Трагикомедия ″Мой лучший враг″: главное, чтобы эсэсовский костюмчик сидел | Кино: что снимают и смотрят в Германии | DW | 01.09.2011
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Кино

Трагикомедия "Мой лучший враг": главное, чтобы эсэсовский костюмчик сидел

Штирлиц увидел людей в советской военной форме, в маскхалатах и с автоматами. "Разведчики," - догадался Штирлиц. Разведчики не возражали... В трагикомедии "Мой лучший враг" все гораздо сложнее.

Мориц Блайбтрой в фильме ''Мой лучший враг''

Вена, 1938 год. Виктор Кауфман, сын арт-дилера, как сегодня называют владельцев художественных галерей, его лучший друг из рабочих низов Руди и подруга Виктора, Лена, неразлучны. Обеспеченная еврейская семья Виктора практически усыновила Руди, сына домработницы, и относится к нему, как к равному.

Тем не менее, Руди втайне завидует финансовому благосостоянию Виктора и неравнодушен к его подруге. И вот однажды Руди сбрасывает свои пролетарские штаны и куртку, облачается в отутюженный эсэсовский мундир и сообщает своим новым нацистам-сотоварищам сенсационную новость: еврейская семья Кауфманов владеет подлинным Микеланджело!

Кадр из фильма ''Мой лучший враг''

Одно Руди невдомек: кроме подлинника есть еще и две подделки. Между тем, пришедший к власти Гитлер провозгласил "аншлюс" Австрии частью официального курса внешней политики "третьего рейха", и Германия аннексировала Австрию. Новоиспеченный нацист Руди, влекомый желанием выслужиться перед новым начальством и отомстить своему благоустроенному лучшему другу за тайные терзания, заставляет Кауфманов отдать нацистам рисунок Микеланджело. Но вместо обещанной взамен Швейцарии семья Кауфманов попадает в концлагерь.

Много лет спустя, желая задобрить Муссолини, раздосадованного поражением немцев под Сталинградом, высокопоставленные нацисты собираются в Рим, чтобы передать дуче неизвестного ранее Микеланджело. И буквально в последнюю минуту выясняется, что этот рисунок - подделка. Руди получает приказ немедленно доставить Кауфманов в Берлин. Но папа бесследно сгинул в концлагере, поэтому из бараков концлагеря извлекается Виктор, из которого гестаповцы намерились вытрясти правду о местонахождении подлинника. Самолет, однако, терпит крушение. Виктор вытаскивает друга-предателя из горящих обломков, переодевается в эсэсовский мундир Руди, а того облачает в свои арестантские хламиды, и начинается опасная игра: еврея Виктора принимают за нациста, нациста Руди - за еврея.

Кулак сатиры или мухобойка хохмачества

До этого момента в художественном фильме "Мой лучший враг" все было натуралистично и вполне серьезно. Но сцена, в которой Руди приходится снимать штаны, чтобы доказать свое арийское происхождение, и он тщетно пытается доказать, что его обрезание было продиктовано медицинскими соображениями, начинает череду более или менее смешных хохм.

Кадр из фильма Мой лучший враг

Переодевание как драматургический прием часто используется в комедийном кинематографе. Переодевание в нацистские мундиры гениально обыграли в своих сатирических шедеврах Чаплин и Любич в фильмах "Великий диктатор" и "Быть или не быть". Черный юмор у них не превращался в буффонаду, смех не мешал осознать трагизм ситуации и ни в коем случае не превращал нацистов в безобидных негодяев.

Австрийский режиссер Вольфганг Мурнбергер (Wolfgang Murnberger), известный своими неполиткорректными комедиями "Silentium", "Komm, süßer Tod", "Der Knochenmann", не дотягивает, однако, ни до совершенства классиков, которые с легкостью заставляют зрителя смеяться сквозь слезы, ни до здорового цинизма своих собственных прежних работ. Возможно, это связано с тем, что истории в его прежних картинах были чистой фикцией, которую он сам же и сочинял в качестве сценариста по мотивам культовых австрийских бестселлеров, а на фильм "Мой лучший друг" он попал только в роли режиссера. Не исключено, что одному из лучших современных австрийских кинорежиссеров стало страшно поднять кулак сатиры или хотя бы мухобойку хохмачества на такую тему, как Холокост.

Эсэсовский мундир

Со второй половины картина пытается быть только комедией, и это получается мило, но беззубо: юмор не опускаются ниже дозволенной для развлекательного фильма черты. Виктор, которого играет немец Мориц Блайбтрой (Moritz Bleibtreu), понятия не имеет, как ведут себя истинные арийцы, и постоянно оказывается близок к провалу, однако фортуна его стороне. Руди, которого играет австрийский актер Георг Фридрих, несмотря на упорные попытки убедить нацистов в том, что они жестоко ошибаются, принимая его за еврея и узника концлагеря, так и остается жертвой обмана.

Кадр из фильма Мой лучший враг

Нацистский мундир превращает человека в бестию. Зловещую ауру мундира испытал на себе и Виктор, обнаружив в себе неведомые ощущения. Кто бы сомневался, что обмундирование, которое фирма Hugo Boss шила для эссэсовцев, эффектно выглядит под устрашающим черепом на кокарде? Не случайно этот символ безграничной власти и произвола, этот фетиш с легким налетом эротики, так часто появляется на кино- и телеэкранах. Его даже называют самой популярной одеждой костюмного кинематографа. Штирлицу черный эсэсовский мундир тоже был очень к лицу. В фильме "Мой лучший враг" от костюма зависит, быть или не быть человеческой жизни. И в этом, возможно, его главный недостаток. Костюмы становятся чуть ли не важнее, чем персонажи.

Кадр из фильма Мой лучший враг


Визуально добротный фильм с хорошими актерами (мастер перевоплощения Блайбтрой кого только не играл: итальянца, грека, турка, Геббельса и вот теперь еврея), останавливается все же на полпути между фарсом и сатирой и от переизбытка саспенса тоже не страдает, потому что зритель все время, что продолжается игра в идентичности и переодевания, предвидит, чем все это закончится, и знает, где спрятан вожделенный рисунок.

В последнее время было много комедий и драм на тему о "третьем рейхе", но как gоказывает опыт, провести Холокост через искусство оказывается нелегким делом. Впрочем, про трагикомедию "Мой лучший враг" можно сказать, что в отличие от других немецкоязычных картин о Гитлере и евреях, этот фильм все-таки не так близко оказался к провалу.

Автор: Элла Володина
Редактор: Ефим Шуман

Контекст

Ссылки в интернете

Культура и стиль жизни