1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Культура и стиль жизни

Тема, не терпящая суеты

Никогда в Германии столько не писали и не читали о проблематике ислама, как в течение прошедших 12 месяцев.

default

"Реальность в тысячекратном измерении обогнала любой вымысел".

Оценивая объём и качество публикаций, сотрудники главной экспертной инстанции в этих вопросах – Немецко-Исламского института (Deutsch-Islamisches Institut)

в городе Целле – констатировали не только многократное увеличение объёма публикаций, но и их буквально на глазах растущее качество и уровень компетентности. По словам ведущего сотрудника института Кристиана Хоффмана (Cristian Hoffman), чем более детально журналисты занимались проблематикой случившегося, тем меньше в их статьях было патетики и тем больше – здравого смысла и компетентности.

Изменение отношения к исламу

Отрадная тенденция, которая для Кристиана Хоффмана важна ещё и тем, что в последнее время окреп и финансовый фундамент института, существующего на пожертвования и добровольные взносы. «Обществу стало очевидно, что мы нужны», - говорит Хоффман, сам несколько лет назад перешедший в ислам. По его мнению, парадоксальным образом трагедия 11 сентября повлияла на общественный климат и отношение общества к исламу позитивным образом, при всём ужасе случившегося, открыв некоторые двери и возможности. Особенно это изменение сознания заметно на политическом уровне - сегодня, в отличие от того, что было во время войны в Заливе, ведущие политики говорят открытым текстом: «Мы не враги ислама и мусульман». Конечно, в глубинах сознания продолжают жить известные стереотипы, но «процесс пошёл». Люди стали гораздо более открытыми, чем прежде, и гораздо больше ориентируются не на какие-то внушённые им образы, а на реальность и факты.

Действительно, интерес к исламу переживал в этом году подлинный бум. Германия вспомнила свою традицию отношений с исламом и мусульманскими странами – традицию, восходящую к средневековью, которое было отмечено отнюдь не только войнами, но и активнейшим культурным обменом, традицию расцветшую во времена просвещения, времена Гёте.

Моцарт и ислам

Одним из символических жестов стала постановка оперы Моцарта «Похищения из Сераля», которую осуществил в Берлине один из патриархов немецкой режиссуры Джордж Табори (George Tabori).

Опера, в которой он не безосновательно видит осенённый моцартовским гением символ примирения и взаимопонимания различных культурных и религиозных традиций, шла в Берлине в течение трёх недель в храмах трёх конфессий: католической церкви, синагоге и мечети. Правда, если церковь и синагога нашлись сразу, то над поиском мечети, община которой согласилась бы предоставить свой храм для оперной постановки, пришлось попотеть.

В итоге согласие дали прихожане мечети братства мусульман-алевитов в Кройцберге, алевиты – одно из самых терпимых и открытых направлений Ислама, оно не рассматривает шариат как высший закон, женщины братства алевитов принимают участие в службе наравне с мужчинами. Как подчеркнул Табори, «если благодаря моей постановке люди узнают, что и это – тоже ислам, то мой спектакль выполнил своё предназначение».

Контакты двух религий

Кстати, именно на уровне церковных общин в этом году особенно интенсивно развивались контакты. В Германии существует более двух тысяч различных религиозных объединений мусульман.

Правда, как подчёркивает Мартин Афольдербах, референт по вопросам ислама Евангелической церкви Германии, найти среди них партнёров христианским общинам было не всегда просто, так как со многими исламскими группами и объединениями было трудно вступить в диалог, в силу того, что они не заинтересованы в контактах с окружающим миром и другими конфессиями. Причины этой закрытости различны, и чаще всего носят скорее социальный, нежели конфессиональный характер. Но существуют и исламские общины, которые сами ищут контакта, и таких вовсе немало.

Понимание необходимости такого контакта с окружающим миром появилось, и это особенно радует Мартина Аффольдербаха, на уровне «головных организаций» немецких мусульман – Исламского совета и Центрального Совета Мусульман Германии. Прежде обе инстанции едва ли грешили желанием налаживать с кем-то контакты. Некоторые из объединений почувствовали изменение общественного климата после 11 сентября. Первой реакцией некоторых было начать оправдываться, своего рода реакция самозащиты. Но постепенно пришло и понимание необходимости изменения их роли в немецком обществе как таковой.

Теракты и литература «После Освенцима невозможно писать стихи», - сказал немецкий философ и писатель Теодор Адорно (Theodor W. Adorno). А возможно ли искусство, в частности, литература после 11 сентября?

«Реальность в тысячекратном измерении обогнала любой вымысел»: такова была реакция деятелей искусства на события 11 сентября.

«Книги и фильмы должны теперь в корне измениться», - писал влиятельный немецкий литературный критик, редактор отдела культуры газеты «Франкфуртер альгемайне», Франк Ширрмахер. После 11сентября должна будет возникнуть другая литература, иной модус высказывания. Но это – процесс, длительный и мучительный

То же думает и литературный критик Лотар Мюллер, редактор отдела современной литературы газеты «Зюддойче цайтунг». Он призывает не обращать особенно большого внимания на скороспелые плоды художественных усилий – возникшие в течение первых же месяцев после трагедии фильмы, картины, романы. Ведь качество переживания сначала должно вырасти, развиться как раковина…

11 сентября – тема, не терпящая суеты.

Контекст

  • Дата 11.09.2002
  • Автор Анастасия Рахманова, НЕМЕЦКАЯ ВОЛНА
  • Напечатать Напечатать эту страницу
  • Постоянная ссылка http://p.dw.com/p/2dmV
  • Дата 11.09.2002
  • Автор Анастасия Рахманова, НЕМЕЦКАЯ ВОЛНА
  • Напечатать Напечатать эту страницу
  • Постоянная ссылка http://p.dw.com/p/2dmV