1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Кино

"Третий рейх" в миниатюре

В колонии Дигнидад, которая продолжает существовать в Чили как "Вилла Бавария", больше не пытают, не насилуют, не убивают. Но остались люди с покалеченной психикой, которые 40 лет провели в изоляции от внешнего мира.

Колония Дигнидад. Архивная фотография. 2005 г.

В 2005 году в немецком "анклаве" на чилийской территории, который основал религиозный фанатик и педофил Пауль Шэфер (Paul Schäfer), впервые побывали немецкие журналисты. А кинематографисты из Германии Мартин Фаркас (Martin Farkas) и Маттиас Цубер (Matthias Zuber) сняли там документальный фильм "Deutsche Seelen - Leben nach Colonia Dignidad" ("Немецкие души - Жизнь после колонии Дигнидад"). Инфернальный главарь немецкой секты, осевшей в Чили в 1961 году, был арестован в 2004 году и умер в тюрьме в апреле 2010 года. Осиротевшие сектанты остались наедине со своим прошлым и преступлениями, которые они отказываются признавать как таковые.

Фильм рассказывает о попытке выжить после десятилетий затворничества в условиях извращенной тоталитарной системы, в которой каждого из поселенцев методично превращали в послушную воле хозяина бестию. Это фильм о коллективной вине и индивидуальном покаянии, об искалеченной психике, о том, что значит быть одновременно палачом и жертвой, о том, есть ли смысл в сопротивлении тирании, и об особенностях немецкой души.

Колония Дигнидад. Кадр из фильма Немецкие души

Колония Дигнидад. Кадр из фильма "Немецкие души"

Полная изоляция от внешнего мира - это не преувеличение. Рядовые обитататели немецкого поселения "Colonia Dignidad" не покидали пределов колонии. На ее территорию не пускали посторонних. Люди, которые родились в колонии, ничего другого не знали. Трудно ли было установить с ними контакт?

Один из авторов фильма, режиссер Мартин Фаркас рассказывает: "Мы пришли не как репортеры, желающие изобличить преступников. Мы не стали сразу распаковывать кинокамеры. Мы сначала жили на протяжении недель среди этих людей. Мы искренне хотели понять, что с ними произошло".

Секта "свободных христиан"

Пауль Шэфер. Архивная фотография. 2005 г.

Пауль Шэфер. Архивная фотография. 2005 г.

В 1956 году в немецком городе Зигбург в окрестностях Бонна бывший санитар немецкого вермахта Пауль Шэфер открыл "частную социальную миссию" - интернат для детей, чьи родители состояли в основанном им религиозном сообществе. Секта и интернат не вызывали нареканий. Но за благополучным фасадом формировался извращенный режим. "Свободный христианин" ближе к Богу, проповедовал Шэфер. Освобожденные от семейных уз мужчины и женщины отдавали своих детей в интернат, а сами в поте лица и безвозмездно трудились на благо секты и ее харизматичного лидера, который тем временем утолял свои педерастические фантазии с мальчиками в интернате. Для искоренения сомнений и вольнодумия были введены ежедневные исповеди, на которых надо было признаваться во всех мыслимых грехах, реальных и мнимых. В какой-то момент общиной заинтересовалась полиция. Против Пауля Шэфера было возбуждено уголовное дело по подозрению в расстлении малолетних. Он сбежал в Чили. Вместе с ним в "землю обетованную" последовали и его одурманенные сектанты.

Государство в государстве

Колония Дигнидад

Колония Дигнидад

В 1961 году 500 немецких переселенцев основали в уединенном и живописном районе в пяти часах езды к югу от Сантьяго колонию Дигнидад, что в переводе с испанского означает "честь, достоинство". Цели были провозглашены самые благородные: помогать бедным в округе, лечить больных, строить школы.

Колония Дигнидад. Архивная фотография. 2005 г.

Колония Дигнидад. Архивная фотография. 2005 г.

За несколько лет за неприступной стеной со сторожевыми вышками на территории площадью 15 тысяч квадратных метров образовалось процветающее имение. Поселенцы строили дороги, обрабатывали поля, разводили скот, добывали золото и титан. В больнице при колонии бесплатно лечились местные жители.

Чилийцы требуют от колонистов вернуть своих детей

Чилийцы требуют от колонистов вернуть своих детей

Расплачивались за благотворительность дети чилийских крестьян, которых родители отдавали в интернат колонии, где образование и питание тоже были бесплатными. Самых прелестных воспитанников принимал в своей спальне боготворимый колонистами Пауль Шэфер. Когда в 1966 году из колонии сбежали первые поселенцы и рассказали о рабском труде, палочной дисциплине и сексуальных надругательствах над детьми, им никто не поверил. Немецкий анклав уже прочно обосновался на чилийской земле. Пауль Шэфер знал, кого вербовать на роль защитников и благожелателей среди политиков и военных.

При диктатуре Пиночета неприступное немецкое поселение превратилсь в спецбазу чилийских спецслужб. Здесь пытали, убивали и проводили медицинские эксперименты в лучших традициях нацистских концлагерей. Все эти преступления оставались безнаказанными на протяжении десятилетий.

Колония Дигнидад теперь называется Вилла Бавария

Колония Дигнидад теперь называется "Вилла Бавария"

Лишь в 2004 году чилийский суд признал "вездесущего дядюшку", как называли Шэфера мальчишки в колонии, виновным в расстлении малолетних. Его арестовали год спустя в Аргентине и приговорили к 23 годам лишения свободы. Колония была расформирована, но существует и сегодня под названием "Villa Baviera". На ее территории осталось около 200 человек, преимущественно - люди пожилого возраста.

