1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

Татьяна Локшина: "О геноциде в кавказском конфликте говорить нет оснований"

В интервью Deutsche Welle эксперт правозащитной организации Human Rights Watch Татьяна Локшина заявила, что обе стороны конфликта вокруг Южной Осетии делают большую ошибку, бросая друг другу обвинения в геноциде.

default

Татьяна Локшина

Правозащитница, побывавшая в зоне конфликта, считает, что потери среди гражданского населения Южной Осетии не могут исчисляться тысячами.

Deutsche Welle: Какое у вас осталось ощущение от увиденного в Цхинвали?

Татьяна Локшина: Печальное, если говорить о городе и разрушении в Цхинвали. К счастью, это не Грозный, то есть это не город, который полностью сравняли с землей. Но пострадал Цхинвали очень сильно, в особенности его центральная и южная части. Очень большой ущерб нанесен жилым кварталам. И просто страшно видеть то, что может сделать современная война с нормальным живым городом всего за 3 дня боевых действий. И, конечно, люди в городе, сидевшие под обстрелом, до сих пор находятся в очень тяжелом состоянии, они до сих пор не могут забыть этот страх, и забудут его не скоро.

- По той информации, которую вы собирали там , можно судить, кто первым начал активные боевые действия ? Грузинская сторона утверждает, что они вошли в Цхинвали, так как были вынуждены отвечать на обстрел грузинских сел со стороны Южной Осетии

- Активные массированные военные действия, то есть первые массированные обстрелы на территории Южной Осетии, безусловно, осуществила Грузия. Находясь в регионе, мы проводили интервью с десятками мирных жителей, которые не успели выехать из города. Все ожидали, что вскоре что-то будет, но не подозревали, насколько быстро может разразиться кризис. И многие люди не уехали.

Мы разговаривали с людьми, которые провели несколько дней под обстрелом, и они очень точно и одинаково рассказывают о том, как незадолго до полуночи еще 7 августа начался обстрел, и как этот обстрел продолжался. Нами были задокументированы случаи применения такого оружия, как, например, "Град", которое запрещено в местах проживания гражданского населения. И применено это оружие было именно грузинской стороной. Нам об этом рассказывали свидетели, которые подробно описывали звук взрывов, который ни с чем не спутаешь. Рассказывали также, с какой именно стороны летели ракеты. Мы видели обломки ракет в городе Цхинвали, у нас есть и фотографии, и записанные интервью.

- Тбилиси заявляет о том, что разрушения в Цхинвали вызваны действиями российских военных

- Более того, я к своему величайшему удивлению увидела выступление президента Саакашвили на CNN, когда он говорил, что Россия разрушила Цхинвали.

Для того чтобы прояснить ситуацию, необходимо просто почитать доклады Human Rights Watch. Так вот Human Rights Watch не делала никаких подобных заявлений. Мы понимаем, что в тот момент, когда в городе разворачивалось непосредственное вооруженное противостояние, то какие-то разрушения могли произойти в результате действий российских вооруженных сил. Именно в рамках этого противостояния.

Но говорить о том, что большая часть разрушений произошла именно таким образом, совершенно невозможно. И те случаи, которые задокументированы нами говорят именно о неизбирательном применении силы со стороны Грузии.

- По вашей информации, применяла ли Россия кассетные бомбы и оружие, которое запрещено международными нормами?

- Наши сотрудники, которые продолжают работу на территории Грузии, с самого начала вооруженного конфликта собрали достаточно информации для того, чтобы убедительно продемонстрировать, что российской стороной применялось такое оружие, применялся "Град", применялись кассетные бомбы. На это тему Human Rights Watch сделал специальное сообщение для прессы, которое недавно вышло.

- Российская сторона говорит о том, что , по предварительной информации , в Южной Осетии погибло около 1600 мирных жителей . Насколько эти цифры объективны?

- Даже несколько теряюсь, когда называют эту цифру, потому что буквально недавно следственный комитет прокуратуры Российской Федерации наконец озвучил свои предварительные соображения о числе погибших в Южной Осетии. Безусловно, озвученная им цифра не исчерпывающая, работа следствия не закончена. Но эта цифра все-таки названа профессионалами, которые последние дни работали непосредственно в регионе, и которые так же, как и мы, опрашивали жителей, искали следы применения неизбирательного оружия.

Это была большая бригада следователей с богатым опытом, и они сказали, что по их предварительным подсчетам, речь идет о 133 погибших среди гражданских. С другой стороны то, что у членов южноосетинского ополчения нет статуса военных, это дает возможность предположить, что по крайней мере некоторые жертвы ополчения попали в эту статистику по гражданским лицам.

Цифра, которую назвали вы, по-моему, прошла через пресс-службу Южной Осетии, и ее продолжали озвучивать очень многие и официальные российские лица в том числе. Если сегодня продолжает озвучиваться подобная цифра, то остается только развести руками и удивиться подобным расхождениям во мнениях между военными и следственным комитетом прокуратуры.

- По вашим оценкам, число погибших составляет около 200 человек?

- Я говорю о том, что потери среди гражданского населения могут исчисляться десятками, но никак не тысячами и даже не сотнями. И те выводы, которые на сегодняшний день сделал следственный комитет прокуратуры Российской Федерации, совпадают и с выводами нашей организации.

- Насколько можно применять термин " геноцид " в отношении жителей Южной Осетии в этом конфликте?

- Я считаю, что обе стороны конфликта делают на данный момент огромную ошибку, бросая друг другу в лицо обвинения в геноциде, в то время, как это тяжкое международное преступление. Для того, чтобы доказать преступление геноцида, необходимо провести крайне детальное, сложное расследование. Оно не было проведено, и поэтому говорить о геноциде нет никаких оснований.

Беседовал Владимир Сергеев

Контекст