1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Туркменистан: спустя 6 лет никаких известий о "покусившихся" на Туркменбаши

25 ноября исполняется ровно шесть лет с момента так называемого "покушения" на бывшего президента Туркменистана Сапармурата Ниязова. О судьбе политических заключенных, осужденных за "покушение", по-прежнему нет известий.

default

Как это было…

25 ноября 2002 года, кортеж президента, направлявшегося утром на работу, якобы был обстрелян автоматными очередями из выехавшего на перекресток грузового автомобиля "КамАЗ" в центре Ашхабада. Сам Ниязов не пострадал, и более того, "покушения на себя" даже не заметил, но по приезду в президентский Дворец тут же назвал имена виновных.

Назвав покушение на себя "террористическим актом", Ниязов обвинил в нем видных деятелей оппозиции. В число "заговорщиков" попали, в частности, бывшие вице-премьер и министр иностранных дел Борис Шихмурадов, глава Центробанка Худайберды Оразов, посол в Турции Нурмухамед Ханамов и бывший замминистра сельского хозяйства Сапармурат Ыклымов. Местные власти назвали происшедшее актом международного терроризма, направленным на дестабилизацию обстановки в республике. Один из советников президента даже усмотрел в происшедшем "руку Москвы". Российский МИД в ответ назвал подобные заявления абсурдом.

Кроме того, туркменские спецслужбы совершили налет на узбекское посольство в Ашхабаде. По их мнению, именно там скрывались покушавшиеся на главу государства оппозиционеры. Данный инцидент осложнил и без того далеко не радужные отношения между двумя странами, имеющими разногласия по целому ряду вопросов.

Повальные аресты…

Буквально на следующий после покушения день в стране начались массовые репрессии. Арестовывали не только предполагаемых участников заговора, но и родственников, друзей, соседей опальных оппозиционеров. В первые недели после "покушения" было арестовано более двухсот человек. Репрессивный аппарат не жалел никого: под арест попали женщины, несовершеннолетние дети, старики. В конечном итоге, кампания арестов превратилась в массовую расправу с инакомыслящими.

В числе арестованных оказались бывший министр иностранных дел и представитель Туркменистана при ОБСЕ Батыр Бердыев, бывший спикер парламента Тагандурды Халлыев, а также губернаторы ряда областей, известные бизнесмены. В конце декабря 2002 был арестован Борис Шихмурадов, названный местными властями "главным террористом".

Суд над обвиняемыми прошел в течение трех дней после ареста, заседание проходило в закрытом режиме, однако все каналы национального телевидения транслировали "покаяние" самих "злоумышленников". При этом все они зачитали признание совершенно одинакового содержания, в которых говорили, что они "наркоманы и террористы": "Я признаю, что совершил тяжкое преступление. Казните меня! Мне нет прощения!", - говорили бывшие политические деятели. Высказывалось мнение, что "признания" были добыты под воздействием психотропных препаратов и пыток.

Кроме того, власти организовали серию так называемых "митингов общественности", где собравшиеся требовали смертного приговора для преступников, посягнувших на жизнь президента. Однако в Туркменистане действует мораторий на смертную казнь, и все главные "террористы-ноябристы" получили пожизненное заключение, а их пособники были осуждены на длительные тюремные сроки, без права на амнистию.

Международная общественность выразила обеспокоенность действиями Ашхабада

Международное сообщество неоднократно выражало обеспокоенность ходом стремительного приговора и осуждения "покушавшихся" на жизнь Туркменбаши. Эксперты отмечали, что в деле с "покушением" больше вопросов, чем ответов, а также высказывали предположение об инсценировке данного действия самими властями Туркменистана с целью дальнейшего подавления инакомыслия в стране.

ОБСЕ даже запустила против Туркменистана "московский механизм", был опубликован доклад профессора Эммануэля Деко о нарушениях прав человека в Туркменистане.

Однако данные меры оказались неэффективными, в страну не пустили международных наблюдателей с целью провести независимое расследование, к осужденным не были допущены независимые адвокаты и члены Красного Креста.

Спустя шесть лет…

С тех пор прошло шесть лет, а о судьбе политических заключенных ничего неизвестно по сей день. Ни родственникам, ни международной общественности. Им запрещены свидания, передачи и встречи с адвокатами. Нет информации о том, где они содержатся, в каком состоянии находятся и живы они или нет.

В самом Туркменистане за эти годы произошла масса преобразований. Эхом так называемого покушения, стали принятие закона "О государственной измене", согласно формулировке которого, любой, кто не согласен с политикой правящей власти, является предателем Родины и может быть осужден на 25 лет лишения свободы.

Вторым шагом стало ужесточение въезда и выезда из страны. Получить визу в Туркменистан практически невозможно и по сей день. А "черные списки" невыездных туркменских граждан ограничивают свободу передвижения для более, чем пятнадцати тысяч человек.

Никак не повлияла на судьбу осужденных по делу "25 ноября" смерть самого Сапармурата Ниязова, настигшая диктатора два года назад.

Новый президент Гурбангулы Бердымухамедов не спешит выпустить на свободу оппонентов прежнего главы государства. По одной из версий, он не заинтересован в том, чтобы на свободу вышли бывшие влиятельные чиновники и члены оппозиции, способные своим авторитетом составить ему конкуренцию. Согласно другой версии, часть осужденных по делу "покушения" погибла в туркменской тюрьме, состояние здоровья других настолько тяжелое, что предъявить их общественности власти попросту не могут. Так или иначе, становится очевидным тот факт, что туркменское правительство не намерено покончить сейчас с "наследием" Туркменбаши и идти по пути демократизации.

Я верю, что они живы!

Не принимая никаких действий, чтобы пролить "свет" на это таинственное дело, а также прояснить и облегч ить судьбу политических узников, президент Бердымухамедов все-таки верит, что они живы.

Именно так он ответил на вопрос американского журналиста, поинтересовавшегося у нового лидера Туркменистана о судьбе осужденных на так называемое покушение на Ниязова. Эта фраза была сказана почти два года назад, когда Бердымухамедов только вступил в президентские полномочия.

С тех пор по указу главы государства в стране было проведено несколько массовых амнистий заключенных, когда из мест лишения свободы вышли десятки тысяч человек.

Но ни одна из акций помилования не коснулась осужденных оппозиционеров.

А.Бердыева






Архив

Контекст