1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Туркмения: идеология культа

27 октября в Туркмении отмечался главный государственный праздник – День независимости. В Ашхабаде прошли торжества, в которых принял участие президент Г. Бердымухамедов.

default

День независимости в Ашхабаде

Торжества сопровождались возложением цветов к Монументу независимости, военным парадом и праздничной демонстрацией трудящихся. То есть все по старой программе, известной со времени правления С. Ниязова. Что же это была за программа, как она была сформирована за не столь уж длительный период независимости Туркмении, и стоит ли ожидать от нового главы государства изменений в ней. Об этом "DW" беседует с одним из лидеров туркменской оппозиции в изгнании Н. Ханамовым.

Как формировался культ

DW: Время правления С. Ниязова в мире однозначно связывается с специфическим культом личности главы государства, окрашенным идеологической метафорой, гласящей, что в Туркмении наступил "Золотой Век" и различными причудами президента. Но как именно в Туркмении сформировался, и за весьма короткое время, культ Туркменбаши?

НХ: Это началось примерно в 1994-1995 году. В самом начале Ниязов очень тонко действовал, тем более, период гласности, перестройки повлиял и на туркменский народ, народ стал более свободно высказывать свое мнение. Особенно интеллигенция в Туркмении в конце 80-х – начале 90-х годов была очень активна. И Ниязов подходил тонко, чтобы не обозлить, не настроить против себя, он тихо, тихо создавал свою систему, свою ниязовскую идеологию. В 1992 году, когда была принята конституция независимого Туркменистана, он под себя подмял власть, стал и главой государства и главой правительства, убрав должность премьер-министра страны, создал Халк Маслахаты. К 1994 году были избраны новые депутаты. И вот когда он посчитал, что основу он сделал и может править, имея все рычаги власти в своих руках, после этого он в открытую начал действовать и начал избавляться в открытую от тех, кто ему был не угоден. Например, от таких, как бывший премьер Ханахмедов. А потом от ряда министров. Поначалу он отправлял их послами, чтобы они не были в стране и не мозолили ему глаза.

DW: То есть идеология культа создавалась сознательно, продумывалась, готовилась. Но кто был ее автором, или авторами?

НХ: Основным создателем идеологии и культа главы государства был сам Ниязов. Это было осознанное и целенаправленное действие. Все идеи по этим вопросам выдавал сам Ниязов, и через круг его приближенных это воплощалось в жизнь. Узаконивалось это через Халк Маслахаты, который был создан Ниязовым и которому были даны такие полномочия, что в его состав потом был включен законодательный орган – парламент!

DW: А какую роль в создании культа сыграла знаменитая книга Ниязова "Рухнама", ставшая в годы независимости главным предметом изучения в ВУЗах, школах, воинских частях и даже в трудовых коллективах?

НХ: Да, там были многие полезные моменты из истории туркменского народа. Но многие моменты были искажены так, как хотел их видеть Ниязов. И один из основных моментов идеологии "Рухнамы – Золотого Века" – это шовинизм. Если в "Рухнаме" говорится о том, что все народы мира произошли от туркмен, это вбивается в голову. Вбивается, что ты выше других.

Муха умерла от взгляда Ниязова

DW: Но люди действительно верили в наступление "Золотого Века", несмотря на все нарастающие жизненные проблемы и катастрофическое ухудшение социальной и политической ситуации?

НХ: Вырастало новое поколение – поколение "Рухнамы". Эти люди действительно верили и считали, что да, есть проблемы, но завтра мы будем так хорошо жить, что даже в Европе не приснится, как нам хорошо. И на самом деле только те, кто мог анализировать, понимали, что население находится под гипнозом. О. Мусаев, как председатель Дем.партии, будучи в Индии с официальным визитом, на высоком солидном уровне, где участвовали министры, вице-премьеры, начал рассказывать, что Ниязов человек не простой, он богом послан, и привел пример, как сидели на заседании, была тишина, Ниязов что-то рассказывал, и вдруг появилась в зале одна муха и начала летать, и звук стал всем действовать на нервы. Ниязов, сказал Мусаев, так посмотрел на эту муху, что она бах, и упала мертвая! Вот такой идеотизм!

Грядут ли перемены?

DW: Господин Ханамов, но Ниязов умер, и, казалось бы, чем сильнее был культ прежнего главы государства, тем скорее новый лидер должен от него освобождаться…

НХ: Я боюсь, что никаких особых изменений не будет, все останется по-прежнему, Так как Ниязов создал систему со своей идеологией, держа народ в страхе, и народ пока не успел из этого страха выйти, он опять попал под такое же влияние. И если какие-то послабления были, гайки сейчас закручиваются. Бердымухамедов на изменения не пойдет, поскольку ему выгодно держать людей в страхе, и чтобы у него было как можно меньше головной боли. Увы, мы это с каждым днем видим все больше и больше, и, к сожалению, в некоторых вопросах он начинает обходить и Ниязова. Я очень сомневаюсь, что что-либо может измениться в лучшую сторону.

DW: В чем это выражается?

НХ: Бердымухамедов начал реформировать систему образования, почти вернулся к прежней системе высшего и школьного образования, но по всем остальным вопросам – социальная система, права человека, безработица, низкие зарплаты, упадок сельского хозяйства – на деле ничего не меняется, а некоторых вопросах он переплюнул Ниязова. Ниязов, если бы на короткое время вернулся в этот мир, наверное, удивился бы и сказал: молодцы! Например, последнее решение о создании цензурного ведомства при аппарате президента. Да, цензура была и при Ниязове, но она происходила в редакциях, а тут централизованно, при аппарате, и они, я больше чем уверен, намерены провести работу среди творческой интеллигенции, возможно, проведут совещание и разъяснят, чем это ведомство будет заниматься – и, скорее всего, будет дано направление, что писать, и о ком писать. Команда, что писать, уже была дана.

Идет подготовка почвы для идеологии нового культа

DW: То есть готовится некая переписка идеологии под нового главу государства. Но для этого нужен ресурс, группа лиц, которые сумеют это провести в жизнь…

НХ: Во-первых, сразу, в первые же дни, те же люди, которые укрепляли культ личности Ниязова, его идеологию, проталкивали его идеи в жизнь – эти же люди остались в окружении Бердымухамедова. Эти люди быстро адаптируются в новой среде. Теперь они переключились на нового президента. И кроме О. Мусаева, которого он несколько месяцев назад снял с должности, остальные те же, кто был при Ниязове. Плюс к этому хорошую, сильную роль тут, в укреплении культа личности Бердымухамедова, играет его помощник, который долгие годы был помощником при С. Ниязове – это В. Храмов.

архив