1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Туркмения: новая конституция, новое Возрождение, старые проблемы

В минувшую пятницу в Ашхабаде состоялся внеочередной ХХI Халк Маслахаты. На нем принята новая редакция Конституции, объявлена массовая амнистия заключенных и принято решение о расформировании самого себя

default

Делегаты Халк Маслахаты

Состоявшийся внеочередной съезд Халк Маслахаты - высшего представительного органа страны - стал и последним в его истории.

Утвердив новую Конституцию, Народный Совет был распущен, а его полномочия перешли к президенту и парламенту страны.

Единогласный Совет

Напомним, что Халк Маслахаты, это «детище» прежнего президента Туркмении Сапармурата Ниязова, председателем которого он и являлся все время своего правления. Согласно прежней редакции Конституции Туркменистана, государственная власть была представлена Халк Маслахаты, законодательной, исполнительной и судебной ветвями власти. Как передает Айша Бердыева:

Наделенный фактически неограниченными полномочиями и насчитывающий в своих рядах около двух с половиной тысяч человек, Халк Маслахаты был подконтролен главе государства и не имел никакого политического веса. Фиктивный орган власти, помогал туркменскому правительству придать инициированным в стране политическим процессам, видимость всенародного участия.

За всю историю своего существования, все решения Халк Маслахаты были приняты единогласно. Так, абсолютным большинством голосов прежний лидер Ниязов был избран пожизненным президентом, а после смерти Ниязова, члены Совета опять-таки единогласно проголосовали за кандидатуру Бердымуамедова, как исполняющего обязанности президента страны. Последней миссией Халк Маслахаты стало принятие нового проекта Конституции.

Халк Маслахаты сделал свое дело, Халк Маслахаты может отдыхать…

Несколько месяцев назад президент Бердымухамедов, провозгласивший в Туркмении «Эпоху нового Возрождения» высказался за изменение Конституции страны, некоторые из статей которой, по его высказыванию «не отвечают условиям нового времени». По сообщениям туркменских СМИ, в рамках объявленного всенародного обсуждения, в течении полугода в парламент страны поступали письма от граждан Туркменистана, с предложениями о внесении тех или иных поправок в Конституцию. До нынешнего времени в Туркмении действовала конституция, принятая в1992 году.

Обращаясь к собравшимся во дворце Рухиет членам маслахата, президент Бердымухамедов заявил, что все, что происходящее в стране, теперь прочно ассоциируется с такими понятиями, как «великое Возрождение», «новая идеология», «Государство — для человека».

После упразднения Халк Масхалаты, его полномочия разделяются между президентом и Меджлисом (парламентом). Число парламентариев увеличилось с 65 до 125 человек.

Другое изменение внесено в статью Конституции о президенте страны. Если прежде формулировка звучала так: «Президентом Туркменистана может стать мужчина, не моложе сорока лет, из числа туркмен», то теперь главой государства может быть избран не только туркмен, как это было раньше, но кандидат обязан прожить на территории страны последние пятнадцать лет. Избирается президент непосредственно народом сроком на пять лет.

На прошедшем съезде Халк Маслахаты единогласно поддержал все предложенные поправки в Конституцию и единогласно проголосовал за свое упразднение.

Новая Конституция не гарантирует решения старых проблем

Как считает российский эксперт по Центральной Азии А. Дубнов:

