1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Рынок и человек

Торгуются ли немцы?

16.10.2002

Каков он, немецкий покупатель? Каковы его привычки и предпочтения? Как он относится к недавно предоставленной ему возможности торговаться с продавцами? Дело в том, что раньше торговаться было бессмысленно – законы весьма забюрократизированного немецкого государства резко ограничивали право магазинов предоставлять своим клиентам скидки. Что же изменилось после отмены многих запретов? Это решил выяснить один из ведущих немецких издательских концернов. О результатах проведённого исследования и о некоторых собственных наблюдениях рассказывает Анастасия Сорвачёва:

В Германии и в больших универмагах, и в маленьких магазинчиках иногда можно увидеть такую картину: люди приносят кассиру вещи, которые хотят приобрести, с пристрастием рассматривают их при нём, находят мельчайшее несоответствие качеству и требуют предоставить им скидку. Женщинам порой достаточно найти неверный стежок на одежде или поболтать с продавцом о новых тенденциях в мире моды и бросить невзначай фразу, что данная вещь будет не так уж актуальна в будущем сезоне. После такого разговора Вы наверняка купите вещь дешевле.

Однако торгующегося покупателя в здешних магазинах можно увидеть далеко не часто. Немецкий потребитель консервативен, он не любит, а порой просто стесняется вступать в прения с продавцом. Это доказывают и результаты исследования под названием «Типология желания», проведенного издательским домом Burda. Всего было опрошено более 20 000 жителей Германии. На основе этого весьма репрезентативного опроса и был сделан вывод: 65 процентов населения предпочитают твёрдые цены, не хотят торговаться и готовы обходиться без каких-либо скидок. Почему это так, рассказывает руководитель отдела маркетинговых исследований издательского дома Burda Манфред Нидель (Manfred Nidel):

«Многие просто боятся - не хотят показаться невежливыми, дерзкими. Многие не слишком хорошо ориентируются в подобных ситуациях.

Большинство предпочитает фиксированные цены еще и потому, что боится переплатить. Если цена четко не определена, покупатель не уверен, что предложение продавца будет наиболее выгодным. Это стоит нервов, и люди не хотят с этим связываться».

Таким образом, две трети покупателей стесняются или бояться торговаться. Они не хотят оказаться в неудобном для себя положении, поскольку не знают досконально своих прав и не так уверены в себе. Не торгуются даже малообеспеченные люди, у которых на счету буквально каждый цент. Тем не менее, Манфред Нидель не считает своих соотечественников консерваторами:

«Сама возможность торговаться в магазинах существует не так давно: она официально появилась всего 2 года назад. Именно тогда был отменён закон, резко ограничивавший право розничной торговли предоставлять скидки своим клиентам. И если уже треть жителей страны говорит, что они привыкли ко всякого рода скидкам, то это, конечно, значительный прогресс».

Эту треть граждан составляют, в большинстве своем, люди с достатком выше среднего, уверенные в себе и в своем кошельке.

«Существуют потребители, которые торгуются с превеликим удовольствием. Это, в основном, обеспеченные люди, которые, вполне возможно, просто получают удовольствие и своего рода разрядку, когда говорят: «Меня не устраивает цена, я плачу на 30 процентов меньше». В подобной ситуации человек никогда не знает, согласиться ли продавец или нет, как отреагируют другие покупатели и чем вообще всё дело кончится. Это своего рода приключение. На такой своеобразный риск идет только знающая свои права, компетентная, обеспеченная публика».

Именно у этой части населения растущей популярностью пользуются в последнее время и различные дисконтные карточки. В основном к ним питают пристрастие мужчины с доходом выше среднего. По словам Манфреда Ниделя, карточки, дающие право на скидку, объединяют людей в своего рода клуб. А мужчины охотнее женщин пользуются всякого рода пропускными системами и чаще вступают в клубы.

