1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа из первых рук

Трагедия в небе Германии

04.07.02

В ночь с понедельника на вторник в воздушном пространстве на юге Германии произошла одна из самых тяжёлых в истории страны авиакатастроф. На высоте около 12-ти тысяч метров столкнулись два самолёта – российский пассажирский "Ту-154" и немецкий грузовой "Боинг-757". Обломки машин рухнули в окрестностях городка Иберлинген, что расположен на границе со Швейцарией на берегу Боденского озера. Все пассажиры и члены экипажа погибли.

Российский пассажирский самолёт принадлежал компании "Башкирские авиалинии" и совершал чартерный рейс Москва-Барселона. На борту находились 52 школьника, 5 сопровождающих лиц и 12 членов экипажа – всего 69 человек. Российская машина была построена в 1995 году и всего месяц назад прошла очередной профилактический осмотр, поэтому какая-либо техническая неисправность, по словам представителя авиакомпании, практически полностью исключена. По его же словам, машина была оснащена всеми необходимыми системами самолётовождения, отвечающими современным международным требованиям.

Немецкий грузовой самолёт принадлежал почтовой курьерской службе "DHL", экипаж состоял из двух человек – командира корабля - британца и второго пилота - канадца. Машина с посылками и бандеролями на борту, вылетевшая из Бахрейна, после промежуточной посадки в Бергамо направлялась в Брюссель.

Как же могло случиться, что два, судя по всему, технически исправных самолёта столкнулись в воздушном пространстве в самом центре Европы? По первоначальной версии руководителя авиадиспетчерской службы Цюриха Антона Мага:

"Обе машины находились на так называемых горизонтальных участках своих коридоров. В такой ситуации задача авиадиспетчера состоит в том, чтобы имеющимися в его распоряжении средствами развести машины, следующие пересекающимися курсами на одной высоте. В данном случае авиадиспетчер заблаговременно дал указание пилоту российской машины уйти в более низкий коридор. Однако тот поначалу не отреагировал. Авиадиспетчер повторил своё указание трижды, причём в последний раз подчеркнул, что во избежание аварии необходимо срочное и уже довольно крутое снижение. По причинам, которые нам пока неизвестны, этот манёвр был начат с большим опозданием. А другая машина, следовавшая в направлении с юга на север, также резко сбросила высоту, подчиняясь указанию своей автоматической системы предупреждения столкновений".

Сперва эксперты высказывали предположение, что пилот российской машины в недостаточной степени владел английским, чтобы понять указания с земли, или же слишком поздно переключил частоту приема радиосигнала при переходе из зоны действия мюнхенской авиадиспетчерской службы в швейцарскую. Однако по прошествии некоторого времени эти версии подверглись существенной коррекции: выяснилось, что автоматическая система слежения и навигации в цюрихской диспетчерской службе находилась на ремонте, и вместо положенных в этой ситуации двух авиадиспетчеров самолеты "вел" лишь один, и, что самое главное, сигнал, поданный им пилоту российской машины о необходимости снижения, прозвучал чрез чур поздно. Говорит швейцарский эксперт Зеп Мозер:

"Это подозрение в значительной степени выдвинулось сейчас на передний план. Сначала утверждалось, что авиадиспетчер вмешался в ситуацию за полторы минуты до столкновения. Эта цифра потом была уменьшена до 50 секунд. Еще когда речь шла о полутора минутах, ответственный руководитель диспетчерской службы сказал, что эта величина – "пограничная", что это крайне малое, но допустимое время. Если же теперь исходить из того, что предупреждение поступило за пятьдесят секунд до катастрофы, то должно быть ясно - этого времени совершенно не достаточно, чтобы избежать аварии. Сейчас все говорит о том, что первым звеном в цепи, приведшей к аварии, стоит человеческий фактор, человеческая ошибка. Это, естественно, не единственная причина. Но, судя по нынешнему положению вещей, доминирующая над другими. В том, что самолеты стремились к тому пункту, где они столкнулись, на одной высоте, нет никакой ошибки. Другое дело, что диспетчеры должны были намного раньше дать указание на снижение одному из самолетов, а именно российскому пилоту. Авиадиспетчер располагал для этого пятью минутами времени и это время не использовал. Я подозреваю, что решающая ошибка состоит именно в этом".

Что касается общей оценки качества европейских авиадиспетчерских, Зеп Мозер говорит:

"Швейцарская служба безопасности полетов пользуется очень хорошей репутацией, впрочем, как и немецкая и как большинство подобных организаций в Западной Европе. Я не могу объяснить, как это могло произойти. По статистике в долгосрочной временной развертке вероятность того, что полет окончится катастрофой, постоянно уменьшается. Но абсолютной безопасности нет нигде и никогда".

Тем не менее, об окончательных выводах по поводу причины нынешней авиакатастрофы говорить еще рано.

Виталий Волков, НЕМЕЦКАЯ ВОЛНА