1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Культура и стиль жизни

Триумф мастера: "Федра" Ханса-Вернера Хенце

"Закольцованность" начала и конца, единство жизни и смерти, и страсть как единственная сила, которая вращает "перпетуум-мобиле" этого мира: таковы темы этой "концертной оперы", как назвал ее композитор.

default

Ханс Вернер Хенце и Петер Муссбах

Звук оркестра гаснет вместе со светом, зал погружается в темноту, проходит еще несколько секунд, и, наконец, разражается шквал аплодисментов: подлинным триумфом мастера стала премьера оперы Ханса Вернера Хенце (Hans Werner Henze) "Федра". Она состоялась в рамках берлинского музыкального праздника (Musikfest). Тяжело больной композитор лишь с трудом поднялся со своего места в центральной ложе, когда луч прожектора обратился на него. Величественный, очень бледный, с удивительно свободным от морщин лицом, он был похож на памятник самому себе.

"Молодильные яблоки" для композитора

В своей новой опере Хенце снова обратился к древности: Федра, жена героя Язона, вожделеет своего приемного сына Ипполита. Но тот равнодушен к дарам Афродиты, его влечет лишь Артемида – богиня охоты. Федра клевещет на Ипполита, обвиняя его в изнасиловании. Язон вызывает из морских пучин Минотавра. Язон гибнет. Федра вешается от отчаяния.


Миф о непобедимости и жестокости плотской страсти оказался чем-то вроде "молодильных яблок" для Ханса Вернера Хенце. Два года назад, начав работу над партитурой, он, тогда 79-летний, вскоре оказался на краю смерти.

В своем творческом дневнике, опубликованном одновременно с премьерой оперы, Хенце пишет о неделях и месяцах ожидания "луча света", минимального прилива энергии: "В моем возрасте вы постоянно испытываете усталость. Приходится лишь ожидать пару светлых моментов".

От зарождения мира до танца смерти

Мощь, жизнеутверждающая сила музыки, появившейся в эти "светлые моменты", воистину удивительны. Хенце балансирует на тонкой грани между шорохом и музыкой, между атональностью и мелодией. Таинственное начало этой "концертной оперы" - еле слышное, таинственное звучание тайского гонга – напоминает "зарождение мира" в "Золоте Рейна". Финал – "танец смерти" явившегося миру Минотавра – своего рода ответ на вселенский пожар в "Сумерках богов".

"Закольцованность" начала и конца, единство жизни и смерти, и страсть как единственная сила, которая вращает "перпетуум-мобиле" этого мира: таковы темы этой "концертной оперы", как назвал ее композитор.

Доволен своим детищем остался даже сам Ханс-Вернер Хенце: "По-моему, то, что я написал – прекрасно, - сказал он после премьеры. - Музыка красива, совершенна, исполнена любви и ненависти, она прекрасно сочетается с текстом. Молодой человек не может написать такой музыки – он знает слишком мало о возможностях инструментов".

Четыре года назад, когда в Зальцбурге состоялась премьера предпоследней оперы Хенце "Упупа, или триумф сыновней любви", все говорили о ней как о "завещании мастера". Так будем надеяться, что и "Федра" станет не последним сочинением Ханса Вернера Хенце. Режиссер Петер Муссбах (Peter Mussbach), художественный руководитель берлинской оперы, и скандинавский художник Олафур Элиассон создали для музыки Хенце статичную, но выразительную кулису из темноты и зеркал. Музыкальное руководство спектаклем находилось в уверенных руках дирижера Михаэля Бодера (Michael Boder).

Анастасия Рахманова







Контекст