1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Музыка

Три способа эпатировать публику

Привезенная в Дрезден РИА "Новости" фотовыставка, а также новые романы воинствующих моралистов Уэльбека и Эллиса, привлекли внимание обозревателей отделов культуры немецких газет.

default

Самая знаменитая в мире мадонна

Экспозиция по случаю 50-летия возвращения из СССР спасенных и отреставрированных советскими специалистами картин Дрезденской галереи составлена из 40 малоизвестных исторических фото 1945-1955 годов. Но не уникальность экспонатов из московских архивов стала поводом для комментария в газете Tageszeitung. Обозреватель газеты Ник Раймер (Nick Reimer) видит в ней очередную попытку "зацементировать ложную интерпретацию истории".

Спорная выставка

Давно известно, пишет Раймер, что Красная Армия занималась спасением художественных ценностей и вывозом их из Дрездена по приказу Сталина от 26 июня 1945 года не бескорыстно. Это был грабеж. Доказано также, пишет Раймер, ссылаясь на результаты кропотливой работы российских историков Константина Акиншы и Григория Козлова, что повреждены были многие шедевры из Дрездена не немцами, а военнослужащими Красной Армии. "Трофейное искусство" было плохо упаковано, привезенное по месту назначения поступало часто на хранение в неприспособленные для этих целей помещения, не было квалифицированных специалистов. Триптих Альбрехта Дюрера, во время промежуточной остановки в Киеве, положили холстом прямо на взлетно-посадочную полосу. Три дня спустя "Дрезденский Алтарь" был поднят, но уже со следами воды.

По официальной советской версии, картины Дрезденской галереи красноармейцы извлекли из сырой шахты. Профессор Вернер Шмидт, до середины 1990-х годов генеральный директор Дрезденской картинной галереи, говорит, что на самом деле картины хранились в климатизированном железнодорожном вагоне. Обо всем этом умалчивает фотовыставка в Дрездене, пишет Ник Раймер.

На ее открытие приглашена Ирина Антонова, директор Пушкинского музея в Москве. Пикантная подробность, пишет автор, ныне 87-летняя Антонова входила в состав сталинской трофейной комиссии, которая грабила музеи в Германии для музея в Москве.

От пророка к пустозвону

Houellebecq

"Верхом литературного цинизма и нагромождением банальностей" назвала обозреватель газеты Frankfurter Rundschau Мартина Майстер (Martina Meister) новый роман Мишеля Уэльбека (Michel Houellebecq) "Возможность одного острова". Роман, за который еще до его написания издательство якобы заплатило Уэльбеку 1,5 миллиона евро, появится 31 августа одновременно в пяти европейских странах, в том числе в Германии. Прочитал его пока ограниченный круг рецензентов, только самые благоволящие, пишет обозреватель. Четвертый роман культового французского писателя, этот, "Гарри Поттер" для взрослых, не вызовет резонанса, несмотря на все собранные в нем провокации, уверена Майстер. Роман "можно обвинить при желании и в антисемитизме, и в исламофобии, и в женоненавистничестве, и в мизантропии, и в ненависти к детям". На самом деле, цель его автора - "нарушение последних табу". Пророк Уэльбек превратился в пустозвона.

Американский психопат хочет стать человеком

Обозреватель газеты Frankfurter Allgemeine Йордан Мейас (Jordan Mejias) прочитал (по-английски) новый роман другого культового писателя - Брета Истона Эллиса (Bret Easton Ellis), автора "Американского психопата". "Лунный парк" появился после семилетнего молчания Эллиса, и в США был воспринят с легкой прохладцей. Роман, явно автобиографический, "представляет собой на поверхности коллаж из готических рассказов, звездных мемуаров, новелл о студенческой жизни и воспоминаний травмированной в детстве психики". Но суть романа в ином, в изгнании тех духов, к которым Эллис взывал в "Американском психопате". В "Лунном парке" нас встречает совсем другой Эллис, пишет обозреватель, и в этом слабость романа. Эллис вдруг решил стать "человечным". "Что может быть ничтожнее монстра, твердящего без остановки: будьте любезны, будьте любезны, будьте любезны?" На что романный Эллис отвечает: "Я что хочу сказать… ну, что тебе еще от меня надо?" Ах, восклицает обозреватель газеты, куда как проще было эпатировать литературный мир простым перечислением брэндов. (эв)

Контекст