1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Суть дела

Трагедия в Москве: взгляд чеченцев и запада

31.10.2002

В последние дни вы много слышали о том, как видит трагедию в Москве, ситуацию в Чечне и вокруг неё российское руководство. Представителям самой Чечни дорога в российский эфир закрыта властями. А зря, ведь для того, чтобы лучше понимать происходящее, стоит выслушивать всех участников конфликта и уж тем более нельзя принимать на веру всё, что говорит лишь одна сторона. Попробуем исправить положение. И взглянуть на происходящее со стороны чеченцев и запада. Для начала самый свежий пример.

Российское руководство в крайне резких тонах осудило решение датских властей, позволивших чеченской диаспоре провести всемирный конгресс чеченцев в Копенгагене. Российский МИД заявил, что целью чеченских эмигрантов, собравшихся в датской столице, является сбор средств для поддержания боевиков. Мол, собравшиеся – это либо сочувствующие боевикам, либо сами боевики, которым каким-то образом удалось избежать российского правосудия. А позволять чеченским террористам открыто устраивать сходки – это все равно, что приглашать бин Ладена на чашечку чая.

Правда, надо знать, что российское руководство изначально, ещё до захвата "Норд-оста", резко отрицательно относилось к идее этой чеченской конференции. Тем, кто хочет понять первопричину достаточно сравнить всего две цитаты.

Сергей Ястржембский - представитель Путина:

«Все это организовал фонд изучения Холокоста».

Наш копенгагенский корреспондент Борис Вайль:

«Конференцию подготовили две датские организации: Фонд изучения Холокоста и геноцида, а также Фонд в защиту Чечни». В этом слове - геноцид - всё и заключается. России совсем не нужен конгресс, где приводятся доказательства геноцида, проводимого Россией в Чечне. Поэтому, в ситуации, когда мир разделен на оси и коалиции, Дания рискует попасть в черный список стран, поддерживающих международный терроризм. Как бы в подтверждение этого Россия потребовала от Дании задержать Ахмеда Закаева, вице-премьера в правительстве Масхадова и, официального представителя Чечни на переговорах с Россией. Эти переговоры, кстати, заглохли год назад. Но вернёмся к вопросу о чеченцах в эмиграции. Кто они - боевики или беженцы, бегущие от войны? Эккехард Маас, руководитель германо-кавказского общества в Берлине, хорошо знает чеченцев, которые живут на Западе. Он считает, что нельзя ставить на каждого кавказца клеймо террориста.

- Диаспора чеченцев в Германии – это очень разные люди. В Западной Германии уже в течение многих лет существует чеченская диаспора из Турции. Эти люди приехали сюда как рабочие, и остались. Они живут здесь уже в течение нескольких десятков лет. Их дети говорят по-немецки. Таких чеченцев не очень много. Есть советские чеченцы, то есть те, кто еще во времена ГДР женились на немках и, таким образом, остался в Германии. В отличие от турецких чеченцев, они говорят по-русски. Но между собой могут общаться по-чеченски. Есть еще большое количество чеченцев-беженцев. В Берлине их, по-моему, около двухсот пятидесяти. Но есть также масса фальшивых чеченцев. Это люди, которые попросили в Германии политического убежища как беженцы от войны, но в действительности это - курды, армяне, дагестанцы, русские. Некоторым из них удается быстрее получить статус беженцев, чем самим чеченцам. Конечно, у них очень тесная связь с родственниками, которых они отсюда стараются поддерживать. Но с боевиками они таких связей не имеют.

Говорит Эккехард Маас. Российские спецслужбы уверяют, что чеченские боевики так же получают финансовую поддержку от диаспоры в Германии, как добровольную, так и путём вымогательства, грабежа и краж. Однако правоохранительные структуры Германии не могут пока подтвердить эти обвинения, хотя заранее отрицать это никто не решится, ведь и курды, и албанцы собирали среди своих земляков на Западе деньги на свои операции. Террористические, партизанские, национально- освободительные - это каждый называет по-своему. Тем не менее, нет оснований сомневаться, что Эккехард Маас и его Германо-кавказское общество помогает беженцам интегрироваться в немецкую среду. Кроме того, одной из основных задач своей организации Эккехард Маас видит поддержку демократических сил Чечни.

- Я считаю, что мы должны поддерживать чеченских демократов, которые хотят построить демократическое государство. Тех, которые поняли, что без Запада восстановление Чечни невозможно. Я, действительно, убежден, что без европейской программы восстановления Чечни очень трудно будет поставить эту страну на ноги, восстановить нормальную гражданскую жизнь. И в этом я также хочу убедить чеченских политиков. Потому что среди них есть и антизападные настроения. Три года уже идет вторая чеченская война, а Запад не обращает на нее никакого внимания. И поэтому чеченцы потеряли надежду на Запад.

