1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мосты

Театральная школа в Аахене / Фотовыставка о переселенцах

24.07.2003

Сегодняшний выпуск передачи «Мосты» мы начнем с рассказа об аахенской театральной школе, которую создали два российских педагога – профессор Андрей Мекке и его супруга Ольга Романовская. А во второй части нашей передачи мы побываем с вами на фотовыставке, посвященной жизни и проблемам переселенцев и имигрантов в Германии. Итак, начнем по-порядку. В Аахенской театральной школе побывала Надежда Баева.

В течение трех лет театральная школа в городе Аахене проводила лишь отдельные курсы по актерскому мастерству. А с февраля нынешнего года частное учебное заведение предлагает трехгодичное профессиональное образование по двум направлениям: режиссура и актерское мастерство. После вступительных экзаменов к занятиям в школе приступили восемь учеников в возрасте от 18 до 22 лет, мечтающих связать свое будущее с театром и кино.

«Меня зовут Джаннин, мне 22 года. Я хочу стать актрисой. Мне понадобилось много времени, чтобы понять, чего я хочу. Почему именно это профессия? Это так же естественно для меня, как и дышать!»

«Меня зовут Дерия, мои родители родом из Турции. Я учусь здесь на режиссера. Это классная школа, преподаватели не такие строгие. Здесь очень интересно».

Занятие по актерскому мастерству ведут два русских театральных педагога Ольга Романовская и Андрей Мекке. До переезда в Германию они преподавали в Щукинском училище при государственном театре им. Вахтангова, а заслуженный деятель Российской Федерации профессор Мекке был еще и режиссером Вахтанговсого театра.

«Это наша профессия, наша специальность, мы всю жизнь этим занимались, поэтому первое, что мы захотели сделать, приехав сюда жить в город Аахен, – мы захотели заняться своей профессией, и единственное, что нам оставалось сделать – это открыть театральную школу».

На сегодняшнем занятии ребята играют самих себя в различных жизненных ситуациях: ссоры, знакомства, переезд. Ведь «для того, чтобы ученики школы научились играть страсти, они должны сначала уметь естественно существовать на сцене, то есть играть свое собственное «я», – рассказывает Ольга Романовская.

«Мы их мучаем, конечно, основательно, атакуем их всеми предметами, и нагрузка у ребят очень большая. Ежедневно они в стенах школы – с 10 утра до 16 часов. Что они уже умеют? Первый показ мы уже сделали, это по разделу нашего образования – мы идем по вахтанговсой системе, шаг за шагом, как это уже себя во всем мире зарекомендовало, так что не только мы считаем, что Вахтанговская школа самая лучшая, а это в мире признанная школа. В каждой стране есть, безусловно, какие-то свои наполнения, своеобразия, но система Станиславского лежит в основе всех театральных школ мира. Плюс мы привносим сюда вахтанговское – яркость, разнообразность, великолепие формы и все высочайшие требования, которые мы предъявляем нашим студентам».

Кроме Ольги Романовской и профессора Мекке в школе преподают еще 11 преподавателей, которые обучают учеников сценической речи, движению на сцене, истории театра и другим дисциплинам. Гордость театральной школы – бывшая прима-балерина Мюнхенской сцены Ельфи Ханш, которая преподает танец.

Профессор Мекке ведет свои занятия ... нет, не по-немецки и не по-английски, а по-русски. Это не значит, что ученики театральной школы владеют русским языком. Коммуникацию делает возможной супруга преподавателя Ольга Романовская, которая переводит с русского на немецкий и наоборот. А в дополнение к переводу Ольга высказывает ученикам и свои пожелания и похвалы. Ребятам эта необычная форма общения, похоже, не мешает, «хотя на первых занятиях в глазах учеников все же читалось недоумение», – вспоминает Андрей Мекке.

