1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Техническая остановка с политическим значением...

Сегодня в студии «НВ»– известный оппозиционный казахстанский политик Амиржан Косанов.

Сегодня в студии «НВ»– известный оппозиционный казахстанский политик Амиржан Косанов. Его появление в Германии, в Бонне, где находится наша радиостанция, уже само по себе было достаточно необычным, поэтому первый мой вопрос к главе исполкома Республиканской народной партии Казахстана – о связанной с нынешней поездкой в Европу истории с получением разрешения на выезд из республики.

АК: 13 октября Медеусский районный суд вынес решение признать меня виновным якобы в неуплате налогов и приговорил к году лишения свободы условно. В связи с этим подписка о невыезде, которую я давал во время следствия и суда, отменяется, но я должен спрашивать разрешения у соответствующих структур на передвижения вне Алма-Аты. Поэтому когда поступило приглашение на конференцию ОБСЕ 6 ноября, я официально обратился в эти структуры – Министерство юстиции и МВД, они сказали, что нужно посоветоваться с Астаной и дали мне письменный отказ, написали, что я не имею права выезжать за рубеж. Причина была немножко сентиментальная для властей, там было написано, что решение принято в связи с тем, что нет возможности контролировать меня за пределами Казахстана. Есть структуры, которые контролируют любого казахстанца – это посольство, они могли прикомандировать кого-нибудь, чтобы был рядом со мной, но такое решение было принято и я написал приглашающим меня в Вену о том, что я не смогу приехать, и разослал информационное сообщение по всем международным организациям и посольствам о том, что нарушаются мои основные конституционные права. Нет такой статьи, которая запрещала бы мне априори покидать страну во время каких-то поездок. Но видимо эта публичная часть возымела действие, и буквально за несколько часов до отлета мне позвонили из этой структуры и сказали, что это письмо отменяется, получите второе письмо, Астана дает добро на эту поездку.

После Вены вы, господин Косанов, побывали в Берлине. Каковы были цели и результаты визита в столицу ФРГ?

АК: На этой неделе я был в структурах МИДа ФРГ, Бундестага, общественных организаций, исследовательских институтов в Берлине. У меня были запланированы еще встречи, но я вылетаю в Алма-Ату в связи с тем, что форсируются события вокруг Е.Бапи и я хочу быть рядом с ним во время суда.

И в МИДе, и во фракциях ведущих политических партий, которые определяют посредством политического влияния настроение исполнительной власти, нам удалось добиться некоторых основных мероприятий, которые мы приурочили к тому времени, когда в начале декабря, возвращаясь из Китая, господин Шредер сделает остановку в Астане. В МИДе нам сказали, что он пробудет меньше суток в Астане, это будет техническая остановка, но мы хотели бы этой технической остановке придать политическое содержание. Если сидит С.Дуванов за свои критические замечания в адрес президента Н.Назарбаева в тюрьме, если осуждают Е.Бапи якобы за неуплату налогов, но все понимают, что его осуждают за то, что он является главным редактором самой популярной двуязычной оппозиционной газеты – нам сказали и в исполнительной власти, и в представительной власти, что все факты, которые нами изложены, попадут на стол к канцлеру, нам обещали, что как проправительственные, так и оппозиционные фракции сделают соответствующие депутатские запросы в Бундестаге накануне визита и что мнение оппозиции будет учтено. И самый главный итог моих берлинских встреч – что Германия приходит к пониманию того, что экономическое сотрудничество должно развиваться, но Германия будет занимать жесткую и принципиальную позицию в отношении тех фактов преследования оппозиции, которые имеются в Казахстане. Нас заверили, что те документы, которые приняты Европарламентом, те документы, которые приняты ОБСЕ и Советом Европы, зиждятся также и на мнении германской стороны.

Вы понимаете, что внутренние ресурсы защиты преследуемых в самом Казахстане ничтожны. В условиях, когда прокуратура, силовые структуры, тот же суд находятся под стопроцентным контролем администрации президента, мы не можем защищаться внутри страны. Голос может не дойти через информационную блокаду, а даже если дойдет, то судья примет политически определенное решение. Поэтому внешняя составляющая защиты наших соратников, таких как С.Дуванов, Е.Бапи, Ж. Шикеев южном Казахстане, Ж. Дуспанов в Атерауской области и другие – это должно занимать особое место, и именно поэтому руководством нашей партии было принято решение, что я во время суда над Е.Бапи должен на западе говорить об этом судебном процессе.

Главный итог берлинской поездки в том, что понимание ситуации в Казахстане здесь есть, германский политический истэблишмент информирован о ситуации, начиная от Казахгейта и заканчивая конкретными фактами преследования газет, журналистов и политических деятелей. Я не могу планировать за канцлера Шредера, но люди, которые планируют его визит, заверили нас, что все эти факты будут изложены.