1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа

Трудный уик-энд в Стрезе

В пятницу министры финансов стран еврозоны собираются в итальянском городе Стреза. На повестке дня – проблемы бюджета Германии и Франции, которые влияют на экономическое положение всей Европы.

default

Министрам финансов предстоят непростые переговоры.

В пятницу министры финансов стран еврозоны собираются в итальянском городе Стреза. На повестке дня – проблемы бюджета Германии и Франции, которые влияют на экономическое положение всей Европы.

Франция и Германия, крупнейшие экономики объединенной Европы, похоже, оказались в деликатной ситуации. Несколько лет тому назад, когда обсуждались будущее евро и правила, по которым предстоит жить присоединившимся к единой валюте странам, именно по инициативе "основных игроков" было введено довольно строгое ограничение на допустимый дефицит государственного бюджета в размере трёх процентов от валового внутреннего продукта. Три процента в год – и ни одной сотой процента больше!

"Ученики" и "учителя" поменялись местами

Первым нарушителем стала примерно наказанная впоследствии Португалия. Казалось бы, этот факт подтвердил начальную концепцию: "маленькие", раз хотят пользоваться престижным евро, должны тянуться изо всех сил за "большими", которые упорным трудом и жесткой монетарной политикой добились впечатляющего экономического прогресса. Но на этом месте жизнь начала вносить коррективы, и довольно суровые. В условиях крайне неблагоприятной мировой экономической конъюнктуры именно тем странам, которым предстояло брать уроки, оказалось легче совместить требования европейского Пакта стабильности, где прописано "трёхпроцентное" правило, с действительностью.

Возможно, сказалась меньшая, чем у Германии и Франции, зависимость от мировых рынков и экспорта, и, напротив, большая ориентация на внутренний рынок. А может быть, наконец случилось то, о чём неоднократно предупреждали оппозиционные правящим социал-демократам консерваторы: государство больше не в состоянии выдержать такую социальную нагрузку, бюджетные расходы следует радикально сокращать. А именно нынешние герои дня – Германия и Франция – остались последними из крупнейших мировых держав оплотами современной утопии под названием "социальное государство всеобщего благоденствия". И вот теперь уже от бывших "учеников" выслушивают они идеи о необходимости структурных перемен.

Трижды три

Экономисты предупреждают, что вероятность для Германии и Франции в третий раз – в 2004 году – нарушить трехпроцентный лимит дефицита, довольно высока. Основываясь на предварительных высказываниях политиков, можно предположить, что в центре дискуссии будет проблема "понимания" текста Пакта и его "правильного" прочтения.

Возражать против двусмысленности, конечно, будут миноритарные "акционеры" АО "Единая Европа". Интересно, какую позицию займут председатель европейского ЦБ Вим Дуйзенберг (Wim Duisenberg) и Жан-Клод Трихет (Jean-Claude Trichet), который, вероятно, сменит его на этом беспокойном посту. Пока они ограничиваются призывами, обращенными к "проблемным" странам, которыми стали Германия и Франция, как-нибудь уладить бюджетный вопрос. Однако под влиянием большинства тон главных европейских банкиров может измениться.

На фоне такого трудного испытания, как проблема бюджетного дефицита, другие темы встречи в Стрезе уже не выглядят столь драматично.

Министрам предстоит обсудить – скорее всего, в субботу, когда к столу переговоров присоединятся представители Великобритании, Дании и Швеции (которым, по понятным причинам, проблемы евро пока не так интересны) – такие темы, как будущая европейская конституция, унификация налогов, общее экономическое положение на континенте.

Первое трудное испытание

Как и положено хозяину, министр финансов Италии Джулио Тремонти (Giulio Tremonti) собирается призвать коллег к поиску компромиссов. А другого выбора в принципе и нет. Ведь, заменяя в своих странах национальные валюты на евро, подписывая Пакт стабильности и вообще всячески объединяясь и сплачиваясь, европейцы не были столь наивны, чтобы полагать, что этот процесс пройдет легко. Просто настал час первого серьезного испытания.

Контекст