1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Никита Жолквер

Точка зрения: Терпимость к болезни политика - признак здоровья общества

Политика опасна для здоровья: недосып, нервотрепка, бремя ответственности. Бывает, что человек переоценивает свои физические силы. И что тогда - непременно отставка? Комментарий Никиты Жолквера.

Коллаж к рубрике ''Мнения''

На этой неделе - после болезни - министр финансов ФРГ Вольфганг Шойбле (Wolfgang Schäuble) снова вышел на работу. Впрочем, "вышел" следует понимать в переносном значении. Ходить Шойбле не может уже 20 лет. 12 октября 1990 года психически больной человек трижды выстрелил в политика из револьвера 38-го калибра. Одна из пуль попала в позвоночник. С тех пор Вольфганг Шойбле прикован к инвалидной коляске, так что на работу он не "вышел", а "выкатился".

Министр-инвалид

Министр финансов ведущей экономической державы Европы - инвалид. И это в лихие времена валютных и прочих потрясений! Не подрывает ли его физическая неполноценность политические позиции Германии на судьбоносных, экстренных, порой ночных переговорах, которые чередой ведут представители стран ЕС? Не обуза ли он для немецких консерваторов внутри страны? Ведь принято считать, что публичный политик всегда здоров, всегда начеку, всегда полон сил и готов к политическим схваткам.

Мнения о Вольфганге Шойбле в Германии расходятся - но только в отношении его политической позиции. Физическая немощность на рейтинг министра никак не влияет. В 2004 году он, между прочим, имел все шансы стать даже федеральным президентом и не стал им не из-за инвалидной коляски, а из-за внутрипартийных интриг, затеянных, по слухам, против него Ангелой Меркель (Angela Merkel).

"Очкарик" Гельмут Коль

Так было в Германии не всегда. Раньше видные политики ФРГ тщательно скрывали от публики свои недуги. Канцлер Гельмут Шмидт (Helmut Schmidt) вживлял себе свой первый электростимулятор сердца в обстановке строжайшей тайны. Операция в больнице была обставлена как совершенно секретная военная.

Преемник Шмидта - канцлер Гельмут Коль носил очки. При этом зрение у него было, говорят, отменное. Но очки делали его лицо более интеллигентным, считали имиджмейкеры. В остальном же тучный Коль был обязан быть "здоровяком". На съезде ХДС в 1989 году он чуть не упал в обморок от резей в животе, но и виду не подал, опасаясь, как бы недуг не окрылил внутрипартийных интриганов, замышлявших путч против лидера консерваторов.

С тех пор нравы в Германии сильно изменились, и болезнь перестала быть помехой для политической карьеры. Бывает, она даже повышает рейтинг. Премьер-министр федеральной земли Бранденбург Маттиас Платцек (Matthias Platzek) в 2006 году вынужден был по состоянию здоровья уйти с поста председателя Социал-демократической партии Германии, пробыв на нем всего несколько месяцев.

Платцек признался журналистам, что переоценил свои физические силы, дважды перенес резкое падение слуха и коллапс сердечно-сосудистой системы. Можно было считать, что его политическая карьера закончилась. Не тут-то было! В прошлом году он легко переизбрался земельным премьером и остается самым популярным политиком на востоке Германии.

С больничной койки - в постель к любовнице

Еще пример: Хорст Зеехофер (Horst Seehofer). В 2002 году он на несколько месяцев слег с какой-то мудреной и очень опасной болезнью сердца. Казалось, в политику он не вернется. Вернулся! Да еще как! Стал председателем Христианско-социального союза и премьер-министром Баварии. А вне политики у него хватило сил на то, чтобы осчастливить молодую любовницу внебрачным ребенком.

Неформальный лидер Левой партии Грегор Гизи (Gregor Gysi) и бывший министр обороны социал-демократ Петер Штрук (Peter Struck) относятся к той категории политиков, которые не любят афишировать свои болезни. Штрук скрывал перенесенный инсульт даже от канцлера, а репортеры бульварной газеты Bild выкрали рентгеновский снимок головы Гизи и тиснули его в газете, чтобы доказать заинтересованным читателям болезнь мозга посткоммуниста. Гизи перенес тяжелейшую операцию на черепе, а сразу после нее еще и инфаркт.

Рейтинг обоих политиков, однако, не пострадал. Штрук еще долго руководил фракцией СДПГ в бундестаге, без Гизи трудно представить себе Левую партию.

Несовершенный человек

Терпимость к недугам политиков и, добавлю, взыскательность к недугам политическим - следствие перемен в немецком общественном сознании и его определенной амбивалентности. С одной стороны, всем хочется быть здоровыми и красивыми. К пластическим хирургам - очереди, в которых все больше мужчин, а свое драгоценное здоровье немцы обоего пола оценивают в 263 миллиарда евро в год. Таков ежегодный оборот немецкой системы здравоохранения, включая и расходы больничных касс, и то, что дополнительно платят жители ФРГ из своего кармана врачам и аптекарям.

С другой стороны, идеал красоты и физического совершенства - это некая виртуальная величина, а пышущая здоровьем арийская внешность - пережиток давнего прошлого. Человек, увы, несовершенное создание, но данная Богом жизнь сама по себе представляется в немецком общественном сознании высшей ценностью - со всеми ее изъянами, недугами и уродствами.

Доказательством тому - и раскованное, терпимое отношение в Германии к инвалидам, будь то физическим или умственным, и к еще не родившимся нездоровым детям. Многие будущие немецкие матери отказываются делать аборт даже в том случае, когда в ходе пренатальной диагностики выясняется, что ребенок будет неполноценным.

Автор: Никита Жолквер
Редактор: Андрей Кобяков

Архив

Контекст