«Вы знаете что: это данность. Во-первых, я имею возможность замечательного перевода. С другой стороны, это создает некую загадку, которая в театре так необходима. Это придает определенный шарм, мне кажется. Так что в общем это в чем-то чуть-чуть мешает, в чем-то чуть-чуть помогает. Я здесь не вижу никаких проблем, потому что в нашей жизни нам приходилось много преподавать для иностранцев во время наших поездок по разным странам, в национальных студиях, которые были у нас в училище, где мы работали с переводом. И театр в общем-то – дело интернациональное».

С начала семестра ученики театральной школы уже успели крепко подружиться друг с другом. Если на занятиях у одного из ребят что-то не получается, то остальные поддерживают и подбадривают его. Ведь всех объединяет одна общая цель – стать профессиональным актером или режиссером. Нередко после занятий они вместе проводят вечера: идут в кино или в кафе. «Мы – настоящая команда», – гордо заявляют ребята.

Месячная плата за обучение в частной театральной школе – 340 евро. Но ребят эти цены не пугают. Ученица школы Катя считает, что обучение у русских театральных педагогов ст оит этих денег.

«Плата за учебу – это, я считаю, проблема для всех нас, но после занятий многие из нас идут подрабатывать. Но зато за эти деньги мы получаем хорошее образование, не то что в других школах».

Кстати, обучающиеся здесь ученики имеют право на BaföG, то есть на получение ежемесячной стипендии- беспроцентного кредита от государства для малообеспеченных студентов, а это, в свою очередь, говорит о высоком статусе частной школы.

В Аахенской театральной школе побывала Надежда Баева, а мы отправимся с вами на фотовыставку. В фотоконкурсе под названием "Lebensarten" - "Способы жизни", который провел Фонд поддержки культурных инициатив имени Курта Кёрбера, приняли участие 13 молодых фотографов. Они представили фото-эссе на тему "Миграция и Интеграция". Екатерина Филиппова побывала на выставке в гамбургском Museum für Kunst und Gewerbe. Здесь она встретилась с Аникой Бюссемайер из Берлина и репортером Дирком Гебхардтом из Кёльна, которые выбрали героями своих фоторепортажей немцев-переселенцев.

Дирк Гебхардт уже в течение 10 лет работает над социальными фоторепортажами, героями которых становятся переселенцы или иммигранты. И это не случайно:

"В выборе темы работы для Фонда имени Курта Кёрбера решающим стало то, что мои предки, частично, родом с Украины. Мне показалось также интересным и неоднозначным то, что российские немцы, которые были чужими в Союзе, потому что они - немцы, здесь также остаются чужими, но уже потому, что их считают русскими. Получается они попали из чужбины на чужбину, и я попытался отразить в своих работах эту двойственную ситуацию. Когда я от одного знакомого узнал о городе Лар на юге Германии, где сегодня переселенцы составляют 25 процентов населения, потому что там было много пустых казарм, в которые их расселили, то сразу отправился туда. Теперь в Ларе существует три сообщества - местные немцы, иностранцы и русские. Поэтому мой фоторепортаж и называется "Третье сообщество", в котором русские, в общем, отторгнуты и живут в своем мире - русского языка, праздников, русской кухни. С другой стороны, местные жители, с которыми я разговаривал, не могут представить и понять, почему эти люди другие, не такие как они?»

Дирк провел в городе Ларе около двух недель и познакомился со многими пересленцами:

"Моя работа состояла в том, чтобы искать людей, которые приоткрыли бы мне свою семейную жизнь. Это мой принцип в работе - рассказывать о частной жизни, потому что в ней и раскрывается главное содержание и принципы. Как человек встает, одевается, как говорит. С некоторыми людьми, это были 5-6 человек, я провел несколько дней. Мне показалось, что большинство взрослых не чувствуют себя в Германии дома. В то время как младшее поколение, те, которых привезли детьми или которые здесь родились, они прекрасно говорят по-немецки и полностью интегрированы. Я праздновал вместе с ними и смеялся русским анекдотам, которые были мне непонятны, но все равно было смешно. Водку я тоже пил, но немного, потому что много я не пью."

