1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мнения

Три министра в Тегеране: об успехе говорить рано

Тегеран заверяет, что ищет новые источники энергии. В Вашингтоне этому не верят. После катастрофических последствий таких подозрений в отношении Ирака, США иначе будут смотреть на договорённость, достигнутую в Тегеране.

default

Пойдет ли Иран на ядерный шантаж?..

Под давлением мирового сообщества Иран объявил о готовности к полной открытости своей атомной программы. Правительство этой страны готово также подписать дополнительный протокол к договору о нераспространении ядерного оружия, как того требовало МАГАТЭ. Представитель Иранского правительства заявил, что в среду 22 октября глава МАГАТЭ Мохаммед Эль Барадей получит все требуемые документы. Этот поворот в иранской атомной политике наступил после переговоров с министрами иностранных дел Великобритании, Германии и Франции. Вернувшись из Тегерана, министр иностранных дел ФРГ Йошка Фишер (Joschka Fischer) заявил, что европейские министры не пошли ни на какие уступки Ирану. При этом, как считает комментатор "Немецкой волны" Петер Филипп, заключенная сделка не лишена странностей.

КОММЕНТАРИЙ

Иран пошёл на уступки. Так, по крайней мере, с удовлетворением отмечают министры иностранных дел Великобритании, Германии и Франции по прошествии своего первого совместного визита в Тегеран. Партнёры по переговорам заверили их, что Иран подпишет дополнительный протокол к договору о нераспространении ядерного оружия. Кроме того, Иран обязался "приостановить" работы по обогащению урана.

Таким образом, похоже, напряжение, возникшее в последние недели и грозившее достичь пика к 31 октября, снято: к этой дате от Ирана требовалась подпись под дополнительным протоколом, дающая возможность инспекторам МАГАТЭ проводить проверки без предварительного предупреждения и обеспечивающая им доступ ко всем иранским ядерным установкам.

Протокол, однако, пока не подписан. Странно также звучат поступающие из Тегерана сообщения о том, что подписание вовсе не обязательно состоится именно 31 октября. Мол, дело может подождать и до 20 ноября – дня, когда глава расположенного в Вене международного ведомства Эль Барадеи должен представить в ООН отчёт об успехе или безуспешности его усилий на тегеранском направлении. Странно, далее, то, что со стороны Ирана не последовало согласия на долгосрочный отказ от производства обогащённого урана. Это могло бы означать не что иное, как возобновление таких работ в любое удобное Тегерану время. Но особенно этого следует опасаться потому, что договорённости были достигнуты в Иране в ходе дискуссий лишь с политиками-реформаторами, а не с консерваторами, в последнее время требовавшими даже выхода Ирана из договора о нераспространении. А эти политики вполне в состоянии торпедировать не только законопроекты, но даже и международные соглашения.

В этом контексте абсолютно прав британский министр иностранных дел Джек Стро, заявивший, что об успешности миссии тройки европейских министров можно будет судить лишь после того, как за уступками Тегерана последуют или не последуют конкретные действия. Поэтому преждевременно было и давать какие-то обещания об оказании технической помощи в мирном использовании ядерной энергии. А между тем именно перспективой такой помощи министры иностранных дел пытались убедить Иран пойти на уступки. Иран жалуется, что американское давление загоняет его в изоляцию и мешает заниматься исследованиями и развитием ядерной технологии.

Тегеран заверяет, далее, что единственная цель проведения таких исследований - найти новые источники энергии. Но как раз этому-то и не верят в Вашингтоне. Правда, после катастрофических последствий, которые имели такие же подозрения в отношении Ирака, Вашингтон, возможно, станет смотреть другими глазами на договорённость, достигнутую в Тегеране. Сколь бы малоконкретными ни были эти результаты.

Автор комментария: Петер Филипп, НЕМЕЦКАЯ ВОЛНА

Контекст