1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия из первых рук

Толстым лучше не болеть

26.07.2007

Сегодня мы поговорим о толстых проблемах, ох, извините за невольный и неуклюжий каламбур, о толстяках и их проблемах.

default

Ну, например, попал толстяк в больницу, а врачи не берутся его оперировать: боятся, что операционный стол такого веса не выдержит. Но сначала - другая тема. Будет ли открыт рынок труда в Германии для мигрантов из стран Восточной Европы? Ну, а музыка будет звучать из молодёжного хит-парада. Первое место на этой неделе захватила наспех сколоченная шустрым продюсером немецкая группа «Monrose». Поют три девчонки, правда, по-английски и песенка называется «Hot Summer», то есть, «Жаркое лето»:

Нужны Германии новые «гастарбайтеры» или нет? Вот об этом сейчас и разгорелся спор. Пока речь идёт, в первую очередь, о мигрантах из так называемых «новых стран» Евросоюза - Польши, Чехии, Румынии, Латвии и других стран Восточной Европы. Вообще-то в Евросоюзе каждый гражданин может свободно выбирать, в какой стране он хочет жить и работать. Но когда Евросоюз расширялся, именно немцы настояли на том, чтобы для «новых» членов ЕС был установлен переходный период до 2009-го года. Дело в том, что тогда безработица в Германии достигла рекордного уровня, и все боялись наплыва дешёвой рабочей силы с Востока. А сегодня экономика на подъёме, многие фирмы отчаянно ищут квалифицированных рабочих и специалистов. И вот уже представитель конгресса торговых и промышленных палат Германии Мартин Ванслебен требует как можно скорее открыть границы для мигрантов из Восточной Европы:

«Это необходимо для того, чтобы немецкие предприятия могли выполнять уже имеющиеся заказы и расширять производство. Тогда и здесь в Германии возникнут новые рабочие места. Это не только логика подсказывает, это и на практике подтверждает пример таких стран, как Швеция или Великобритания. Они давно открыли свои рынки труда, а мы только жалуемся и от всех отгораживаемся».

А вот немецкие профсоюзы против. Они опасаются конкуренции. Эксперт Объединения немецких профсоюзов Вильгельм Адамы приводит такие аргументы:

«У нас в стране до сих пор высокий уровень безработицы. Кроме того, иностранных рабочих нередко эксплуатируют, они соглашаются на менее благоприятные условия труда. Надо сначала у себя дома навести порядок, а потом уж думать об открытии рынка труда, но не ранее 2009-го года».

И действительно, в Германии, несмотря на промышленный рост, всё ещё насчитывается 3 миллиона 700.000 безработных. Проблема только в том, что большинство из них - люди без профессии, а зачастую даже без среднего образования. Шансов найти работу у них мало, даже при самой благоприятной конъюнктуре. Поэтому профсоюзы требуют:

«Промышленность сама виновата, она слишком мало вкладывала средств в профессиональную подготовку молодёжи. Вот этим сейчас и надо заняться. Прежде, чем открывать границы, надо добиться снижения уровня безработицы среди иностранцев, которые уже живут в Германии».

Это поёт Марк Медлок. И песенка называется «Всего можно добиться, если очень постараться». Сам Марк и может служить примером: всего-то полгода назад он работал санитаром в доме престарелых, а потом выиграл телепередачу типа российской «фабрики звёзд» и вот, пожалуйста, заливается по всем каналам. Вот такая современная Золушка. А я хочу представить Вам двух мигрантов, которые без всяких «Фабрик звёзд», только умом и старанием добились успеха в Германии:

Знакомьтесь: Анила Готтшлинг. Ей 34 года. Родом она из Албании, а сегодня живёт и работает в городке Бергиш Гладбах неподалёку от Кёльна. В Албании Анила закончила педагогический факультет. Но работать учителем физики не захотела и продолжила образование в Италии и Норвегии. А сейчас занимается лазерной техникой на фирме «Аксель», которая поставляет лабораторное и медицинское оборудование во многие страны мира. С её-то квалификацией Анила могла выбирать практически любую страну проживания. А в Германии поселилась потому, что вышла замуж за немца. Работу она нашла безо всяких проблем:

«Очень важно было то, что я работала во многих странах. Диплом я защитила в Италии, потом по приглашению работала в исследовательском центре в Норвегии. Очень важны знания иностранных языков - я свободно говорю на трёх. Ну, албанский, собственно, не котируется, а вот английский знать обязательно: наша фирма работает в основном на экспорт. Так что и опыт работы за границей мне пригодился».

Среди коллег Анилы - украинец Олександр Коцюба. Ему 32 года. Он занимается разработкой медицинского оборудования для онкологических центров. В Германии он уже 8 лет:

«Я хотел заниматься медицинской техникой. Можно было, конечно, и в Украине поступить, но мне хотелось посмотреть, как в других странах живут. Я в школе немецкий учил, поэтому и стал искать место в университете в одной из немецкоязычных стран».