Саид Хасан Абумуслимов – представитель правительства Аслана Масхадова и уполномоченный Ичкерии по расследованию преступлений российской армии. В Германию он приехал по приглашению академии Бундесвера, чтобы читать доклады о причинах и методах ведения войны в Чечне.

- Ситуация в Чечне уже в течение многих столетий не меняется. Она уходит своими корнями еще во времена Ивана Грозного. Россия вела и ведет против чеченского народа колониальную войну. И этих ребят, захвативших концертный зал в Москве, я понимаю так: их поступок – это акция протеста, крик о помощи. Вот их претензии на Чечню и на другие народы – Россия хорошая, почему вам не хочется в Россию - это и есть самый настоящий шовинизм. Пусть каждый народ сам делает выбор, куда он хочет, а куда – нет. Не в государственных интересах России, я думаю, пытаться насильно удерживать Чечню в составе России. Именно эти насильственные методы, в конце концов, и приведет к распаду России. Россия должна, наконец, прекратить истребление чеченского народа. Ни один чеченец в Чечне не уверен в завтрашнем дне. В Москве в заложниках были семьсот человек, а в Чечне в заложниках удерживается целый народ. В Чечне подавляется одно из основополагающих прав народа – право на самоопределение.

Говорит Саид Хасан Абумуслимов. Но можно ли добиться предотвращения нового кровопролития путем кровавого теракта? Способно ли насилие породить мир? Или обе стороны руководствуются ветхозаветным принципом «око за око» и война уже давно вышла из-под контроля? Саид Хасан Абусуслимов с этим не согласен:

- Нет, не око за око. Наоборот. Захват заложников в Москве был попыткой предотвратить подобную ситуацию. Двести тысяч жителей Чечни погибло за восемь лет войны. Каждое новое поколение чеченцев растет с ненавистью к русским. Вы же видите, как быстро радикализуется война. Ведь это русская армия ввела торговлю заложниками. Постепенно безнаказанность российской военщины и массовые убийства привели к ожесточению чеченцев. В первую войну так не было. Но все еще можно повернуть назад. Все зависит только от российского руководства.

Надо согласиться с Абумуслимовым. Он-то наверняка знает больше, чем говорит. Основные ключи ко всему, что происходит и происходило раньше на Кавказе, находятся в Москве. Георгий Дерлугьян, руководитель центра международных и сравнительных исследований университета в Чикаго писал ещё несколько лет назад.

"У Дудаева организации как будто не было. И всё же организационный авангард был: кто-то вёл народ на штурм грозненского телецентра, кто-то организовывал подвоз сельских жителей на митинги в города, открывал тюрьмы, разгонял КГБ. Без организации чеченская революция Дудаева так и осталась бы народным карнавалом. Здесь, - пишет Дерлугьян, - мы вплотную подходим к теневой стороне дудаевского прихода к власти. Тут притаился главный монстр - или чёрная дыра - всех расследований и разоблачений. Естественно, и американский исследователь в эту чёрную дыру заглянуть не в состоянии. Он лишь говорит, что чеченские монстры сродни российским олигархам, политические капиталисты, богатство которых непосредственно зависит доступа к распорядительной власти государства. Исследователи уже давно поняли, что на Кавказе, где власть сильно зависит от контактов в Москве, где она переплетена с этничностью, и где эта сложная, исторически сложившаяся конфигурация неизбежно полна противоречий и слабых мест, политическая и экономическая конкуренция прорываются на поверхность в виде внезапных и нередко насильственных событий, объяснение которых остаётся загадкой и для наблюдателей, и для рядовых участников".

Примеряя сказанное к событиям минувшей недели в Москве, нетрудно сообразить, что все - от Бараева (который, в общем-то, и не Бараев вовсе) до чёрных женщин - самоубийц - исполнители какого-то замысла, им неведомого. Скорее, даже нужно говорить о соединении двух замыслов - исламского и "житейского", связанного с необходимостью добывания денег для дальнейшего ведения войны (национально- освободительной или бандитской - это каждый из нас видит по-своему). Анализируя всё увиденное и сказанное свидетелями в Москве можно сделать вывод, что мужская часть этой гастрольной бригады вовсе не собиралась уходить в лучший из миров, а стремилась добыть (получить в виде выкупа за заложников) деньги, необходимые для продолжения борьбы в Чечне и не ставила перед собой цель убивать заложников. Режиссёр, явно, достаточно сильный и, явно, находящийся в Москве, однако, не сумел учесть всех моментов, или был вынужден подчиниться обстоятельствам. Рассуждений на эту тему много, правды мы никогда не узнаем. Я же привёл часть этих аргументов только для того, чтобы вы ещё раз задумались: кто виноват - чеченцы или ещё "кто-то кое-где"? Проблема усугубляется тем, что в стане чеченцев нет и никогда не было единодушия.

