1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Пресса

Тень Кремля над европейской сталью

Мировая печать анализирует возможные последствия слияния компании "Северсталь" с концерном Arcelor, попытки политиков оживить проект Конституции ЕС и визит главы Римско-католической церкви Бенедикта XVI в Польшу.

default

В комментарии, озаглавленном "Тень Путина над европейской сталью", французская газета "Эко" пишет:

Неожиданное решение о присоединении концерна Arcelor к сталелитейной империи российского миллиардера не может не вызвать сомнений. Здесь неизбежен большой риск, учитывая тот факт, что положение олигарха в путинской России может резко ухудшиться. Свидетельством тому может служить пример бывшего главы концерна "ЮКОС" Михаила Ходорковского, который оказался в тюрьме и лишился своего состояния.

Кремлевский правитель обладает мощным энергетическим оружием в лице "Газпрома". Теперь Путин получил возможность взять под контроль стратегически важный продукт - сталь. Руководители Arcelor не только не потребовали от Мордашова выплаты компенсации за риск, но даже предоставили скидку, позволив завысить стоимость его компании "Северсталь".

Испанская газета "А-Бэ-Сэ" пишет о попытках европейских политиков оживить проект Конституции ЕС:

Европейская конституция не хочет умирать. Канцлер ФРГ Ангела Меркель полна решимости придать новый импульс этому проекту в период председательства Германии в Евросоюзе. В этих целях она намерена внести ряд конкретных предложений.

Значение этой инициативы трудно переоценить. Впервые после окончания Второй мировой войны Германия, кажется, действительно намерена проявить решительность и взять на себя роль лидера объединенной Европы. Германия поставила перед собой задачу, приступить к решению которой никто не осмеливался: возродить общеевропейскую идею.

Продолжая тему, французская газета "Фигаро" отмечает:

Год спустя после того, как Франция неожиданно проявила скептицизм и сказала "нет" европейской конституции, процесс интеграции застопорился. Отклонение конституции Францией и Нидерландами потрясло основы Союза, но в то же время пробудило чувство реальности: в Брюсселе поняли, что процессы интеграции и расширения союза на восток не могут развиваться сами по себе.

В Брюсселе также осознали, что руководство Евросоюза должно внимательнее прислушиваться к мнению общественности и учитывать его в ходе принятия решений. Кстати, это называется демократией.

В комментарии на ту же тему газета "Уэст Франс" высказывает такую точку зрения:

Нет сомнений в том, что и сегодня значительное число граждан стран Евросоюза скажет "нет" проекту конституции, может быть, сейчас их число даже больше, чем год назад. Обеспечить поддержку этого проекта во всех 25 странах ЕС будет крайне трудно. Некоторые хотят сохранить хотя бы основные статьи конституции, другие настаивают на подготовке нового, урезанного текста, в котором содержались бы ответы всего на два вопроса: что входит в компетенцию Евросоюза и кто и как принимает решения?

Без диагноза, поставленного общими усилиями, невозможно достижение консенсуса и дальнейшее продвижение вперед этого проекта. Если Брюссель не будет прислушиваться к мнениям и истинным чувствам народов, если не удастся сплотить волю большинства граждан, то все призывы к оживлению процесса интеграции и строительству новой Европы окажутся пустым звуком.

В завершение приведем выдержку из комментария газеты "Дейли телеграф" о визите главы Римско-католической церкви Бенедикта XVI в Польшу:

Посещение Папой Римским мемориала на месте бывшего концлагеря Освенцим увенчало долгий процесс примирения между родиной понтифика Германией и ее восточным соседом. В 1970 году Вили Брандт в качестве канцлера страны, развязавшей войну, преклонил колени перед памятником героям варшавского гетто.

Теперь же Папа Римский, бывший в свое время членом "Гитлерюгенда" и служивший непродолжительное время в вермахте, молитвой в Освенциме - самом ужасном месте, олицетворяющем собой Холокост, завершил пасторскую поездку в Польшу. И прочитал он эту молитву на немецком языке - хотя ранее в ходе поездки старался не делать этого, предпочитая говорить на польском и итальянском. Это был исторический момент, имеющий глубокое символическое значение.

Контекст