Дирк сфотографировал Шарлотту Кайзер, которая месит тесто, и других русских бабушек в ларской церкви Мартина Лютера.

Фотограф Аника Бюссемайер избрала темой своего фото-эссе пейзажи берлинских многоэтажек и познакомилась с их обителями.

"Контакт с некоторыми переселенцами мне удалось установить через землячества. Сначала многие были очень недоверчивы, наверное потому, что публикации в немецкой прессе, посвященные переселенцам, часто очень негативны. Поэтому мне приходилось подолгу объяснять, зачем я собираюсь фотографировать. Тогда многие приглашали меня домой и мне удалось кое-что о них узнать. В общении с этими людьми я поняла, какое значение имеет для них Германия - страна мечты, в которой они хотели жить, и почему они захотели сюда приехать».

Аника познакомилась с 82-летней Эллой Хартманн, которая была депортирована с Волги в Казахстан, где 15 лет проработала в так называемой "трудармии", и одна вырастила двоих детей. Она приехала в Германию в 1996-ом году из-за дочери. "Я рада быть здесь, но для меня это чужая земля" - эти слова Эллы Хартманн, которая 70 лет прожила в России и скучает по родине, стали подписью к фотографии Аники Бюссемайер:

"Я встречалась с очень разными людьми, со школьниками, которые хорошо учатся и мечтают о хорошей профессии. Они совсем не подходят под клише, которое в Германии существует в отношении российских немцев. Многие из них очень честолюбивы. В своей работе я хотела уйти от стереотипа "криминальных русских" и мне это, кажется. удалось. Я заметила также, что переселенцы достаточно закрытые для местных жителей люди и охотно проводят время "среди своих". Поэтому я сфотографировала танцующих пенсионеров в одном из русских клубов, и моя работа называется "Ты у меня в сердце", что подчеркивает ностальгическую связь моих героев с Россией."

Прежде, чем завершить очередной выпуск передачи “Мосты”, я познакомлю вас с довольно интересной статистикой, касающейся переселенцев и иностранцев в Германии. Начнем с того, что Германия по доле иностранцев среди населения страны занимает в Европе третье место. После Бельгии и Дании: в Бельгии проживает чуть более 850 тысяч иностранцев на 10 миллионов жителей, в Дании 256 тысяч иностранцев на 5 миллионов 400 тысяч жителей, а в Германии 7 миллионов четыреста тысяч иностранцев на 82 миллиона жителей. За Германией следует Финляндия, Франция, Греция, Англия. По федеральным землям Германии статистика выглядит так. Доля иностранцев среди жителей выше всего в Гамбурге – 15 с половиной процентов, затем идет Берлин – почти 13 процентов: на три с половиной миллиона – почти 45О тысяч иностранцев, Баден Вюртемберг – 12 процентов, Северный Рейн - Вестфалия – 11 процентов, почти два миллиона иностранцев на 18 миллионов жителей. И, наконец, немного статистики, касающейся переселенцев из стран СНГ. Переселенцы, как известно, не относятся к категории иностранцев, потому что в течение полугода они получают немецкое гражданство. Так вот, в 2001 году в Германию приехало 98 тысяч 484 переселенца. Из них женщин – чуть более 51 тысячи, мужчин – чуть более 47 тысяч. Людей пенсионного возраста, согласно германского законодательства, достигших 65 лет – 6 тысяч 190 человек, а самую многочисленную группу составляют переселенцы от 25 до 45 лет – их почти 32 тысячи человек. Детей до 18 лет – почти 28 тысяч. Как видно по статистике нет так уж и много так называемых нахлебников едет в Германию, людей трудоспособных гораздо больше. Вот только беда в том, что в Германии количество безработных не уменьшается и составляет чуть более четырех миллионов. Поэтому шансов найти работу у переселенцев не так уж и много.