1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мнения

Тоска по нормальности и новый антисемитизм

Признание общей вины перестаёт быть основой общественного консенсуса в Германии. На вопрос о том, как соединить стремление к нормальности с осознанием исторической ответственности, пока нет общезначимого ответа.

default

у каждого свой путь...

За годы, прошедшие со дня объединения Германии, дискуссия об антисемитизме в немецком обществе приобретает все более острый характер. За последние пять лет дискуссия ведётся под знаком поиска нового консенсуса. Непризнание этого процесса опасно.

Ревизия консенсуса по еврейскому вопросу

Этим неуклюжим словосочетанием приходится обозначить тот процесс, который многими воспринимается и обозначается как рост антисемитизма в Германии и в Европе вообще. По мере удаления от того времени, которое определяет особое место евреев в общественном сознании Германии, неизбежно разворачивается процесс переналадки инструмента национальной памяти. Стареет уже поколение детей, первые годы жизни которых пришлись на национал-социалистическую эпоху, а отрочество и зрелость - на бескомпромиссное отрицание опыта родителей. Поколение, принявшее на себя ответственность за государственное преступление, совершенное против евреев от имени немецкого народа, длительное время определяло германский политический консенсус.

Но именно это поколение регистрирует наступление новой исторической фазы, в которой на смену непосредственному чувству исторической причастности как базы для консенсуса должна прийти другая, рефлексивная форма понимания исторического прошлого. Высказывания политика от ХДС Мартина Хомана и бригадного генерала Райнхарда Гюнцеля не являются проговоркой примитивного антисемитизма. Они восходят к речи, с которой выступил в 1998 году по случаю вручения ему Премии мира немецкой книготорговли во Франкфурте-на-Майне писатель Мартин Вальзер. Писатель назвал Освенцим "моральной дубиной" и высказался против превращения "национального позора" Германии в "политический инструмент".

Тогдашний председатель Центрального совета евреев в Германии Игнац Бубис (1927-2000) обвинил Вальзера в подстрекательстве радикализма и в преждевременной, по мнению Бубиса, попытке объявить Германию "нормальной страной". После смерти Бубиса в 2000 году к этому спору на уровне федеральной политики пришлось вновь вернуться в 2002 году.

В мае 2002 года в прямом споре с Мартином Вальзером федеральный канцлер Герхард Шрёдер надеялся поставить точку в дискуссии. В ответ на постоянно выказываемую Мартином Вальзером "тоску по нормальности", канцлер подчеркнул: "Да, Германия – нормальная страна, но часть этой нормальности состоит как раз в том, что история не должна вытесняться из памяти". Нормальность Германии именно в том, что у нас нет никакого особого пути, сказал Шрёдер. Мартин Вальзер не согласился с этой мыслью канцлера как "утопичной". Мы очень хотели бы жить в нормальной стране, сказал он. Но наша история не даёт такой возможности. Это-то, по словам Вальзера, "постоянно и делает немцев уязвимыми".

Спор о нормальности Германии требует не горячего сопереживания, а холодного понимания

В своё время Игнац Бубис в ответ на протесты Мартина Вальзера против "монументализации германского позора" путем создания грандиозного мемориала жертвам Холокоста заявил: "Позор был монументален сам по себе, без всяких памятников". Это исторически верное замечание оказалось, по-видимому, политически запоздалым. Не всякий, кто заговаривает о "нормальности" Германии, делает первый шаг к отрицанию Холокоста. Либеральный еженедельник "Цайт", анализируя взаимоотношения между евреями и немцами в современной Германии, писал 25 мая 2002:

"Антиеврейские настроения выполняют и одну сугубо немецкую функцию - они избавляют от унаследованной вины. Примерно так: если евреи ведут себя как нацисты (а это сейчас излюбленный тезис в отношении Израиля), то преступления наших отцов и дедов на этом фоне уже перестают быть чем-то исключительным, и нечего потомкам жертв Холокоста впредь тыкать в нас пальцем".

Во внутриполитической дискуссии эти настроения пыталось использовать в 2002 году популистское крыло Свободной демократической партии (либералов). Во внешнеполитической дискуссии они пробивались под прикрытием антиамериканизма во время подготовки к иракской войне и смыкаются с "левым" антисемитизмом и антиизраильскими настроениями в Европе. Депутат Хоман, хотел он этого или не хотел, воспроизвёл, хотя и в закамуфлированном политическом контексте, нацистскую аргументацию борьбы с "мировым еврейством как ответственным за преступления большевизма".

В отличие от поколения 68-го года, непосредственно пережившего разрыв с пост-нацистской Германией и получившего, вместе с тем, ещё неплохое образование в консервативных университетах, новое поколение в плане интеллектуальной подготовки значительно уступает своим предшественникам – они ведь учились в университетах по "облегченным" революционерами 60-х гг. программам. Эта среда держится пока общими символическими ценностями, однако мнение, высказанное депутатом Хоманом в его речи 3 октября и заимствуемое из самых примитивных источников, свидетельствует о бесспорном размывании в определённых кругах общества консенсуса, достигнутого в ФРГ в политическом диапазоне между Конрадом Аденауэром и Вилли Брандтом.

Политический класс Германии в критический момент прилагает большие усилия к восстановлению статус-кво. Кризис консенсуса по еврейскому вопросу 2002-2003 года показывает, что организационной и общеполитической базы для серьёзного изменения настроений в Германии в отношении евреев пока нет. Однако и чисто административные решения – такие, как увольнение из армии бригадного генерала или исключение из парламентской фракции депутата, – не решат основной проблемы. Задача политиков – не повторять дежурные заклинания, а отвечать на реальный вызов времени. Поколения, непосредственно пережившие разрыв с преступным прошлым, уходят. У идущих им на смену, очевидно, пока нет политических инструментов для ответа на новый вызов времени.

Контекст