1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Никита Жолквер

Точка зрения: У Германии нет пути назад к марке

Многие немцы испытывают чувство ностальгии по прежней национальной валюте. Возвращение к марке, однако, невозможно, поскольку было бы губительным для них самих, считает обозреватель Deutsche Welle Никита Жолквер.

Коллаж к рубрике ''Мнения''

Если бы в ФРГ была не представительная, а плебисцитарная демократия, то здесь бы не отменили смертную казнь, не создали бундесвер, не поддержали двойное решение НАТО и, возможно, даже не объединили Германию в 1990 году. Бывает, что важные политические решения принимаются вопреки мнению рядовых граждан и опросам общественного мнения. Лишь позже, с некоторым опозданием, большинство населения начинает понимать целесообразность принятых парламентом тех или иных законов и одобрительно к ним относится.

Ностальгия по марке

В случае с отказом от немецкой марки и переходом на евро этого еще не произошло. Более того, оказавшаяся на пороге дефолта Греция, перспектива многомиллиардных вливаний в ее бюджет за счет средств немецких налогоплательщиков, риск евроинфляции даже повысили в последние недели в Германии ностальгию по старой, доброй, твердой и устойчивой марке.

Немцы ничего так не боятся, как галопирующей инфляции. Историческая память нации из поколения в поколение передает шок 20-х годов прошлого века, когда зарплату выдавали чемоданами по два-три раза в день, а рабочие и служащие в перерывах отоваривали ее в ближайших магазинах.

Ностальгия по старой валюте есть в обеих частях Германии: на западе дойчмарка - олицетворение послевоенного экономического чуда и сытых 1970-х годов, на востоке - воплощение казалось бы несбыточной мечты о свободе, а также … о видеомагнитофоне, Marlboro и "фольксвагене".

Евро же воспринимается большинством населения ФРГ как символ всеобщего подорожания и удобное платежное средство разве что для тех немногих, кто часто колесит по Европе. Поди докажи, что без перехода на общую валюту цены в немецких магазинах росли бы еще сильнее. История не имеет сослагательного наклонения…

Профессора и судьи

Впрочем, критически относятся к евро не только те немцы, которые не искушены в экономике и международных валютных операциях, но и мужи вполне ученые. Четыре немецких профессора экономики, например, в 1998 году даже судились, правда, безуспешно, в Конституционном суде против перехода Германии на евро.

Сейчас они снова собираются подавать иск - на этот раз с тем чтобы пресечь оказание Германией Греции финансовой помощи, которая может, по оценкам экспертов, составить от 4 до 5 миллиардов евро. Это, по мнению профессоров, приведет к скачку инфляции.

У немецких конституционных судей, кстати, отношение к евро тоже амбивалентное. Еще в 1990-е годы они, признав переход на евро не противоречащим Основному закону в принципе, тем не менее, настоятельно указали на возможность Германии выйти из валютного союза и вернуться к марке в том случае, если усилия по стабилизации евро окажутся безуспешными.

Бесплодная дискуссия

На самом деле, однако, дискуссия на тему "Возвращаться к марке или нет?", которая ведется в немецких СМИ и интернет-форумах, совершенно бесплодная. Пути назад у Германии нет, по крайней мере, в обозримой перспективе. И вот почему.

Во-первых, отказ от евро и возвращение к марке не поправит финансовую ситуацию в Греции и некоторых других странах, прежде всего на юге Европы. Между тем именно немецкие банки - крупнейшие их кредиторы. В случае дефолта в водовороте кризиса окажутся и они, а немецкому государству придется в очередной раз бросать финансовым институтам спасательный круг.

Во-вторых, отказ от евро и возвращение к марке, конечно, вернули бы Германии валютный суверенитет и возможность обеспечивать устойчивость национальной валюты. Это здесь умеют. Но курс марки в таком случае взлетел бы до небес. Приятная перспектива только для тех, кто часто колесит по миру, но смертный приговор немецкой, ориентированной в первую очередь на экспорт, индустрии с печальными, даже катастрофическими последствиями для рынка труда, а значит, и для социальной сферы, здравоохранения, бюджета, налогообложения, системы образования.

Политические риски

В-третьих, отказ от евро и возвращение к марке невозможно и по политическим причинам. Такой шаг чреват ренессансом былых конфликтов, подозрений, соперничества, зависти. Он связан с риском политической дестабилизации на континенте.

Первые раскаты грома уже слышны: в одной из греческих газет мелькнула свастика - как иллюстрация к статье о жесткой финансовой позиции Берлина, а немецкие комментаторы ерничают по поводу коррупции в Греции, стиля жизни греков и их экстравагантной финансовой отчетности.

Пожалуй, Германия, как ни одна другая страна в Европе, заинтересована в том, чтобы исторические скелеты оставались в шкафах, чтобы не возрождались прежние предрассудки, страхи и подозрения.

"Я так люблю Германию, что рад, что есть целых две". Это высказывание французского писателя и партизана времен Второй мировой войны Франсуа Мориака активно цитировали во Франции и некоторых других странах Западной Европы всего 20 лет назад, когда на повестке дня стоял вопрос о воссоединении Германии…

Автор: Никита Жолквер
Редактор: Андрей Кобяков

Контекст