1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мир

Туркменистан: случай Ольги Гилевой

МИД Туркменистана обратился во внешнеполитическое ведомство ФРГ с протестом по поводу информации, распространяемой "Немецкой волной" о ситуации в Туркменистане.

default

Извинится ли Сапармурат Ниязов?

МИД Туркменистана обратился во внешнеполитическое ведомство ФРГ с протестом по поводу информации, распространяемой "Немецкой волной" о ситуации в Туркменистане. В этой связи я обратился за комментарием к моему коллеге Ефиму Шуману, имеющему немалый опыт подобных протестов еще с "советских времен" и еще от советского МИДа:

В Германии журналистам обеспечена независимость

Советские руководители, как видно, думали, что вот если пожаловаться в МИД ФРГ, а тот отреагирует, топнет ножкой, то "Немецкая волна" немедленно бросится выполнять указание. Это ошибка. Мы не подчиняемся МИДу, как не подчиняемся никакому другому министерству, потому что "Немецкая волна" – не государственная теле-радиокомпания. Это корпорация общественного права. Нами управляет наблюдательный радиовещательный совет, который формируется из представителей и правительства тоже, - но они там в меньшинстве – и различных общественных организаций: спортивных, женских, профсоюзов, крупнейших религиозных конфессий страны и так далее. Есть и еще один аспект, обеспечивающий независимость журналиста. По немецким законам, журналист не обязан выдавать никаким государственным органам источник своей информации. Один из самых знаменитых случаев в истории западной Германии – это когда Штраус, будучи министром внутренних дел Германии, после публикации в "Шпигеле" очерка о планах НАТО потребовал сотрудников журнала назвать имя человека, который им предоставил соответствующие документы из НАТО – мол, он выдал государственную тайну. Работники "Шпигеля" отказались это сделать, после чего в редакции был произведен обыск, а главный редактор "Шпигеля" даже посидел пару недель в тюрьме. Кончилось это тем, что Штраусу – министру, пришлось уйти в отставку, и на этом его карьера на общефедеральном уровне закончилась.

Спецслужбы вынуждают к отъезду

Вот что передает наш корреспондент в Москве Батыр Мухамедов:

"Сапармурат Ниязов недавно поклялся публично принести извинения, если ему докажут хоть об одном случае нарушения прав российских граждан в Туркменистане. Вот одно такое свидетельство. Корреспондент "Немецкой волны" в Москве встретился с Ольгой Гилевой, покинувшей родной Ашхабад не по доброй воле. На это ее вынудили туркменские спецслужбы. Как рассказала Ольга Гилева, " это случилось в конце прошлого года. Ко мне ночью ворвались трое в штатском. Представились сотрудниками КНБ. Без предъявления ордера произвели обыск. При этом были найдены рисунки, рукописи, российские газеты и журналы. Мне инкриминировали противоправную, антигосударственную деятельность и поместили в психиатрическую больницу. Это произошло немного спустя после пресловутого покушения на туркменского президента Сапармурата Ниязова. В Ашхабаде уже вовсю шли повальные аресты, и, по понятным причинам, я была не на шутку напугана. Два месяца меня держали в психиатрической больнице с жестоким, почти тюремным режимом. Со мной иногда встречался сотрудник КНБ по имени Рустам. Он выпытывал у меня - кому я давала прочесть и посмотреть изъятые у меня материалы? Говорил, что за подобные проступки меня ожидает лагерь для политических преступников, откуда меня никогда не выпустят. Было страшно за себя, своих друзей и знакомых. Из рассказов знакомых, по слухам, я знала о том, что творится в застенках ниязовской охранки. Говорили о том, что для них ничего не стоит убить человека, о том, что сам Ниязов хорошо знает о том, что творят его костоломы, но не только не осуждает их, но даже и поощряет на жестокости и беззакония".

После выхода Ольги из психиатрической лечебницы, в начале весны этого года, к ней заявились сотрудники КНБ во главе со знакомым ей Рустамом:

- Ну, что будем оформлять на тебя уголовное дело по политической статье? Или решим все по хорошему?

"По-хорошему" означало, что, что квартиру Ольги в одном из лучших районов города Ашхабада офицер КНБ купил у хозяйки за 1000 американских долларов. (Со слов хозяйки подобная квартира, даже по сильно заниженным ценам стоит никак не меньше 5-6 тысяч долларов США). В тот же день Ольга была выписана с учета в этрапском (районном) отделе внутренних дел. Тот же Рустам купил ей билет в один конец, в Москву. А российская столица пополнилась еще одним беженцем без всяких надежд и перспектив на будущее".

Ольге Гилевой еще повезло...

Впрочем, можно сказать, что Ольге Гилевой повезло. Корреспондент "Немецкой волны" в Москве нашел свидетельства тому, как людей, под угрозой их компрометации, сотрудники спецслужб лишали жилья безо всякой компенсации.

К сообщению нашего корреспондента Батыра Мухамедова я могу добавить, что в наших передачах мы будем последовательно освещать эти случаи. Тем более, что, не без помощи МИДа Туркменистана мы имеем возможность еще чаще обращаться к "туркменской тематике", чем делали это до сих пор.

Контекст