1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия

Тема пересадки человеческих органов в Германии по-прежнему табу

Около 12 000 граждан Германии ждут "свободных" сердца, почки или печени. 80 процентов немцев готовы стать донорами. Но человеческие органы, готовые к пересадке, в стране по-прежнему дефицит.

default

По официальной статистике четверо из пяти немцев готовы стать донорами. А между тем ежедневно в Германии умирают 3 человека, стоящие на очереди на получение донорских органов.

Один донор дарит жизнь трем пациентам

Этот факт практически не побуждает немцев к действию. В прошлом году было получено лишь треть необходимого количества трансплантатов. Немецкий эксперт Бурхард Топп (Burkhardt Topp)объясняет эту ситуацию так: "Я думаю, все, что касается темы жизни и смерти, в по-прежнему Германии табу. И прежде всего это касается пересадки органов".

Тот, кто затрагивает этот вопрос, по его словам, непременно задумывается и о собственной смерти. Потому эта тема в СМИ освещается однобоко - в основном появляются сообщения криминального характера о преступлениях, связанных с торговлей или незаконном изъятии органов. "Все что так или иначе имеет отношение к медицине и в то же время не носит однозначно положительного характера, лишь усугубляет проблемы, связанные с трансплантацией", - считает Топп.

Без завещания - тупик

В Германии долго шел спор о том, когда человека можно считать мертвым. В момент гибели мозга, а это сложно определить, или когда перестает работать сердце, что определить легко?

Organspendeausweis

Удостоверение, обладатель которого может стать донором после своей смерти

В законе прописано так: изъятие органов при смерти мозга может осуществиться только в том случае, если у умершего есть специальное удостоверение. Однако такой документ имеют на руках лишь немногие немцы, называется цифра "12 процентов". Существует еще другая практика, когда умерший никаких бумаг не оставляет. Тогда решение принимают ближайшие родственники.

По словам Топпа, сложность заключается в том, что в семье эта тема практически не обсуждается, и родственники часто даже не предполагают, что на этот счет думал умерший. Именно это, по его словам, приводит к тому высокому проценту отказов.

Германия с ее 15 донорами на 1 миллион жителей занимает пятое место в Европе. Самая благополучная в этом плане страна - Испания - там соотношение 35 к 1 миллиону. За ней идет Бельгия и Австрия. В этих государствах действует так называемая "презумпция согласия". Иными словами, каждый гражданин - потенциальный донор, если он не высказался против этого письменно.

Почему не хватает органов

По мнению профессора Кристофа Брёльша (Christoph Broelsch) из клиники общей и трансплантационной хирургии, о таком решении можно только мечтать. "Над этой проблемой я работаю уже тридцать лет и не отрицаю, что часто меня выводит из равновесия то, что нужно снова и снова убеждать людей в необходимости и правильности донорства внутренних органов, - говорит Брёльша. - Практического решения нет. И даже специальный закон вряд ли что-либо изменит. И все-таки я ратую за ввод презумпции согласия".

В том, что число доноров в Германии незначительно, виноваты не только законы и недостаточная разъяснительная работа, но и клиники. По данным общества трансплантологии, ежегодно в реанимациях констатируют 4000 случаев смерти мозга, но медики не сообщают и о половине из них. Для этого много причин: перегруженность в работе, недостаточные профессиональные знания врачей и сестер или нехватка персонала.

А как в России?

Organtransplantation in Jena

Пересаженная почка

В России, как и в самых развитых европейских странах, тоже существует презумпция согласия. Однако, несмотря на это, ситуация с донорством пугающая.

Данные комитета Госдумы по охране здоровья неутешительные. В 1990-х годах в стране проводилось около 500 операций по трансплантации органов в год, 350 из них – в Москве; в 2003 году их стало в два раза меньше, а в 2004 году таких операций было сделано всего около 100. Для сравнения: с 1990 года по настоящее время в России проведено около 5000 трансплантаций почки, а в США их ежегодно пересаживают более 12 000.

И дело даже не в том, что не хватает финансирования и медицинских центров. Дело в том, что трансплантологи боятся исполнять свои профессиональные обязанностями. Точка преткновения - законодательство.

Медицинские работки и правозащитники уже давно требуют исключить разночтения в двух законах, регулирующих донорство, – "О погребении и похоронном деле" и "О трансплантации органов и (или) тканей человека". В первом говорится о том, что человек должен высказаться, хочет он или не хочет после смерти стать донором. Во втором есть статья о презумпции согласия на изъятие: если при жизни погибший не "заявил о своем несогласии", он может стать донором.

К тому же ни в одном законе не прописано, в какой форме должно быть сделано это заявление. В итоге получается, что действия врачей по одному из законов можно расценить как неправомерные.

Ситуация усугубилась после скандала, разразившегося в 20-й московской больнице в апреле 2003 года. Врачи намеревались изъять почку для пересадки у пациента в тяжелом состоянии, которого они до этого пытались реанимировать. У больного трижды останавливалось сердце, и после третьего раза врачи официально констатировали смерть, начав готовиться к изъятию почек. Против медиков было начато уголовное дело по статье "Покушение на умышленное убийство". После долгих слушаний их оправдали. Однако врачам и их семьям был нанесен непоправимый моральный ущерб.

Александра Ярек, (сш)

Из архива

Контекст