1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Беларусь

Турецкий марш на белорусский рынок

Турецкая компания мобильной связи "Turkcell" за 600 миллионов долларов приобрела 80 процентов акций третьего по величине белорусского GSM-оператора "БеСТ". Сумма беспрецедентна для СНГ. О выгодах продавцов и покупателей.

default

Турецкие купцы торговались за белорусского скакуна под покровом тайны. Еще буквально месяц тому, комментируя просочившуюся в прессу информацию, белорусский министр связи и информатизации Николай Пантелей утверждал, что никакие переговоры по продаже БеСТа — сотовой компании с логотипом в виде коня — не ведутся.

Законсперированность сделки экономист Леонид Заико характеризует одним словом — оконфузились. «Белорусский президент хотел, чтобы мобильный телефон был у каждой доярки, у каждой пенсионерки. Создание общенациональной, достаточно недорогой компании — это был политический заказ. За ним стояли президентские пожелания, наказы, предложения. Но проект провалился. Это конфуз власти, а раз конфуз, значит, надо молчать. Этот светлый проект вынуждены были продать», — говорит Леонид Заико.

Конфуз государственной компании

«Светлый проект» создавался, как компания со 100 % государственным капиталом. За четыре года существования, мобильный оператор с английским словом «лучший», лишь в названии, смог заполучить всего 3 % всех абонентов страны. Это чуть более 180 тысяч человек. За каждого из них «Turkcell» выложил примерно 5 тысяч долларов.

Сделку уже назвали беспрецедентно рекордной по цене на всем пространстве СНГ. Одно из российских консалтинговых агентств констатировало, теперь дорога российским «Вымпелкому» и «Мегафону» на белорусский рынок закрыта. Торги прошли не только тайно, но и безальтернативно. Похоже, распродавать собственность, не объявляя тендера, для белорусского руководства становится системой, замечает политолог Александр Класковский. «Еще пару лет назад белорусское руководство всячески акцентировало внимание на том, что мы придерживаемся принципов социализма, не распродаем Родину.

Сейчас прошел процесс приватизации. Инвестиции стране нужны — это безусловно. Другое дело, прозрачность заключения таких сделок. Общественность должна видеть и контролировать, что проект направлен целиком на благо страны, а не какой-то там тайный гешефт», — отмечает Александр Класковский.

Выгода провального проекта

В результате гешефта белорусская сторона получает 600 миллионов долларов. Еще 500 миллионов покупатель обещает вложить в развитие конкурентоспособности «БеСТа». На ближайшие пять лет белорусы сохраняют за собой и 20 % акций, которые, как предсказывают экономисты, по истечении срока будут проданы по еще более выгодной цене.

Зачем турецкой компании понадобилось совершать, по мнению западных аналитиков, не самую удачную покупку? Ведь даже объявление о том, что сделка состоялась, перенесли на после закрытие международных биржевых торгов. «Turkcell» опасалась, что биржа среагирует на покупку «белорусского коня в мешке» падением акций компании.

Экономист Леонид Заико поясняет: коммуникации сегодня — одна из самых перспективных и финансово привлекательных сфер деятельности. «БеСТ относится как раз к этому сектору. Понятно, что покупается компания не развитая, но впереди имеющая информационные перспективы — создание новых сетей и новых технологий по передачи данных.

Если все это будет сделано, то достаточно агрессивная и достаточно технологичная компания, которая будет работать здесь — имеет очень хорошие перспективы. Потому что ни МТС, ни Velcom не отличаются такой продвинутостью», — уверен Л. Заико.

Так кто же хозяин?

И еще одна интересная деталь, обнародованная уже после заключения «тайной сделки». И в уже упомянутых обиженных «Вымпелкоме» и «Мегафоне», и у оказавшегося на коне «Turkcellа» — общий акционер – российская «Альфа групп».

Знала ли об этом белорусская сторона? Леонид Заико приводит пример: «В свое время литовцы продали один из своих заводов американцам. Из-за непатриотичности сделки было много споров, в аппарате литовского президента многие разругались. В конце-концов выяснилось, что за американской компанией стоял Лукойл, российский капитал, — рассказывает экономист. — Капитал нынче становится анонимным, обезличенным. Для того, чтобы четко идентифицировать те или иные финансовые группы в странах существуют финансовые разведки. Думаю, что белорусская финансовая разведка перед продажей свою работу проделала».

В чьем стойле — турецком или российском окажутся белорусские БеСТ-скакуны и какие станут показывать результаты — определит время.

Аудио- и видеофайлы по теме