В результате Олександр Коцюба закончил институт в городе Цвикау в Саксонии. Но работы там не нашел. А фирма «Аксель» тут же пригласила молодого специалиста на собеседование. Решающую роль сыграла не только его профессиональная квалификация, но и способность работать в коллективе. Дело в том, что «Аксель» - небольшая фирма, и специализируется она не на серийном производстве, а на разработке и изготовлении оборудования по индивидуальным заказам:

«Мы, украинцы, народ открытый, и это мне очень помогает налаживать контакты с коллегами и с заказчиками».

Институт изучения трудового и профессионального рынка недавно провёл исследование с целью установить, из каких регионов Германии поступает больше всего заявок на регистрацию патентов. В лидеры вышли города Штутгарт, Мюнхен и прирейнский регион. А заодно выяснилась ещё одна закономерность: чем больше иностранцев работает в научно-исследовательских центрах и конструкторских бюро, тем больше они регистрируют патентов. Вывод однозначен, считают авторы исследования: Германия должна широко открыть двери для высококвалифицированных специалистов со всего мира.

А это Fergie нам сообщает, что «Большие девочки не плачут». Ну, не плачут, так и не надо. А мы поговорим о больших проблемах больших и толстых людей. Два года тому назад Всемирная организация здравоохранения впервые установила, что во всем мире больше людей страдают от ожирения, чем от голода. Немцы занимают второе малопочётное место сразу после американцев. И это создаёт множество проблем, например, в здравоохранении:

«В 2003-ем году мне была назначена операция на перегородке носа. А когда я пришёл в больницу, меня оперировать отказались. Вы, говорят, слишком объёмный, слишком толстый, слишком тяжелый. Вас операционный стол не выдержит. Похудейте, а потом приходите».

Клаус Хайстеркамп весил тогда 190 килограммов. А стандартные операционные столы рассчитаны на вес до 150-160 килограммов. Проблема не только в операционных столах, но и в инструментах. В университетской клинике Кёльна, например, уже отреагировали на то, что толстых пациентов становится всё больше. Менджер клиники Эрвин Ломер демонстрирует специальный набор хирургических инструментов для пациентов с избыточным весом. Все они в два, а то и в три раза длиннее обычных:

«Вот зажимы, пинцеты, ножницы, Вот раневые крючки. Это очень важно, хирург должен видеть операционное поле, значит, края раны нужно развести. А попробуйте это сделать коротеньким, тонким крючком, особенно, если операция длится два или три часа: жировая ткань будет постоянно наползать».

Университетская клиника в Кёльне заказала и специальные, усиленные операционные столы. А Клаус Хайстеркамп тем временем пытается похудеть. Жизнь заставляет. С работы его уволили, как он уверен, именно из-за избыточного веса. Он тогда мог сделать не больше 100 шагов, потом приходилось садиться передыхать, хоть повсюду стул за собой носи. Но работал он телефонистом, работа сидячая, бегать не надо. А вот его начальник уверяет, что уволили Клауса за то, что он и говорить по телефону как следует не мог: из-за одышки клиенты ничего не понимали. На работу Клаус постоянно опаздывал, засыпал прямо на рабочем месте, бесконечно всё путал. Дело в том, что из-за ожирения он и ночью задыхался, поспать удавалось часа полтора, не больше. Так что, с какой стороны не посмотри, получается, что уволили его с работы действительно из-за избыточного веса. Диеты не помогали, и Клаус решился на радикальную меру: операцию желудка:

«К моменту операции я весил уже 200 килограммов. Мой радиус действия составлял 100 метров от кровати. После операции прошло два года, я похудел на 25 килограммов. Я теперь чувствую себя прекрасно. Так что я не жалею, что решился на операцию».

Клаусу Хайстеркампу перетянули желудок так, что еда из пищевода попадает в желудочек небольшого объёма. А рецепторы сигнализируют мозгу: хватит, желудок уже полон, ты наелся. Кстати, операция проходила в клинике, которая ещё не подготовилась к нуждам таких тучных клиентов. Специальный операционный стол взяли напрокат. Между тем, приспосабливаться придётся, потому что число пациентов с избыточным весом неуклонно растёт, и не только в богатых, но и в развивающихся странах, например, в Китае и в Индии. В Египте, Турции и Южноафриканской республике уже сегодня примерно треть женщин старше 30 страдают избыточным весом. Врач кёльнской университетской клиники Кристиан Шнайдер объясняет это так:

«Благосостояние в этих странах быстро растёт. И они перенимают западный стиль питания, то есть, пища становится всё более калорийной. Но одновременно быстро меняются и условия труда: всё больше людей проводят свой рабочий день за письменным столом у компьютера. Результат налицо. Формула-то совершенно простая: сколько калорий потребил, столько надо и сжечь».

«Расслабься и не напрягайся», поёт Мика. Вот на этом жизнерадостном призыве я и прощаюсь с Вами. Сегодняшнюю передачу мне помогли подготовить Моника Дитрих, Зоран Арбутине и Оли Ваккерман.

Аудио- и видеофайлы по теме