1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Треть МИДа Узбекистана уволена

В Министерстве иностранных дел Узбекистана прошла мощная волна увольнений

Ее жертвами стала практически треть сотрудников министерства. Подробнее о кадровых «чистках» в МИДе Узбекистана – в сообщении нашего корреспондента в Ташкенте Юрия Черногаева.

50 штатных «единиц» будут сокращены в начале марта в узбекском Министерстве иностранных дел. Причем 50 штатных «единиц» - это то, что корреспонденту «Немецкой волны» официально подтвердили в пресс-службе МИДа. Сами сотрудники министерства в частных беседах говорят, что речь идет об увольнении 70 дипломатов – это треть всей численности МИДа. Причем тут не чиновники низших рангов, - будут сокращены две очень престижные должности послов по особым поручениям и несколько советников. Намечены также структурные изменения в посольствах Узбекистана, в том числе, в Германии, в России, в США…

Руководитель пресс-службы МИД Узбекистана Ильхом Закиров в беседе с корреспондентом «Немецкой волны» уточнил, что происходит «не механическое сокращение штатов, а более эффективное использование ресурсов». Немного иной термин предпочел для этого узбекский политолог Рафик Сайфуллин, бывший одно время одним из руководителей Института стратегических исследований при президенте:

- То, что была проведена, как сейчас модно говорить, «чистка» в МИДе, то это действительно момент, связанный с усовершенствованием механизма работы внешнеполитического ведомства. А основные приоритеты сохраняют свою силу. Увольнение одной трети сотрудников министерства проходит и в рамках административной реформы по сокращению бюрократического управленческого аппарата.

«Более эффективно» использовать дипломатические ресурсы Узбекистан решил на направлениях, которые обозначились с минувшей осени. Тогда Всемирный банк, Европейский банк, правительство США и некоторые международные организации жестко поставили в зависимость свою помощь от уровня демократии в стране, от степени либерализации экономики. Зато Россия и Китай таких требований не ставят и перебираются теперь на верхние строчки в списке политических и экономических партнеров. Рафик Сайфуллин говорит:

- С учетом потребностей, возможно, будут усилены некоторые подразделения. Я думаю, что это будет СНГ, потому что жизнь требует, чтобы отношения более эффективно развивались, в том числе и с Россией.

Эту мысль политолога хорошо иллюстрируют и новые назначения в МИДе: например, с должности советника до заместителя министра повышен Шокасым Шоисламов. Это один из самых опытных дипломатов Узбекистана, - он возглавлял узбекское посольство в Москве во времена не особенно теплых отношений между двумя странами и умел находить нужный тон, нужный компромисс. Сейчас Шоисламову поручено курировать именно СНГ и Шанхайскую организацию сотрудничества. Зато есть люди, которым придется распрощаться с дипломатической карьерой. И это - при остром дефиците кадров. Рафик Сайфуллин продолжает:

- Общаясь с некоторыми из руководителей подразделений Министерства - я не буду называть их фамилий – я слышал, что они, наоборот, сетуют на то, что им не хватает людей. Есть какие-то вакансии, но необходимо их заполнять профессиональными людьми, которые в будущем станут настоящими дипломатами.

Столь радикальные перемены в МИДе некоторые обозреватели связывают с тем, что бывший министр Садык Сафаев избран на недавних выборах в Сенат, а министром стал глава внешнеэкономического ведомства Эльер Ганиев. Так вот, Сафаев до своего министерского поста был долгое время послом в Америке и считается прозападным политиком. Зато при Ганиеве российские нефтегазовые концерны вложили в узбекскую «нефтянку» 2,5 миллиарда долларов. Впрочем, Рафик Сайфуллин по этому поводу говорит:

- Безусловно, прошлый год был годом интенсивных взаимоотношений с Российской Федерацией. Это проявилось и в сфере экономики, и в привлечении России к решению многих региональных проблем. Но это не означает, что Узбекистан обращает все свое внимание только на это направление внешнеполитической активности. Узбекистан неизбежно будет и дальше активно сотрудничать и с европейскими структурами, и с США, и с дальневосточными партнерами. Но говорить, что Узбекистан полностью переориентировался на Россию, это, может быть, несколько поспешный вывод.