Исследование «Типология желания», проведенное издательским домом Burda, позволило сделать еще один вывод: жители Германии стали лучше ориентироваться в ценах, в ценовой политике предприятий розничной торговли, стали более внимательно следить за тем, что сколько стоит. Это связано, не в последнюю очередь, с общим ухудшением экономической ситуации и с введением евро в наличное обращение, которое привело к явному повышению цен. Вот что говорит по этому поводу руководитель отдела маркетинговых исследований издательского дома Burda Манфред Нидель:

«Мы спрашивали респондентов, как они оценивают общее экономическое положение в Германии на данный момент. Как и ожидалось, оценка была более негативной, чем в предыдущие годы. Но, с другой стороны, когда люди говорили про себя лично, становилось совершенно ясно, что их положение, в общем-то, осталось неизменным. Более того, часть респондентов признала, что их дела вообще-то пошли в гору. И именно они наиболее часто пользуются скидками».

Одна из задач исследования «Типология желания» состояла в том, чтобы выяснить отношение жителей страны к закону, ограничивающему время работы магазинов. Напомним, что в Германии нет ночных супермаркетов. Все предприятия розничной торговли обязаны закрываться в будние дни самое позднее в 8 часов вечера, в субботу - в 4 часа вечера, а по воскресеньям ни один универмаг, ни одна лавочка, за исключением киосков и мини-маркетов при бензоколонках, вообще не работают. Некоторое время назад вокруг этого закона велись бурные дебаты, предлагалось увеличить время работы магазинов хотя бы до 10 часов вечера. Однако результаты исследования показали, что жители Германии в большинстве своем довольны тем временем, которое государство отводит им для покупок.

Как вступление в Европейский Союз 10 новых членов отразится на малом и среднем бизнесе ФРГ?

А теперь поговорим о возможных экономических последствиях расширения ЕС. На прошлой неделе Европейская комиссия назвала те десять стран, которые уже в 2004 году могли бы вступить в Европейский Союз. Пока этот список носит рекомендательных характер, но уже в декабре, на саммите ЕС в Копенгагене, будет принято окончательное решение о том, станут ли Венгрия, Кипр, Латвия, Литва, Мальта, Польша, Словакия, Словения, Чехия и Эстония через два года членами Евросоюза. Никогда ещё в истории этой организации в её состав не принимали за один раз столько стран. Германия всегда поддерживала идею крупномасштабного расширения ЕС на восток – как из политических, так и из экономических соображений. Однако как конкретно отразится на народном хозяйстве ФРГ массовое вступление в ЕС стран Восточной Европы? Корреспондент «Немецкой волны» Йоханнес Бек (Johannes Beck) попытался выяснить, какие последствия будет или могло бы иметь расширение Европейского Союза для немецкого малого и среднего бизнеса, который является становым хребтом экономики страны. И вот к каким выводам он пришёл:

Осваивать рынки бывших социалистических стран Восточной Европы, прежде всего Польши и Чехии, являющихся непосредственными соседями Германии, представители немецкого среднего бизнеса начали ещё до крушения коммунистических режимов. Однако основной инвестиционный поток хлынул в этот регион лишь в 90-е годы. Несмотря на то, что ведущие немецкие концерны осуществили в Восточной Европе целый ряд крупных многомиллионных проектов, характер сотрудничества определяют не они, подчёркивает Ульрих Дитч (Ulrich Dietsch), исполнительный директор предпринимательской организации под названием Общество Восточной и Центральной Европы:

«По нашим оценкам, в торговом обороте Германии со странами - кандидатами на вступление в ЕС (а в первом полугодии он составил 54 с половиной миллиардов евро), - на долю немецкого малого и среднего бизнеса приходится примерно 40 миллиардов».

То есть более 70 процентов. Иными словами, от сотрудничества с восточноевропейскими странами уже сейчас выигрывают, прежде всего, не гиганты индустрии, а небольшие предприятия и фирмы. Официальное вступление в Европейский Союз сегодняшних кандидатов откроет совершенно новые перспективы перед средним бизнесом, в том числе перед немецкими строительными фирмами, уверен Вернер-Вольфганг Шпитце (Werner-Wolfgang Spitze), представитель Союза строителей города Гамбурга.

