1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Туркмения: тюрьма осталась

После смерти С. Ниязова в декабре 2006 года родственники заключенных, осужденных режимом Туркменбаши, воспряли в надежде, что новый глава государства облегчит участь узников туркменских тюрем

После смерти С. Ниязова в декабре 2006 года родственники заключенных, осужденных режимом Туркменбаши, а также международные правозащитные организации воспряли в надежде, что новый глава государства облегчит участь узников туркменских тюрем, а тех заключенные, которые были осуждены с грубыми нарушениями закона, по сфабрикованным делам, чуть раньше или чуть позже отпустят на свободу. Особое внимание наблюдателей было приковано к тюрьме Оводан-Депе, которая отличалась в годы правления Туркменбаши самым жестоким режимом содержания.

По информации, поступавшей из Туркмении, именно туда были помещены главные осужденные по делу о так называемом покушении на президента страны в 2002 году, (в прессе их называют «ноябристами»).

И вот в феврале 2007 года «НВ» и другие источники сообщили, что в Оводан Депе начались работы по сносу ряда блоков, а ее узников переводят в другие тюрьмы и колонии. Далее, после проведения президентских выборов, закрепивших власть нового лидера К.Бердымухаммедова, стали поступать сообщения о том, что его окружение готовит почву для того, чтобы освободить или хотя бы облегчить участь ряда заключенных, ранее занимавших высокие государственные посты.

Однако информации, которая бы подтвердила такие намерения Ашхабада, семьи этих людей ждут и сегодня, а об Оводан-Депе корреспондент «НВ» Ораз Сарыев получил следующую информацию:

Оводан-Депе продолжает существовать, и число ее узников снова увеличилось. Напомним, что в начале года большую группу заключенных из числа бывших высокопоставленных опальных чиновников и «ноябристов», этапировали из этой тюрьмы под Ашхабадом в другие колонии и тюрьмы. В частности, более тридцати человек оказались в Байрамалинской колонии Марыйского велаята, более 15 бывших сотрудников силовых структур попали в Туркменбашинскую колонию строгого режима.

В Оводан-Депе были оставлены около 50 заключенных, размещенных в одном блоке. Они продолжают отбывать наказание там по сей день. Среди них лица из числа главных обвиняемых по делу о так называемом покушении на С.Ниязова, включая Б. Шихмурадова. Там же сидит и ряд бывших чиновников руководящего звена, ставших жертвами кадровых чисток при С. Ниязове. Об этом сообщил корреспонденту «НВ» источник в МВД Туркмении. По словам источника, после того как в Теджене была закрыта колония особого режима, оттуда в Оводан-Депе «подселили» лиц, многократно судимых за умышленные тяжкие уголовные преступления. Кроме того, под Ашхабад переведены и некоторые опальные чиновники, ранее содержавшиеся в других местах лишения свободы.

Источник утверждает, что режим в Оводан-Депе, по крайней мере в вопросах, связанных с контактами заключенных с родственниками и вообще с информацией о них, стал еще более жестким, чем был при С. Ниязове. Сделано это по указанию властей. Узники полностью оторваны от внешнего мира. Это подтвердил корреспонденту «НВ» и ближайший родственник одного из заключенных, в отношении которого в начале года подавалось прошение о помиловании новому президенту страны. По словам этого источника, если до подачи прошения арестанту еще можно было отправить весточку или передачу, то теперь связь с ним полностью прервана.

Получить некоторые сведенья об условиях содержания узников в других тюрьмах и колониях Туркмении пока все же можно. Как рассказал корреспонденту «НВ» источник в администрации туркменбашинской колонии особого режима, дневной рацион заключенного составляют там два ломтя черного хлеба, рыбную баланду, и кипяток, настоянный на «верблюжьих колючках» и выполняющий функцию профилактического средства против желудочно-кишечных заболеваний. Но эта профилактика слабо помогает против бактерий, которые содержатся в питьевой воде, получаемой заключенными. Это сырая вода, привозимая водовозами и не проходящая никакой очистки.