АД: Принятие новой редакции конституции Туркмении, которое с такой помпой, в лучших советских традициях позднего брежневского застоя, состоявшееся на 21-м и последнем заседании Халк Маслахаты, несмотря на все восточное славословие в адрес Гурбангулы Бердымухамедова, уже названного там "великим сыном туркменского народа", выглядит заметным этапом в эволюции туркменского режима. Очевидна попытка его модернизации, но не в смысле того напыщенного стиля, которым говорит об этом туркменский официоз: -"конституция эпохи великого Возрождения призвана стать тем мощным консолидирующим фактором, который обеспечит стремительное восхождение Туркменистана к вершинам прогресса, гуманизма и созидания".
Я имею в виду другое: этот туркменский Основной закон делает, если можно так выразиться, более инструментальным и удобным в управлении нынешний режим, даже - более дешевым. Действительно, ну зачем новым властителям в Ашхабаде этот монструозный орган под названием Халк Маслахаты, он же очень дорогой в обслуживании - две с половиной тысячи аксакалов и деятелей искусств надо накормить, напоить, спать положить и все затем, чтобы раз в год или чаще они единогласно проголосовали за очередной гениальное решение великого сына туркменского народа? Ну, так достаточно будет для этого и просто меджлиса. А чтобы решения были преисполнены уважения к мнению аксакалов, так для этого уже создан Совет старейшин, в декабре он уже и соберется, чтобы отметить 2-ю годовщину прихода к власти Бердымухамедова.

Аркадий, неужели теперь в Ашхабаде станут экономить – сперва на Народном Совете, а потом, может быть, и на дворцах?

АД: Самое главное, теперь вполне конституционным - в смысле, упомянутым в Конституции, - окажется Государственный совет безопасности. Тот самый, что в обход Конституции, то есть, незаконно провозгласил Бердымухамедова президентом в декабре 2006 года. Да, конституционным, но - нелегитимным. Потому, что функции и полномочия госсовета безопасности, в отличие, скажем от Меджлиса, кабинета министров, не прописаны отдельным законом. Поэтому, если какой-то группе заговорщиков вздумается вновь поменять властителя в Туркмении, ей достаточно будет объявить о созыве этого органа, рассказать, что президент тяжело болен и недееспособен и назначить нового. Приблизительно так, как это было в декабре 2006-го. Странно, что архитектор конституционной реформы, вице-премьер и министр иностранных дел Туркмении Рашид Мередов - весьма образованный правовед и искушенный в кулуарных интригах ветеран - не учел этого подвоха. А может, это такая специальная туркменская "уловка-2008"?
Такая же, как уловка, позволяющая на последнем Халк Маслахаты ни словом не обмолвиться о событиях двухнедельной давности в Ашхабаде - перестрелке в самом центре столицы. Вместо нее говорилось о "некоторых моментах по вопросам здоровья", о "суровой беде-наркомании".

Как сообщает А. Бердыева, объявление об изменениях в Конституции не вызывает у местных гражданских активистов оптимизма. По мнению одного из них, и прежняя редакция Конституции гарантировала гражданам Туркменистана целый спектр прав и свобод, отвечающих нормам международного права. Такие как право на свободу слова, передвижения, на свободу вероисповедания и политических взглядов. Однако на деле Основной Закон не работает. Как отмечают эксперты, данное мероприятие носило чисто популистский характер.

Амнистия - акция гуманная, но политические узники останутся в тюрьмах

Бердымухамедов подписал указ об амнистии, согласно которому, в ночь «Гыдыр Гиджеси», на свободу вышли тысяча шестьсот семьдесят человек.

Акция помилования, уже четвертая, за неполные два года правления Бердымухамедова, опять не коснулась политических заключенных, оппонентов бывшего президента Туркменбаши, журналистов, гражданских активистов, узников совести, осужденных за религиозные убеждения. Отсутствуют в списке и фамилии так называемых «ноябристов», осужденных за якобы имевшее место «покушение на Туркменбаши» 25 ноября 2002 года. О судьбе этих людей миру ничего не известно вот уже более пяти лет, вплоть до того, живы они или нет.

Как говорит А. Дубнов:, эта амнистия…

АД: … такая же как уловка с "гуманизмом" режима, акция по помилованию 1670 человек, подавляющее большинство которых, мелкие наркоторговцы и наркоманы, осуждены уже в нынешнем, 2008 году. Что же происходит с людьми, гниющими в безвестности с начала этого века в тюрьмах Туркмении - стране, где главной ценностью провозглашен человек, по-прежнему ничего не известно.



архив