1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Беларусь

Творчество на Чернобыльской зоне

Те, кто волею судьбы оказался на загрязненных радиацией территориях, пытаются не только сохранить расположенные там памятники истории и архитектуры,но и жить полноценной культурной и творческой жизнью.Как им это удается?

default

ПЕСНЯ Маши Шпилевской:

Чернобыльской зоной уже много лет

Автобус красный летит.

Он едет туда, где его еще нет,

Поэтому сильно спешит…

Маше Шпилевской, сочинившей эту песню, – только 13. Для нее Чернобыль – это станция, которая находится в 70 км от родного Брагина, радиация, о которой все говорят, но никто ее не видел, и красный автобус. Именно на красных автобусах каждую весну в Брагин приезжают организаторы детских конкурсов, и Маша регулярно в них участвует, причем в этом году ее талант отметили вручением стипендии от председателя гомельского облисполкома.

О радиации Маша имеет отдаленное представление. Как и многие жители Брагина, Машины родители вынуждены заниматься огородом, держать корову, потому что иначе не проживешь. А значит, дома о радиации говорят как о покойнике: если плохого сказать нельзя, тогда лучше помалкивать. Но и в школе, по словам Маши:

„Занятий по безопасности жизнедеятельности на загрязненной радионуклидами территории при мне никогда не проводилось. Ни учителя, ни классный руководитель никогда не проводили с нами бесед на эту тему.“

Если говорить о творчестве, то Брагинский район не должен ассоциироваться только с чернобыльской бедой. Так считает бывший директор местного музея Руслан Герасимов. По его словам,

„32 археологических памятника находятся на территории зоны отчуждения Брагинского района. В чем особенность состоит? Пожалуй в том, что есть памятники очень и очень древние, относящиеся еще к бронзовому веку. Городища эпохи киевской Руси, древние селища милоградской, зарубинецкой культуры.

Руслан Герасимов, не жалея личного времени и сил, занимался изучением археологических находок в зоне. Сейчас он готовит об этом книгу, но, к сожалению, ее лейтмотивом будет звучать мысль об утрате древних памятников. Рассказывает Руслан Герасимов:

„Зона зарастает деревьями, не проводится никаких профилактических мер. И большинство памятников могут попросту в недалеком будущем исчезнуть, и мы их навсегда потеряем. Я предпринимал попытку их спасти. Мы с руководством зоны отчуждения приезжали. Я указывал на наиболее значимые памятники, чтобы там поставили охранные знаки и провели необходимые работы. Но ничего этого не сделано.

Конечно, Руслан давно бы это сделал сам, если бы в зону отчуждения был свободный доступ. Но проехать туда, а тем более вести там какие-то работы можно только по специальному разрешению. И, по мнению археолога, проблема заключается больше в непонимании местными властями значения этого культурного наследия:

“На севере Брагинского района есть памятник бронзового века. Это очень большая редкость для Беларуси. Но лесничество пустило трактора, плуги по этому могильнику. Там было около 113 курганов. Осталось только 4. С попустительства сельсовета, например, возле деревни Засоревичи, там древнейшее городище милоградской культуры, сделали коровий выгон. И археологические предметы, представляющие определенный интерес, гибнут под копытами животных. Или, например, деревня Старая Елча, там с разрешения местных властей на городище сделали огород. Уникальное городище, эпоха железного века ушло под плуг. Я пытался этот вопрос поднять и на уровне департамента по охране памятников, и в исполком местный, но от меня отмахнулись ”.

А вот Владимир, житель деревни Гдень, с околицы которой видна Чернобыльская АЭС, милости от государства ждать не стал, а занялся обустройством собственного парка. К сожалению, во время нашей поездки он болел, и мы не смогли с ним встретиться. Но уже многие наслышаны о его планах. Говорит знакомый Владимира Юрий Шпилевский:

“Деревня Гдень дважды отселялась, но она по-новому теперь заселяется. У Владимира интересный проект – садово-парковый ансамбль и озеро, он хотел зарыбить его. Он выращивает на мясо бычков, с этих денег живет сам и выписывает саженцы редких пород деревьев, кустарников ”.

А деревня Железняки Ветковского района возрождается с веры. Московские бизнесмены, братья Короткевичи, чьи родственники живут в этой деревне начали строить здесь церковь. Рассказывает начальник ветковской зоны отселения Эдуард Ковалев:

“Раньше Железняки находились в зоне отселения. 80 процентов из деревни выехало. Но 30 человек остались. Они очень довольны и рады, что нашлись два брата Короткевича, которые решили возродить эту деревню. Они, по сути, закончили восстановление церкви. Дом для батюшки построили. Криничку построили. Уже заложили фундаменты для двух домов и собираются привлечь людей сюда жить. Собираются сделать кирпичный завод, создать инфрастуктуру, чтобы люди могли жить и работать.

И тогда, как полагает Эдуард Ковалев, жители деревни Железняки запоют не хуже брагинчанки Маши Шпилевской.