Немецкие души

Главные герои картины - три сектанта из колонии, прибывшие в 1961 году в Чили в свите Пауля Шэфера. Рюдигер был ребенком. Аки - двухмесячным младенцем. Курт - заместителем педофилического главаря секты. 40 лет они были изолированы от внешнего мира и не могли не знать о творимых в колонии злодеяниях. Кто-то в них участвовал. Кто-то страдал, но молчал. Кто-то бездумно подчинялся. Шэфера больше нет, его помощники осуждены, но даже рядовые сектанты до сих пор считают свою жизнь в человеческом зверинце нормальной.

Аки Лаубе (Aki Laube). Кадр из фильма Немецкие души

Аки Лаубе (Aki Laube). Кадр из фильма "Немецкие души"

Режиссер Мартин Фаркас

Режиссер Мартин Фаркас

Мартин Фаркас: "Самое сильное впечатление - это, пожалуй, то, что в этом кошмаре, в этой извращенной форме коллективного общежития люди были способны сохранять человеческий облик. Вот, например, Аки. Он отдает себе отчет в том, что нарушает обет, сомневаясь в привитых ему с детства ценностях. Ничего другого он не знает, но в душе и на деле сопротивляется. Это меня больше всего потрясло."

В фильме звучат фразы: "Я не виноват, виноваты другие", "Страх был, сомнений не было", "Спецслужбы работали по ночам, мы ничего не видели", "Я ни на кого не в обиде", "Не могу сказать, кто виноват, а кто нет".

Режиссер Маттиас Цубер

Режиссер Маттиас Цубер

Маттиас Цубер: "После краха "третьего рейха" люди, наверное, также реагировали. Обитатели колонии нам говорили: "Мы смотрим в завтрашний день, мы примирились с историей". И на вопрос, получается ли это, отвечают: "Да, у нас получается". Но потом видишь, что это не так. Раны по-прежнему кровоточат".

Фильм не случайно называется "Немецкие души", подчеркивает соавтор фильма Маттиас Цубер:

"Безоговорочная преданность идее. Не знаю, характерно ли это для всех немцев, но такое ощущение вызывает у меня история Германии. У этих людей была идея уединиться на лоне природы и заниматься там созидательным трудом. И это стало высокой целью, а все остальное отошло на задний план. Я думаю, что этим людям приходилось делать над собой большое усилие для того, чтобы не видеть того, чего они не хотели видеть".

Рюдигер Шмидтке (Rüdiger Schmidtke). Кадр из фильма Немецкие души

Рюдигер Шмидтке (Rüdiger Schmidtke). Кадр из фильма "Немецкие души"

На территории бывшей колонии Дигнидад жертвы и преступники продолжают жить вместе, как будто ничего не случилось. Как такое возможно?

Мартин Фаркас: "Многие уже ушли и продолжают уходить. Но тем, кто решился уйти, очень тяжело, потому что они не знают другой жизни, это их сплачивает, по крайней мере, в душе. Мы спросили психиатра, который с этими людьми работает, есть ли толк от терапии на месте преступления? И он сказал: "Вам, немцам, легко говорить, вы после Холокоста тоже не могли из Германии эмигрировать, должны были на месте преступления искать новые ориентиры. Вот и там тоже так. Им по 40 - 50 лет. Никакой другой жизни они не знают, к самостоятельности не приучены, денег никогда не видели, за покупками не ходили. Обычной жизни нормального человека они должны учиться с нуля. Это очень тяжело."

А каково было съемочной группе жить в этом по сути бывшем концлагере, ночевать в бывших камерах пыток, находиться среди этих странных людей с покалеченной психикой, ныне дружелюбных и милых соучастников и свидетелей преступлений?

Мартин Фаркас: "Фильм не бичует зло как что-то внешнее и далекое, а показывает, как близко оно может быть от нас. Как Курт, например. Он преступник и осужден. Он говорит, что обет был для него важнее, чем благополучие его детей. На его совести - страшные вещи. Но есть в нем и очарование, и ум, и дружелюбие. Сближение с таким человеком выворачивает душу и заставляет несколько иначе смотреть на мир".

Курт Шнелленкамп (Kurt Schnellenkamp). Кадр из фильма Немецкие души

Курт Шнелленкамп (Kurt Schnellenkamp). Кадр из фильма "Немецкие души"

Из историй, которые рассказывают поселенцы, складывается зловещая картина, в которой, как в зеркале, отражаются все тоталитарные режимы человеческой истории. И бередят душу вопросы. Почему человек превращается в бестию?

Маттиас Цубер: "Колонисты считали себя единственными носителями добра, божьими избранниками. И этим оправдывали насилие. В обычной жизни тоже так. Если нам кто-то не нравится, то это обязательно - плохой человек, и его можно подвергать санкциям, а оправданием будет служить уверенность, что все, что мы говорим или делаем против него, - это всего лишь реакция на заложенное в нем зло. Деление на черное и белое, на добро и зло - это первый шаг в сторону насилия".

Колония Дигнидад. Кадр из фильма Немецкие души

Колония Дигнидад. Кадр из фильма "Немецкие души"

В истории зловещего немецкого поселения в Чили еще рано ставить точку, и не будет излишним напомнить, что ответил один аргентинский палач на вопрос, почему он убивал: "Потому что это было возможно". Фильм "Немецкие души" - это душераздирающий протест против покорности, равнодушия и оправдания бездействия ссылками на обстоятельства.

Автор: Элла Володина
Редактор: Дарья Брянцева

Контекст

Аудио- и видеофайлы по теме

Также по теме