1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Трудовая миграция из Китая в Казахстан неизбежна

«На сегодняшний день, по самым скромным подсчетам, в Китае лишних трудовых ресурсов – 150-200 млн. человек. Решить эту проблему внутри Китая невозможно», - полагает казахстанский китаист Константин Сыроежкин.

default

Китайские гастарбайтеры

Единственный вариант решения этой проблемы, по его мнению, это трудовая миграция, в том числе и в Центральную Азию. И возможности Казахстана повлиять на этот процесс, особенно в свете предстоящего вступления в ВТО, невелики, считает эксперт. Михаил Бушуев продолжит тему.

О неизбежном наплыве мигрантов из Китая в Казахстан в самой республике говорят все чаще. В том числе, и в связи с будущим членством Казахстана в ВТО. Хотя пока говорить о большом количестве, а тем более, о «засилии» китайцев не приходится. Так, в 2005 году на постоянное место жительства в Казахстан прибыли 1116 граждан КНР, из них 1109 – этнические казахи. Проводимые полицией отловы нелегальных мигрантов показывают, что среди них доминируют узбеки и турки, китайцев мало. То есть, сейчас ситуация достаточно спокойная. Но так, очевидно, будет недолго. В Казахстане стремительно нарастает дефицит рабочей силы. Один из ведущих экономистов страны, в прошлом министр экономики, Кайрат Келимбетов, признал минувшей весной, что до 2015 года стране необходимо привлечь только высоко- и среднеквалифицированных работников порядка 1 млн. человек. Наверное, нет такой сферы экономики, где бы эта проблема ни стояла очень остро. Например, по данным Кайдаула Шуменова, председатель ЦК Профсоюза металлургов и горняков Казахстана, в горнодобывающей отрасли страны средний возраст рабочих составляет 55 лет. Молодежь неохотно идет в шахты или на металлургические комбинаты, квалифицированные рабочие уезжают в Россию, где заметно выше заработки. А речь идет об одной из основных, наряду с нефтедобывающей, отраслей экономики. В общем объеме казахстанского экспорта продукция горно-металлургического комплекса составляет 27%, а в объеме промышленной продукции страны порядка 22%. Остановиться этим предприятиям никак нельзя, и решать кадровую проблему придется любыми способами. Вернее, похоже, что единственным возможным – привлекая китайских рабочих. Кайдаул Шуменов говорит, что «интеграционные процессы в рамках ЕврАзЭС могут привести к миграции отечественных квалифицированных кадров на горнорудные и металлургические предприятия России. С другой стороны, со вступлением в ВТО появится возможность массового притока на наш рынок иностранной рабочей силы, особенно из Китая», - говорит он.

Что касается самого Китая, то до сих пор официальный Пекин всегда

подтверждал свою готовность контролировать внешнюю миграцию. Как говорит китаист Константин Сыроежкин, пусть нигде и не содержится откровенных призывов к выезду, но «проблема перенаселенности в КНР есть, и как реакция на неё – тенденция оттока китайского населения во всех возможных направлениях, и эта тенденция будет сохраняться в длительной перспективе». В качестве примера Сыроежкин предлагает сравнить всё население Казахстана – 15 миллионов, и соседнюю китайскую провинцию Синьцзян, где уже сейчас 18 млн. А, между тем, напоминает эксперт, впереди – реализация китайской концепции «большого освоения Запада», т.е. девятнадцати северо-западных, в том числе и граничащих с Казахстаном и постсоветской Центральной Азией, регионов КНР. Эта концепция включает планы по переселению в эти регионы этнических китайцев из внутренних районов Китая. Насколько сильно увеличится в результате население приграничных с Казахстаном регионов Китая, сейчас трудно сказать, но даже если в тот же Синьцзян переедет 5 млн., то этническая ситуация в регионе изменится существенно.

Но в какие отрасли казахстанской экономики вольется будущий поток гастарбайтеров? По этому поводу мнения экспертов разделились. В шахты китайцы не пойдут, считает Сыроежкин. Скорее всего, они будут ориентироваться на торгово-закупочную деятельность, в которой активны сейчас. Другие возможны сферы – это строительный сектор, полагает эксперт, но не в качестве рабочих, а на уровне среднего и высшего менеджмента. И, конечно, широкое присутствие в нефтегазовой сфере.

Данные направления экономики хорошо подходят традиционной системе, по которой работает основная масса китайских фирм за пределами КНР. Это небольшие и средние семейные компании с высокой концентрацией власти и менеджерских функций в руках их хозяев. Они опираются на низкий уровень прибыльности, компенсируя это высокими темпами оборота, а также предпочитают иметь дело с другими китайскими фирмами.

Ярослав РАЗУМОВ, Алма-Ата.

Контекст