1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мир

Туркменская "кража века"

Сотрудник Центробанка Туркменстана Арслан Какаев с помощью системы электронных переводов перевел в Россию 41 с половиной миллион долларов. Найти его правоохранительным органам до сих пор не удалось.

default

Афера в Центробанке наводит на след других преступлений...

В прессе уже не раз пересказывалась история о том, как сотрудник Центробанка Туркменстана Арслан Какаев с помощью системы электронных переводов "увел" в Россию 41 с половиной миллион долларов. Говорилось и о том, что деньги эти находились на счете, фактически лично принадлежавшем президенту, и о том, что на заседании кабинета министров Туркменбаши повелел в десятидневный срок вернуть деньги, а также назвал основных злоумышленников – оппозиционеров, скрывающихся за границей, а также и иных лиц – примеру, бывшего заместителя председателя Центробанка Аннадурды Хаджиева.

После этого произошло много событий: 25 сентября в Москве российскими правоохранительными органами был арестован 25-летний Мурад Гарабаев, который ранее некоторое время работал в Центробанке Туркменистана вместе с главным обвиняемым Арсланом Какаевым. Следствие утверждает, что до сих пор не найденный Какаев именно с помощью Гарабаева перевел в Россию вышеназванную сумму. Однако, как сообщил "НВ" источник в прокуратуре Туркменистана, прямых доказательств вины Мурада Гарабаева нет и, тем не менее, в Ашхабаде, ежедневно допрашивают его родственников. У близких родственников без каких-либо юридических постановлений конфискованы квартиры. Более того: имеются сведения, что эти родственники уже арестованы и им грозит осуждение на большие сроки. Сейчас решается вопрос об экстрадиции Гарабаева в Туркменистан.

В этой связи возникает вопрос о практике конфискаций имущества у "провинивших" в Туркменистане, а то и просто лишения жилищ ничем не провинившихся. Как передает наш корреспондент в регионе Ораз Сарыев:

- 6 октября, в день памяти жертвам землетрясения 1948 года, президент Ниязов в селе Кипчак в родном его селе заявил, что отныне те, кто живет на границе Туркменистана с Узбекистаном, за малейшие нарушение погранрежима будут выселены в степные районы страны и дома их будут снесены, а имущество - конфисковано. Так, жители Лебапского Велаята будут выселены в массив Огуз-хан и Ших-Мансур и Тедженский этрап без предоставления им жилья. В Туркменистане стало нормой выселение граждан из домов без предоставления взамен жилплощади.Так в начале года из домов были выселены жители поселка им. Кулиева под Ашхабадом, а их дома были снесены для строительства дороги. Более 30 семей остались без крова. Когда многодетные женщины попытались устроить демонстрацию в знак протеста, соотрудники правоохранительных органов пресекли их действия, но после этого некоторым многодетным семьям были предоставлены комнаты в общежитии. Жители улиц Эзизова и Джепбарова г.Ашхабада остались на улице, так как по требованию Ниязова более 35 домов были снесены так же для расширение дорог. В том числе были снесены дома оппозиционера А. Кулиева, бывшего премьера П. Мередова, бывшего генерал-майора КНБ, осужденного на длительный срок А. Сабурова. Для строительства трассы Копет-Даг - Мары были снесены дома в селе Карадамак и Багир, что под Ашхабадом. Жители остались без жилья, а строительство трассы было заброшено. Все вышеуказанные дома частного сектора были снесены без возмещения ущерба хозяевам и без предоставления им жилплощади. Единственное, что им было выделено - это земельный участок под строительства дома за чертой города на неосвоенных пустырях. Что касается чиновников, освобождаемых от должностей, не говоря уже об осужденных, то конфискация у них домов и имущества – это обычная в стране практика.

Сообщение Ораза Сарыева подтверждает в программе "Фокус" Аннадурды Хаджиев, занимавший с 1992 по 1998 год должность заместителя председателя Центробанка, затем ушедший в отставку и уже год находящийся вне пределов республики.

- Недавно я узнал о выступлении господина Ниязова на заседании кабинета министров, где наряду с лидерами оппозиции прозвучала и моя фамилия. Работая в Центробанке вместе с Х. Оразовым, который сейчас находится в оппозиции к нынешнему режиму, а также за родственнические отношения к моей семье одного из правонарушителей туркменские силовики незаконно преследуют меня. Без предъявления каких-либо обвинений мои братья и братья моей жены задержаны, им инкриминируются уголовные дела, им подбрасывают наркотики. У некоторых из них – у моей сестры, у моего тестя, отобраны дома. Такая же участь постигла и меня. Отобрали личный мой дом. Этот дом я начал строить в 92 году, в 97-м году я вместе с родителями переселился жить в этот дом, местные власти выдали официальное разрешение на проживание в этом доме. А сейчас этот дом без каких-либо объяснений у меня отобрали. В данном случае имеет место нарушение статьи 9 конституции Туркменистана, где говорится, что конфискация собственности не допускается, за исключением собственности, приобретенной способом, запрещенным законом. Мы пять лет строили, еще пять лет прожили в этом доме и никаких незаконных действий с моей стороны в течение 10 лет властями обнаружено не было. Теперь, когда я стал неугодным, на виду у всего Туркменского народа по телевиденью показывают фарс, который представляет меня чуть ли не врагом народа. Это беззаконие творится с ведома президента Туркменистана господина Ниязова, тогда как согласно статье 54 конституции Туркменистана президент должен выступать гарантом соблюдения прав граждан Туркменистана. Туркменистан является членом ОБСЕ, ООН и других организаций, подписавших документы, призванные обеспечить соблюдение прав и свобод человека, и грубо нарушает их. Поскольку правосудие в Туркменистане превратилось в послушный орган в руках Ниязова, я не имею возможность отстаивать свои конституционные права в Туркменистане. Исходя из декларации об основных принципах правосудия для жертв преступлений и злоупотреблений властью, принятой резолюцией ООН и европейской конвенцией о защите прав человека ОБСЕ, я считаю необходимым обратиться в Международный суд по правам человека в Страсбурге, или в иную судебную инстанцию для защиты своей чести и достоинства. По личным мотивам я не состою ни в какой оппозиции, и все обвинения, фабрикуемые правоохранительными органами Туркменистана, считаю нелепыми.

Виталий Волков, НЕМЕЦКАЯ ВОЛНА