1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Туркменбаши делает предложение

Глава Туркмении Сапармурат Ниязов предложил британской фирме «Баррен Энерджи» (Burren Energy) сотрудничество в газовой сфере, в том числе в освоении месторождений на туркменском шельфе Каспия.

Глава Туркмении Сапармурат Ниязов предложил британской фирме «Баррен Энерджи» (Burren Energy) сотрудничество в газовой сфере, в том числе в освоении месторождений на туркменском шельфе Каспия. Надо сказать, что «Баррен Энерджи» уже давно работает в Турмении, свыше десяти лет, занимаясь добычей нефти на западе страны, в Балканском велаяте. Британцы проявили интерес к предложению, сделанному Ниязовым. Однако почему выбор пал именно на «Баррен Энерджи»? С этим вопросом мы обратились к Роланду Гетцу - эксперту берлинского фонда «Наука и политика».

- Одна из причин может заключаться в том, что эта британская фирма имеет хорошие отношения с туркменским правителем. Другая причина заключается в том, что, к примеру, «Газпром» участвует во многочисленных других проектах. Так что тому факту, что выбор пал на британцев, я бы не придавал особого значения. Туркмения пытается принципиально развивать свои отношения в энергетической сфере сразу по нескольким направлениям, чтобы не оказаться в зависимости от одной страны, то есть России.

Можно ли рассматривать очередной заказ на разведку газовых месторождений как подтверждение версии о том, что у Ниязова газа меньше, чем он должен поставлять согласно контрактам?

- Разговоры на эту тему ведутся уже давно. Существует неопубликованное заключение экспертов о величине газовых ресурсов, оно якобы хранится лично у самого Ниязова. По официальным данным, газа в стране предостаточно, а раскрывать данные заключения Ниязов отказывается. В любом случае, есть много экспертов, которые скептически относятся к официальной оценке газовых запасов.

История с британской компанией началась после того, как неудачей закончились переговоры Ашхабада сначала с российской, а затем и с украинской делегацией. Кому выгоден срыв этих переговоров?

- Похоже, что никому. Данную ситуацию можно сравнить с игрой в покер. Туркмения может поставить в Иран только около 10 миллиардов кубометров газа через небольшой трубопровод. Основной же объем – это порядка 50 миллиардов – все равно должен идти через Узбекистан, Казахстан и Россию. И, если стороны не смогут договориться, то это ничем и не закончится. Вообще в этой истории много неясностей. Ведь не существует точных контрактов на поставки газа, зафиксированных на бумаге. Есть долгосрочный договор между Россией и Туркменией – на 25 лет, согласно которому Ашхабад должен наращивать объемы поставок в Россию. Но, как известно, Туркменбаши часто не выполняет данных обещаний. Пока положение таково, что все три стороны могут блокировать дальнейшее развитие переговоров. И Туркмении, в принципе, это невыгодно, потому что окончательный срыв переговоров будет означать снижение объема экспорта газа.