Высокая стоимость энергоносителей заставит эти страны инвестировать значительные средства в строительные проекты: новые здания необходимо будет сооружать с использованием энергосберегающих материалов и технологий, а в старых постройках придётся проводить ремонт и устанавливать соответствующее оборудование. Уже одно это даст положительный импульс отрасли. Кроме того, вступающим в Евросоюз странам придётся много чего переделывать и перестраивать, чтобы привести свои жилые и производственные здания в соответствие со стандартами ЕС в области экологии, охраны здоровья и безопасности. Это тоже может обернуться для нас крупномасштабными заказами.

Короче говоря, новым членам ЕС предстоит большой «евроремонт», и обновлять надо будет далеко не только жилой фонд: тепловые электростанции должны стать более экологичными, водоочистные сооружения – более чистыми, а, скажем, на скотобойнях необходимо улучшить гигиенические условия. Всё это может на годы вперёд обеспечить работой немецкий средний бизнес – и строительные фирмы, прекрасно знающие стандарты ЕС, и машиностроительные предприятия, которые специализируются в Германии, в частности, на выпуске энергосберегающего и экологичного оборудования. Но если представители этих отраслей предстоящее расширение ждут с оптимизмом, то другие предприниматели испытывают тревогу и даже откровенный страх перед новыми конкурентами. Ведь в ходе расширения ЕС падут, хотя и не сразу, различные барьеры, препятствующие свободной миграции рабочей силы. А уровень зарплат во многих странах Восточной Европы до сих пор значительно ниже, чем в Германии: местные рабочие зачастую получают в пять раз меньше, чем их немецкие коллеги. Это – серьёзная угроза, в частности, для транспортных компаний, считает Ханс Штапельфельд (Hans Stapelfeld), исполнительный директор гамбургской фирмы Stapelfeld:

«Уже сейчас сюда, в Гамбург, на два, три, четыре месяца приезжают на временную работу водители из восточноевропейских стран. Они не снимают жилья, а ради экономии ночуют прямо в кабинах грузовиков. Потом, когда они возвращаются к себе домой, заработанных в Германии денег надолго хватает их семьям. Однако подобные условия труда не соответствуют стандартам, к которым привыкли немецкие водители».

Что же делать предпринимателям? Без боя уступать свой рынок конкурентам, которые нанимают более дешёвую восточноевропейскую рабочую силу? Или самим увольнять дорогостоящий немецкий персонал? Это – один из возможных вариантов. Другой состоит в дальнейшем повышении квалификации немецких сотрудников, чтобы они выполняли наиболее сложные и, соответственно, высокооплачиваемые виды работ. От подобного разделения труда могли бы выиграть все. Впрочем, немецкие предприятия заинтересованы далеко не только в дешёвой рабочей силе с Востока. Многим фирмам в Германии не хватает как раз квалифицированных кадров, причём не только компьютерщиков, которых, как известно, пришлось приглашать из-за границы в рамках специальной правительственной программы. Вступление в ЕС бывших соцстран, славившихся высоким уровнем образования, может как раз решить весьма острую проблему дефицита инженерно-технических кадров на рынке труда Германии. Короче говоря, немецкий средний и малый бизнес, в отличие от профсоюзов, к перспективе свободной миграции рабочей силы после приёма в ЕС новых членов относится достаточно положительно. А Юрген Хогефостер (Jürgen Hogefoster), исполнительный директор Ремесленной палаты Гамбурга, даже считает, что эта миграция даст толчок давно назревшим реформам:

«Я надеюсь, что подобный обмен рабочей силой поможет нам взломать косные структуры нашего рынка труда. Мы в Германии остро нуждаемся в инновациях, причём во всех областях, в том числе и в области трудового законодательства. Мне кажется, что расширение Европейского Союза на восток просто заставит наше общество начать процесс активного обновления».