С кем, в таком случае, России следует вести переговоры, если даже президенту Масхадову не подчиняются полевые командиры, как, например, Мовзар Бараев, от действий которого Масхадов открещивается? Где гарантия того, что, договорившись с одним руководителем, остальные согласятся с принятым решением? Говорит Саид Хассан Абумуслимов

- У нас нет сейчас разных группировок. Я имею в виду влиятельные группы с известными командирами – Басаев, Гилаев. Это точная информация, а не пропагандистский трюк. Раньше так действительно было, но сейчас у нас четкая дисциплина. После этого ситуация заметно изменилась. Но в Чечне в связи жестокостями с каждым днем появляется все больше людей, которые хотят участвовать в боевых действиях против России. Они идут в отряды, но их туда не принимают, потому что есть определенный предел личного состава отрядов в условиях ведения партизанской войны. Поэтому многих в отряды уже просто не принимают. Есть молодые люди, которые сами формируют свои отряды. Так появляются неконтролируемые группы. Чем дольше будет продолжаться война, тем больше будет таких групп. Одной из таких групп, я думаю, и принадлежит группа Альби Бараева.

Со временем мы возьмем их под контроль. Масхадов контролирует большие отряды, но маленькие группки он не может контролировать. Поэтому продолжение войны не приведет к подавлению чеченского сопротивления. Оно приведет к еще большему ожесточению, к возникновению еще большего количества таких самостоятельных групп, к еще более страшным акциям.

Война в Чечне стала для России тем же, чем стал для США Вьетнам. Ни одна сторона не в состоянии одержать победу, никто не готов идти на компромисс. Чеченцы утверждают, что их ненависть к России уже перешла на генетический уровень. Как бы ни развивались события дальше, уже сейчас ясно одно: русские и чеченцы вряд смогут мирно жить вместе в одном государстве и вряд смогут простить друг другу эту войну. Говорит Саид Хассан Абумуслимов:

- Среди чеченского народа есть различные группы, которые придерживаются различных взглядов, но в отношении российской агрессии против Чечни, российского геноцида против чеченского народа у нас одинаковая точка зрения. Мы требуем прекращения войны, вывода российских войск и предоставления чеченскому народу права самому решать свою судьбу. У России и Чечни нет ничего общего, кроме геноцида и террора. Между нами лежит только траур.

Который будет усугублён действиями российских властей. Это понятно из слов представителя российских правозащитников, члена общества "Мемориал" Светланы Ганушкиной.

- Я понимаю, что, конечно, идет расследование и расследование должно вестись. Но вестись оно должно по всем правилам. Кроме того, помимо расследования, сделанного террористами, нужно еще расследовать действия правоохранительных органов. Насколько адекватными и были их действия, насколько они были обоснованы. Почему убивали террористов, хотя они были в состоянии, в котором они не могли оказать сопротивления. Действительно ли были взрывные устройства и почему люди, которые имели несколько минут, и которые сами себя приговорили к смерти, не взорвали все-таки этот Дом культуры. Кроме того, эта группа Бараева в районе Алханкалы – родовые места Бараевых, там был убит наш сотрудник Виктор Папков. Ну, а чеченцы, с которыми мы работали еще до того времени, как сам Бараев погиб, при собственных разборках, нам говорили, что притом, что он находится в розыске, он спокойно проходит все блокпосты и гуляет по Грозному. Само расследование должно проходить в рамках закона. Приходить в дома чеченцев, которые живут в Москве, и устраивать несанкционированный обыск или даже просто осмотр помещения, не предъявляя никакого документа, ссылаясь на устный приказ – это совершенно недопустимо. Было достаточно много обращений – люди сообщают, что у них был такой вот осмотр. Просто они не хотят с этим бороться, потому что боятся. Не далее как вчера наш адвокат участвовал в судебном заседании. Суд вынес постановление о заключении под стражу без всякого на то основания, хотя есть родственник, у которого человек живет, и бежать ему некуда, и статья, по которой его обвиняет, не предусматривает большого срока наказания.