчета докладчика ОБСЕ по Туркменистану профессора Деко, но "Международная амнистия" также подготовила брифинг, где мы документировали нарушения прав человека после ноябрьских событий в прошлом году, но также и до этих событий, чтобы показать, что нарушения прав человека начались не только после этих событий, что ситуация с правами человека уже и до того была ужасна".

В этой связи можно напомнить недавно сказанные слова одного из лидеров зарубежной туркменской оппозиции, бывшего министра иностранных дел республики Авды Кулиева:

"Репрессии были в течение всего правления Ниязова, с самого начала. Я просто хочу напомнить, что после демонстрации 12 июля 1995 года были страшные репрессии. Совершенно безвинные люди, 25 человек, сразу были посажены в тюрьмы. Кому дали 15 лет, кому 10 лет. Более того, в день демонстрации, по некоторым данным, 40 человек было убито. Ниязов заявил, что не будет пощады жителям двух районов, которые участвовали в этих двух демонстрациях – это Кеши под Ашхабадом и Хитровка. И он так и сделал".

Но вернемся в Женеву. Говорит Анна Сундер-Плассманн, занимающаяся в "Международной аминистии" вопросами нарушения прав человека в Центральной Азии:

"Мы приведем разные примеры. Например, мы приведем много данных о пытках, которые мы получили из Туркменистана. До суда и после суда. Приведем пример Ольги Прокофьевой, которую пытали элекрошоком, когда она была беременна. Ее осудили к пяти годам, и она сейчас находится в заключении".

Напомню, что Ольгу Прокофьеву обвинили в укрывательстве информации о готовящемся государственном преступлении – покушении на Сапармурата Ниязова.

"Но у нас есть сомнения, правда ли это. Она является гражданской женой одного из братьев Ыклымовых и, вполне возможно, что обвинения в ее адрес связаны именно с этим".

Кстати, не так давно "Немецкая волна" рассказывала об одном подобном деле – в нашей программе жительница Ашхабада Гунча Бабаева говорила о том, что ее сестре также предъявили подобное обвинение, хотя ее вина состояла лишь в том, что она находилась в близких отношениях с одним из обвиняемых по делу о покушении на президента.

"Моей сестре три статьи предъявили: мы подстрекали, участвовали в заговоре. Просто моя сестра имела несчастье полюбить человека по фамилии Ыклымов и родила от него ребенка. Я неделю не могла ни ногой пошевелить, меня били, выбивали признание. Сестру били – просто им надо посадить нас".

Суд по делу Бабаевой должен на днях состояться в Ашхабаде.

"Есть много подобных дел, которые мы приведем в этом отчете".

Чего можно ожидать от обсуждения"туркменской проблемы" в ООН? Может ли быть в результате принята по этому вопросу резолюция?

"Ситуация с резолюцией такова, что представители Евросоюза и США сказали, что они будут поддерживать резолюцию по правам человека в Туркменистане. Сейчас вопрос в том, какие правительства будут еще поддерживать эту резолюцию. И разные правозащитные организации проведут мероприятия для того, чтобы лоббировать другие делегации. Сейчас очень важно влиять на другие делегации, чтобы они присоединились к резолюции. И еще очень важно, чтобы текст резолюции был сильным и чтобы в нее были включены рекомендации, которые мы считаем важными".

Впрочем, скептики считают, что даже резолюция ООН вряд ли существенно изменит внутреннюю политику Туркменбаши. Вот тут впору вернуться к тому вопросу, который задал в начале передачи Аарон Роудс? Вопросу о том, как еще международные организации могут повлиять на Сапармурата Ниязова, если доклад спецпредставителя ОБСЕ не привел ни к каким заметным положительным последствиям. Как передает наш корреспондент в Москве Анатолий Даценко:

"Директор центральноазиатской программы правозащитного центра "Мемориал" Виталий Пономарев замечает, что выход есть, но относится он не столько к правозащитным организациям, а к российскому и западным правительствам. Пономарев напоминает, что туркменский режим полностью зависит от экспорта газа и нефти, причем пути доставки их пролегают через Россию, а вырученные средства аккумулируются на счетах в западных банках. "Я даже не предлагаю вести санкции, я предлагаю дать понять Туркменбаши, что его дальнейшее благополучие связано с прогрессом в деле соблюдения прав человека в его стране", считает Пономарев".